Жизнь с ВИЧ

В ответе ли вы за то, что я болен ВИЧ?

30.01.2014

Я по-прежнему поражаюсь, когда захожу на сайт знакомств и в заголовках вижу приглашение на секс-вечеринку для геев с наркотиками – известный всем моим собратьям-наркоманам код PNP или Party and Play. В гей-саунах полно парней с наркотой, закупленной в промышленных масштабах; то, чем они занимаются в состоянии наркотического опьянения, создает благодатную среду для распространения ВИЧ-инфекции.

Активист борьбы с ВИЧ Аарон Лакстон рассуждает о том, как влияние друзей может изменить ситуацию к лучшему, когда человек начинает рисковать своим здоровьем и жизнью. Если бы я знал, что кто-то из моих близких друзей близок к тому, чтобы заразиться ВИЧ (или, что еще хуже, умереть), буду ли я косвенно виноват в этом, если ничего не предприму?

 

Все мы видели рекламу, которая учит нас, что нужно не давать пьяному человеку сесть за руль, и этот же самый принцип должен применяться и к другим потенциально опасным ситуациям. Мы обязаны вмешиваться, когда наши друзья ведут себя так, что это становится опасно для их здоровья и даже жизни. Если мы хотим предотвратить новые случаи заражения ВИЧ или смерти, вызванные зависимостью от таких наркотиков, как метамфетамин и героин, то должны начать честно и открыто обсуждать эти темы.

 

Совсем недавно фанаты сериала «Хор» были шокированы известием о внезапной смерти Кори Монтейта, актера, который исполнял роль милого, приятного парня Финна. Монтейт, который публично признался в том, что борется с зависимостью от наркотиков, и в начале этого года обратился в наркологическую клинику, проиграл войну с наркоманией и умер от передозировки героина в сочетании с алкоголем. В конце прошлого года мы потеряли Спенсера Кокса, известного активиста борьбы со СПИДом, который пытался победить зависимость от метамфетамина. Обе эти жизни и бесчисленное множество других служат примером и подчеркивают необходимость того, что друзья должны быть терпеливыми, понимающими и готовыми обсуждать эту проблему, а не молчать, избегая неприятных разговоров и ссор.

 

На примере своей собственной жизни могу сказать, что то, что начиналось как развлечение в клубе с друзьями, скоро превратилось во всепоглощающую зависимость, которая разрушила всю мою жизнь и привела к тому, что я заразился ВИЧ. Я вполне мог повторить судьбу Монтейта или Кокса. Когда я сидел на метамфетамине, моя жизнь заключалась в том, что я сутками зависал на сайтах знакомств в поисках очередного случайного сексуального партнера, одновременно занимаясь поисками очередной дозы. Партнеров мне всегда было мало, не говоря уже о метамфетамине. С психологической точки зрения, я опустился до состояния амфетаминового психоза, который является последствием хронического злоупотребления амфетаминов. Симптомы у этого состояния такие же, как при шизофрении: слуховые и зрительные галлюцинации, паранойя, спутанность сознания, потерянность во времени, апатия, потеря аппетита и бессонница. По сути, в разгар своей зависимости я бы очень хотел, чтобы кто-то сказал мне, какой ужасный вред я наношу самому себе.

 

К счастью, даже без помощи друзей и семьи я смог побороть свою зависимость, хотя к этому времени я уже потерял свой новый автомобиль, дом и работу. Хотя мне и было непросто, но я нашел поддержку у таких же выздоравливающих наркоманов, ведь они понимали, что я испытывал. С июня 2011 года я путешествую по ерритории Соединенных Штатов, делюсь своим опытом и как человек, живущий с ВИЧ, и как завязавший наркоман, и мне бросается в глаза одна вещь: люди все еще принимают метамфетамины.

 

Я по-прежнему поражаюсь, когда захожу на сайт знакомств и в заголовках вижу приглашение на секс-вечеринку для геев с наркотиками – известный всем моим собратьям-наркоманам код PNP или Party and Play. В гей-саунах полно парней с наркотой, закупленной в промышленных масштабах; то, чем они занимаются в состоянии наркотического опьянения, создает благодатную среду для распространения ВИЧ-инфекции. Я знаю о том, что происходит в саунах, по опыту: вероятнее всего, я являюсь постоянным клиентом вашей сауны. Я не стыжусь признать, что часто посещаю гей-сауны по всему миру, потому что независимо от своего социального положения мы все равны, когда, завернутые в полотенца, бродим по комнатам этих заведений в поисках очередного партнера для ни к чему не обязывающего секса. Реальность такова, что сауны заполнены вашими друзьями, которые незаметно пробираются туда после ночной вечеринки. Вполне возможно, вам об этом ничего не известно, потому что они боятся вашего осуждения. А кроме того, вполне возможно, что эти ваши друзья не надевают презерватив, когда занимаются сексом.

 

Стоит отметить, что сейчас много говорят о двух вещах. Самая распространенная и политически корректная мысль заключается в том, что во время всех и каждого полового акта нужно использовать презерватив. Реальность такова, что не все хотят пользоваться презервативами, а потому мы их и не используем. Одна из причин, почему никто открыто не признает, что мы не используем презервативы, заключается в том, что мы не хотим, чтобы нас стыдили или сторонились. Хотя презервативы обеспечивают надежную защиту от ВИЧ, они являются всего лишь одним из многих инструментов, которыми мы располагаем в настоящий момент. Если мы действительно хотим перестать стыдиться и начать обсуждать возможности снижения риска заражения ВИЧ, мы должны покончить со стигмой в отношении незащищенного секса.

 

Пришло время и непростых обсуждений того, как еще можно снизить риск заражения, помимо банального использования презервативов. Пора наконец проснуться и признать, что вбиванием людям, не говоря уже наркоманам, в головы одной только мысли о необходимости использования презервативов, делу не поможешь. Если ваши друзья не хотят надевать презерватив, то лучше спросите у них, слышали ли они о первичной или прединфекционной профилактике, или обсудите другие, подходящие для них, возможности снижения риска.

 

Все сводится к необходимости разговора, обсуждения проблем. Без осуждения. Без стыда. В ответе ли вы за то, что ваш друг болен ВИЧ? Только вы сами можете дать ответ на этот вопрос. В конце концов, каждый человек сам несет ответственность за свои действия, но как друзья и члены семьи разве мы не должны вмешаться, если человек ведет себя так, что явно рискует заразиться ВИЧ и даже умереть? Сколько еще нужно смертей, чтобы мы наконец начали говорить о настоящих насущных проблемах?

 

 

 

Автор: Аарон М. Лакстон
Аарон М. Лакстон является основателем и ведущим канала My HIV Journey на YouTube, а также представителем своего сообщества в группе специалистов по клиническим исследованиям СПИД AIDS Clinical Trials Group.

 

Источник:  advocate.com

www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
касим
Гость

Действительно, окружающие зачастую просто отворачиваются и делают вид, что не понимают происходящего. А правильнее было бы помочь хотя бы словом.

wpDiscuz