Видео

Гей из глубинки: Полевской

Полевской
Фото: "Парни ПЛЮС"

Портал “Парни ПЛЮС” продолжает проект “Гей из глубинки” – реальные истории гомосексуалов и бисексуалов из маленьких российских городов.

В этот раз корреспондент портала “Парни ПЛЮС” Виталий Беспалов отправился в Полевской – город в часе езды от Екатеринбурга. Население Полевского – чуть более 62 тыс. человек. Начиная с 2000 года оно постепенно снижается.

Наш герой – 20-летний трансгендерный бисексуал. Он не боялся рассказывать о себе – раскрытие личности его не очень пугает. Парень не планирует оставаться жить в Полевском, но уехать сейчас не имеет никакой возможности.

Меня зовут Рома. По паспорту я все еще Лена.

Я родился в Екатеринбурге. Осознание идентичности произошло достаточно рано – уже лет в 11. Я говорил о себе в женском роде лишь с роднёй, друзьями семьи и учителями. Окончательное осознание пришло ко мне, когда начались отношения с девушкой.

В 15 лет вместе с родителями переехал в Полевской.

“Ты какая-то странная…”

Разница жизни в этих городах просто огромная. В Екатеринбурге я был совершенно спокоен, мог вести себя так как хотел. Проблем там не было и у моих ЛГБТ-знакомых. Родители моим воспитанием особо не занимались – учителям было бесполезно вызывать их на разговор. Сразу же поставили на меня крест.

В Полевском же не мог спокойно пройти по городу за руку со своей девушкой – все вокруг начинали кричать “Фу, лесбиянки!”, снимать нас на видео, сливать это в интернет.

На самом деле все началось уже с первых дней жизни в Полевском. Окружающие удивленно реагировали на то, как я выгляжу – “Ты какая-то странная… Давай мы тебя оденем во что-нибудь другое, а то ты похожа на лесбиянку! ”. Тут, конечно, много пацанок, но они выглядят совершенно иначе – одежда “гоп-стоп” стиля и при этом ядреный макияж.

В итоге все так выстроилось, что лично ко мне окружающие не лезли. Могли, конечно, снимать на видео и постить потом это с неприятными комментариями, но лично не наезжали.

После школы я пошел учиться в колледж на программиста. Там было проще – люди смотрели на меня, думали, что я какой-то странный человек, но не лезли. Но с девушками в одной раздевалки я находиться не мог – они стеснялись. Стеснялись и мальчики – в итоге приходилось ждать, когда все переоденутся и выйдут.

Студенты сами не понимали как ко мне относиться. Воспринимали или как странную девочку, похожую на парня, или как нечто среднее. Но люди были уже постарше, коллектив поменьше – было проще друг к другу привыкнуть.

Пытались заманить в бордель

Личной жизни здесь у меня нет. Даже друзей не появилось. Была одна школьная приятельница, которая нормально меня воспринимала… но она родила в 15 лет и вышла замуж.

Полноценных отношений с парнями у меня тоже не было. Были отношения на расстоянии, даже пару раз пересекались в жизни, но так ничего и не вышло.

Однажды меня пытались вовлечь в проституцию – приглашали работать как “Томбоя” – девочку, которая ведет себя как парень. Насколько я понимаю, в Полевском открылась целая сеть подпольных борделей. Ко мне несколько раз на улице подходили люди с предложениями там поработать, потом писали “ВКонтакте”. Ощущение было не очень приятное.

Большие проблемы у меня с родителями. Они не принимают ни мою ориентацию, ни гендерную идентичность. Все это перерастало в агрессию.

Несколько месяцев назад мне пришлось экстренно уехать от них – была опасность, что отец меня просто забьёт. Это был большой стресс – пришлось при помощи екатеринбургского комьюнити-центра заново учиться общаться с людьми.

Им не нравится то, что я живу не по стандартам. Им нужна дочь в кокошнике. Если бы я жил как девушка, но был бы абсолютно одиноким, их бы это устроило. Сидел бы дома без работы, занимался бы своими младшими братьями…. Их бы это устроило.

Я могу сам себя защитить

Сейчас я снова живу в Полевском. Мой уезд немного помог – родители поняли, что лучше им меня не трогать. Я уже даже договорился с психологами из комьюнити-центра о встрече с моей мамой по поводу вопросов трансгендерности. Думаю, она согласится пойти на нее. Я рассказывал ей о комиссии, которая меня ждет. Но договорились пока серьезно и долго об этом не говорить – только когда у меня уже будут деньги на нее.

Пройти комиссию я могу в Самаре, где она стоит 10-15 тыс. рублей (плюс проживание), либо в Питер или Москву, где она стоит 30 с лишнем тысяч.

Гормоны я не принимаю, только занимаюсь спортом. Без присмотра врача принимать таблетки не буду. Это довольно опасное дело.

Я могу сам защитить себя. Поэтому с кулаками ко мне не лезут. Слышал про случай, когда парня из Полевского, которого подозревали в гомосексуальнсоти, избили чуть ли не насмерть. У нас есть ребята, которые выискивают по соцсетям странным (на их взгляд) людей и вылавливают их.

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово

Из этой же рубрики

avatar
1000