Жизнь с ВИЧ

Джи Уоллас – австралийский гимнаст, олимпийский чемпион, ВИЧ-положительный

Джи Уоллас – австралийский гимнаст, олимпийский чемпион, ВИЧ-положительный

Когда я сделал каминг аут как гей, было много шумихи по поводу Олимпийских игр, плюс я был еще очень молод – мне было 24 года. Сейчас мне 35 лет, и я пережил очень драматический опыт в течение жизни, так что помимо разговора с моими родителями, все остальное для меня как с гуся вода. У меня теперь очень-очень толстая кожа, и я больше не боюсь

Джи Уоллас – австралийский гимнаст и обладатель серебряной медали по прыжкам на батуте. В начале своей карьеры он завоевал множество национальных австралийских и международных званий во всех четырех видах прыжках на батуте. В 1996 году он получил золотую медаль за прыжки на двойном мини-батуте на 19-м Чемпионате мира в Ванкувере. Джи завоевал серебряную медаль на Олимпийских играх в Сиднее в 2000 году за индивидуальные прыжки на батуте.

 

В 2002 году он публично заявил о своей гомосексуальности, а в 2005 году он стал первым австралийцем, ставшим послом Гей-игр. А в августе 2012 году он написал письмо в редакцию издания Sydney Star Observer, где он сообщил, что он ВИЧ-положительный.

Джи Уоллас

Джи был одним из акробатов труппы знаменитого цирка Cirque du Soleil в Макау, Китай. В октябре 2008 года он получил тяжелую травму при падении, и в течение 21 месяца он заново учился ходить. В августе 2010 года он стал тренером акробатов в главном цирке Cirque Du Soleil в Монреале. После того, как в 2011 году у него диагностировали ВИЧ, Джи вернулся в Австралию в 2012 году, чтобы принимать терапию и начать жизнь с чистого листа. Джи продолжает жить полноценной жизнью и мечтать о новых успехах. Ниже приводится интервью с ним для сайта PositiveLite.com.

 

********

 

Привет Джи. Большое спасибо за согласие поговорить с PositiveLite.com.

 

Я очень это ценю. Спасибо, что пригласили меня.

 

Итак, Джи, у вас диагностировали ВИЧ-инфекцию в 2011 году, и вы раскрыли свой ВИЧ-статус в августе 2012 года. Многие вас превозносили как открытого ВИЧ-положительного. Как вы переживали все эти процессы?

 

Честно говоря, я все еще в процессе понимания того, что произошло. Прошло только 12 месяцев с тех пор, как я получил диагноз, так что я каждый день делаю новый шаг вперед, и пока я получал очень неслабую поддержку. Я создал вокруг себя круг людей, которые любят меня без каких-либо условий, но многие люди не имеют такой поддержки, так что в какой-то степени я говорю о себе открыто ради них.

 

Мы рассказывали об этом ранее, но вы не сообщите новым читателям, что подтолкнуло вас на этот шаг. Вы говорили, что все началось с одной бессонной ночи, правильно?

 

Ну, я был на Олимпийских играх в Лондоне 2012 года, и мой парень недавно уехал домой. Я смотрел телевизор поздно вечером, и я не могу уснуть, и я случайно наткнулся на интервью Пирса Моргана и Грега Луганиса. Интервью очень на меня повлияло, в нем Грег был показан как человек со своими целями и эмоциями. Это не была типичная посредственная история о ВИЧ, и мне захотелось поблагодарить за это Пирса, так что я решил написать ему.

 

Остальное уже вошло в историю. Вы ведь не первый раз открываетесь, Джи. Раньше вы открыто заявили о своей гомосексуальности, в 2005 году. Почему вы это сделали?

 

После Олимпийских игр я мог вести активную социальную жизнь, меня больше не ограничивали изматывающие тренировки, и эта жизнь привела меня к открытости и к моему сообществу. Я был единственным ребенком и не говорил родителям о моей сексуальности, а тут я решился и прямо выложил им все. После этого я уже не боялся нарваться на мини-скандал или папарацци, так что после этого мой «каминг аут» начал становиться все шире. Я всегда был геем, так что это не было шоком, но я ничего не заявлял публично до Олимпийских игр, потому что я в первую очередь был спортсменом, и мне нужно было делать свою работу. Все остальное в моей жизни на тот момент стояло на втором месте. Мечтой всей моей жизни был успех на Олимпийских играх, и тогда эта мечта была близка как никогда, и ничто не могло стоять у меня на пути, включая мою сексуальность.

 

Так что, по вашим словам, каминг аут в качестве положительного был сложнее или нет?

 

Когда я сделал каминг аут как гей, было много шумихи по поводу Олимпийских игр, плюс я был еще очень молод – мне было 24 года. Сейчас мне 35 лет, и я пережил очень драматический опыт в течение жизни, так что помимо разговора с моими родителями, все остальное для меня как с гуся вода. У меня теперь очень-очень толстая кожа, и я больше не боюсь.

 

До того, как вы открылись как положительный, вам трудно было скрывать свой ВИЧ-статус от общественности?

 

Моей единственной целью было рассказать своим родителям лично. Я не мог сказать им об этом по телефону, так что мне пришлось подождать, пока я приеду в Австралию и встречусь с ними. Когда они все узнали, и я смог развеять их страхи насчет ВИЧ, я смог стать более открытым. Я не страус, который прячет голову в песок, и надеется, что проблемы рассосутся сами собой. Я хотел встретить это испытание с открытым забралом. Чем больше вы говорите о проблеме, тем лучше у вас получится справиться с ней. Для того, чтобы побороть ВИЧ, нужно открытое пространство, где его можно обсуждать.

 

Джи, теперь вы стали послом от людей, живущих с ВИЧ/СПИДом, (ЛЖВС) в кампании ENUF в Виктории, которая направлена на оказание помощи и борьбу со стигмой. Расскажите, почему вы взяли на себя эту роль.

 

Я достаточно силен, чтобы нормально реагировать на любые нападки, но про многих людей этого не скажешь, так что моя история должна дать им надежду. Люди с ВИЧ – это тоже люди. Мы дышим тем же воздухом, и нашу кожу согревает то же солнце. Мы заслуживаем того же уважения, которое оказывается всем остальным. Сейчас недостаточно кампаний по борьбе со стигмой и дискриминацией в связи с ВИЧ, так что я решил поддержать эту кампанию.

 

Вы считаете, что в 2012 году до сих пор много стигмы в отношении положительных парней, даже внутри гей-сообщества?

 

До сих пор существуют стигма и дискриминация, которые объясняются простым страхом. Очень часто, если вы чего-то боитесь, вы начинаете выступать против этого. Однако нельзя бояться людей, живущих с ВИЧ. Мы едим, дышим, поем и танцуем, как и любой другой человек.

 

Вы состоите в дискордантных отношениях (отношениях с разным ВИЧ-статусом), Джи. Как этот факт влияет на динамику ваших отношений?

 

Мои отношения основаны на правде, доверии и честности, так что мне кажется, что у меня лучшие отношения с ним, чем у большинства людей, хотя они и дискордантные. Если вы можете рассказать другому человеку о своем статусе, и он вас примет вместе с ним, то все остальные бессмысленные проблемы отходят на второй план. Мы стараемся изучать всю возможную информацию о нашей ситуации и действовать соответственно. Это чистое золото, вот что я могу сказать.

 

Что бы вы посоветовали парам в аналогичной ситуации, которые думают об отношениях с разным статусом.

 

Любите того, кого вы любите, и принимайте его целиком и полностью. Занимайтесь самообразованием, и пусть ваша любовь будет безусловной.

 

Чем вы занимаетесь сейчас?

 

После раскрытия моего статуса, я много раз чуть не плакал, когда читал письма от разных людей – истории скорби и триумфа. Некоторые истории, которые я прочитал, очень меня расстроили, мне трудно поверить, что это может происходить в 2012 году, но нам всем пора повзрослеть и относиться друг к другу лучше. В ближайшем будущем меня ждет фонд Silver Lining. Это фонд, который я создаю, чтобы помочь людям увидеть «луч света» в пасмурный период. Мне кажется очевидным, что мы должны быть добры друг к другу, и я хочу сосредоточиться именно на этом.

 

Вы говорили: «У меня до сих пор большие мечты и большие планы». Расскажете нам о них?

 

Я человек действия, так что в следующем году я собираюсь пробежать марафон в Лос-Анджелесе с Т2 – командой, которая собирает средства, чтобы покончить со СПИДом. Моя программа на Олимпийских играх продолжалась 22 секунды, так что марафонская дистанция для меня – это очень трудная цель. Я также планирую создать группу ВИЧ-положительных людей, которые занимаются трэкингом в Австралии, чтобы преодолеть трэк Кокода. И я планирую информировать о проблеме ВИЧ в мире. ВИЧ до сих пор здесь, и люди до сих пор инфицируются. В конечном итоге я двигаюсь к тому, чтобы встать вместе с 35 миллионами ВИЧ-положительных людей всего мира и сказать: «ДА, получай, ВИЧ! Ты мог выиграть много битв, но в войне победили мы!»

 

Джи, миллион спасибо, что поговорили с нами. Удачи в кампании и удачи с этими мечтами.

 

 

 

Перевод www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
wpDiscuz