Жизнь с ВИЧ

122 статья — «Сделай тест на ВИЧ, и тебя могут арестовать»

122

Статьи Уголовного кодекса, наказывающие за передачу ВИЧ и «постановку в опасность заражения», действуют в 75 странах мира. Однако Объединенная программа ООН по ВИЧ\СПИДу сегодня совершенно четко рекомендует применять этот закон только в случае преднамеренной передачи вируса. А еще лучше — заняться профилактикой и информированием.

Но в России по этой статье по-прежнему судят и за укус полицейского, и за сексуальный контакт с презервативом. Что происходит и чем это опасно, рассказывает программный менеджер «Глобальной сети ЛЖВ» Александра Волгина.

— В прошлом году за передачу ВИЧ по ст. 122. ч.2 в России было осуждено 33 человека. Не так много, если считать эту статью вкладом в борьбу с эпидемией.

— Конечно. Подавляющее количество передачи вируса происходит, когда человек не знает о наличии у него ВИЧ. Фактически, это закон, который бьет мимо цели, если цель — остановка эпидемии. При этом все последние достижения — терапия, неопределяемая вирусная нагрузка, новые данные по передаче ВИЧ — не принимаются во внимание.

Именно поэтому приговоров за «постановку в опасность» больше, чем случаев реального инфицирования. К примеру, в России за все годы было вынесено 918 приговоров по этой статье. Из них 58% - почти 60! — это часть 1, «постановка в опасность».

Одним из отрицательных последствий применения 122-й статьи УК РФ является отказ от тестирования на ВИЧ и постановки на учет в СПИД-центр из-за страха быть подвергнутым уголовному преследованию, так как некоторые граждане, предполагая наличие у себя ВИЧ-инфекции, сознательно отказываются от тестирования, постановки на учет и лечения.

Криминализация передачи ВИЧ создает атмосферу ложного спокойствия людей за свое здоровье. Люди думают, что под страхом уголовной ответственности их партнеры предупредят, что у них ВИЧ. В реальности это происходит редко

— Почему изначально в Англии, Франции и Германии не было таких законов (там судят за «причинение вреда здоровью»), а в странах бывшего Союза — есть почти во всех?

— И в Нидерландах даже в голову не пришло специальный закон ввести. А в СССР была вполне себе такая эпидемиологическая служба с принудительным лечением того и сего. Все регламентировано. При этом советская система была очень командной, почему и появились одинаковые законы. И там было много перекладывания на больного ответственности за здоровье обеих сторон. Все эти законы реально средневековые! Только-только Союз распался. Они не соответствуют современным нормам взаимодействия государства, системы здравоохранения и пациента, и основаны на тех, старых, нормах взаимоотношений, когда был патерналистский подход, и устаревших данных о передаче ВИЧ.

— А чем объяснить, что по 122 статье осуждают половых партнеров и матерей, а наркопотребителей — никогда? Хотя, казалось бы…

— Мне кажется, тут такая история: да пусть они попереколятся, перезаражают друг друга и умрут, всем легче будет. Наркоман наркомана заразил, ну и что. А здесь — нехорошие люди заражают хороших. Конечно, наркоманы никого в этой плоскости не интересуют.

Есть же страшилка, что ходит плохой мужик с иглой и всех колет. Он хороших людей колет! Но я могу точно сказать — ни одного зарегистрированного случая «мужика с иглой» не было!

— Зато есть некий мужик, который заразил еще пять человек, потому что презервативом ему пользоваться неохота. Как быть в ситуации, когда вчера была любовь, а сегодня у тебя не что-то, а ВИЧ?

— Здесь можно применить прямую статью — «Причинение ущерба здоровью». Этот вред оценивается, он может быть умышленным или нет. И вот тут встает вопрос — инфицировал-то специально? Он хотел заразить? Постарался? А если нет: почему он никому не говорит о своем диагнозе? Вот давайте разберемся: почему он молчит?

122

На фото: Александра Волгина, программный менеджер «Глобальной сети ЛЖВ»

— Потому что боится потерять отношения.

— Да. Почувствовать себя не мужиком, а кем-то заразным. Боится, что ему откажут. Он боится стигмы и дискриминации. Но вместо того, чтобы бороться со стигмой и победить его страхи, мы усиливаем на него гнет и усиливаем страх!

— А тут тебе еще по официальным каналам говорят, что презерватив плохо защищает от ВИЧ…

— Эта российская история вообще ни в какие ворота не лезет, потому что презерватив безусловно является первостепенным средством защиты. Но самое главное — люди, принимающие лечение, ничего никому не передают. Точка! Если человек на лечении, то можно считать, что он вообще здоров. И если два человека занимаются сексом, и у одного человека есть ВИЧ (ред. неопределяемая вирусная нагрузка Н=Н), а у второго нет, это не постановка в опасность, а просто у одного есть заболевание, а у второго нет.

И вот этот мужик без презерватива. Ну, а почему он не на лечении? У него было до- и послетестовое консультирование вообще? Или он только бумажку-страшилку подписал и ушел? А он точно под перебои с лекарствами не попадал?

— Вижу в статистике несколько статей за «укус полицейского». Наверно, вот оно — умышленное…

— Да, часто эта статья идет в довесок к чему-то — человека задерживали, он укусил сотрудника полиции, и к сроку за это преступление прибавляется еще полгода за «возможную передачу»…

Вологда. Воспитанница детского дома сбежала из специализированного учреждения. Была найдена в алкогольном состоянии на одной из улиц города. При попытке убежать обвиняемая оцарапала и укусила полицейского за руку, чем «причинила представителю власти физическую боль и создала угрозу заражения ВИЧ-инфекцией». Приговором суда девушке назначено наказание в виде 1,5 лет лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года. Все это время она обязана раз в месяц являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию. В пользу потерпевшего с подростка взыскано 10 000 рублей.

Курган. Павел познакомился с мужчиной, вступил с ним в половую связь, после чего произошел конфликт, и он совершил убийство. Суд пришел к выводу, что «совокупность представленных стороной обвинения доказательств достаточна для установления причастности и вины подсудимого в заведомом поставлении убитого в опасность заражения ВИЧ-инфекцией» и убийстве. Приговор: 13 лет за убийство плюс 6 месяцев за «постановку в опасность».

— Я слышала, ты хвалила Беларусь. Чем она крута?

— У них была совсем плохая история. Если в России возбуждают дела пострадавшие, то у них это делало автоматом государство. Там Следственный Комитет приходил в СПИД-центр и говорил: «Так, список сюда». Ага, Маша встала на учет раньше, Петя позже. И у них еще маленькая девочка Оля, что мало кого волнует. Так как Маша встала на учет раньше, значит, она Петю заразила. И никто не будет ничего доказывать, я сейчас реальный случай рассказываю. Петя даже давал показания в суде, что это он гулял налево от Маши, и это не ее ВИЧ. Суд ничего не послушал, не стал делать филогенетический анализ вируса — одинаковый ли он, — и мама поехала в тюрьму. Просто по факту, что когда-то она встала на учет раньше.

122

Сейчас же в Беларуси действует поправка, что от ответственности освобождаются лица, которые поставили партнера в известность, как это есть в России. Но особо легче там не стало, поскольку 157 статья в Беларуси — она такая же, как 122 в России.

Беларусь. Дмитрий. На момент уголовного дела имел неопределяемую вирусную нагрузку. «Арестовывали с собаками и ОМОНом! — вспоминает он. — Обыск! Искали оружие, наркотики! Семь месяцев тюрьме до суда. Маму не пускали на свидания, дали перед тюрьмой на 25 минут. На суде выступило пять человек, они все сказали, что не имеют претензий. Разумеется! Вирусная неопределяемая, презерватив, я никого не заразил! Я сидел в клетке, слушал и думал: „О, ну сейчас все выяснится, и я выйду…“ Год тюрьмы. Я вышел по амнистии. Когда я вставал на учет, я подписывал бумагу, что должен сообщать о диагнозе партнеру. Если бы я знал, что все обернется реальной тюрьмой, я бы никогда не встал на учет! Я бы сам покупал терапию и уж как-нибудь сдавал анализы».

— Человек на терапии, пользуется средствами защиты, никому ничего передать не может, при этом он все равно должен кому-то сообщать свой диагноз. С какой целью? А если он этого не сделал, то будет сидеть в тюрьме. Этим примечанием про то, что надо сообщать о диагнозе, мы выводим из-под удара очень небольшую категорию людей — дискордантные пары, и то мы не полностью выводим их из разряда преступников. Вот живут два человека, у них хорошие отношения. А завтра они испортились. Да так, что второй партнер идет в полицию и говорит: «Не сообщила мне эта гадина о диагнозе!». И его бывший партнер отправился в тюрьму, потому что доказать, что он сообщил, это — твое слово против моего. Должны быть свидетели.

122

То есть, даже в дискордантной паре всегда находится один человек, который потенциально может быть по этой статье шантажирован, на него можно оказать давление, и он потенциальный преступник. А уязвимость женщин еще выше. Партнер может женщину бить, проявлять любое насилие, она решит от него уйти, а он ей скажет: «А ты забыла деточка, что есть 122 статья?!

Самарская область, Виктория. Выпускница детдома. В 15 лет узнала о ВИЧ в роддоме. Из роддома сбежала, ее поймали и вернули в детский дом. В неполные 17 лет познакомилась с мужчиной в два раза старше. Они жили вместе две недели, и Вика стала издалека заводить разговоры о «ВИЧ у подруги». Мужчина насторожился, заставил ее сдать тест на ВИЧ. Увидев диагноз, написал на нее заявление, несмотря на то, что его она его не инфицировала. Виктория была суждена по ст. 122.ч.1 на два месяца ограничения свободы. Это означает, что ей нельзя было даже выезжать к врачу в областной город. После суда сожитель ее избил и выгнал из дома.

— Почему в истории с Викой не удалось объяснить, что она никого не инфицировала?

— Судьи ничего не слушают. И так не с одной Викой. В России уровень стигмы такой, что люди, обвиняемые по 122 статье, не готовы даже принять помощь защитника, поскольку очень боятся огласки. Они идут в суд и потом сидят…

В общем, в Беларуси ситуация была настолько плохой, что вот сейчас она чуть-чуть улучшилась, и есть, что отпраздновать. Но она пока просто доросла до российского законодательства.

— А России до чего надо дорасти?

— До того, чтобы убрать статью специальную по ВИЧ. Достаточно статьи «Причинение вреда здоровью», чтобы наказать за «умышленное заражение». Потому что оно под него подпадает. И никаких специализированных статей не надо. Хотите наказывать? Пожалуйста! Там те же 3 года реального срока. Но это не будет отпугивать людей от тестирования и постановки на учет!

Сейчас же любой человек боится этой бумаги, которую надо подписать, вставая на учет. Потому что тебя потом могут шантажировать, а любые отношения интимного характера могут привести в тюрьму даже при нулевой вирусной нагрузке и использовании презерватива.

Автор: Анастасия Кузина

Материал подготовлен в рамках кампании: «Преследуй вирус, а не людей!»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.