Жизнь с ВИЧ

Старение с ВИЧ: точка зрения активиста

Старение с ВИЧ: точка зрения активиста

Гей-активист Рон Суанда как никто другой знает, что старение наступает быстрее и действует разрушительнее на тех, кто живет с ВИЧ. Суанде 66 лет, ВИЧ у него диагностировали в 1989 году. Сейчас он принимает шесть различных препаратов, чтобы контролировать свое заболевание, а также лечить бесконечный список других жалоб – от сердечнососудистого заболевания до депрессии.

 

Он знает, что ему повезло, ведь он жив – за долгие годы большинство людей, которых он любил, умерли в результате СПИДа. «Число людей, которые умерли, до сих пор разбивает мне сердце. Многие близкие друзья здесь (в Вашингтоне), в Нью-Йорке и других уголках страны уже ушли», – говорит он.

 

И хотя разработка комбинированной антиретровирусной терапии в 1996 году превратила ВИЧ-инфекцию из смертельного приговора в хроническое заболевание, которое поддается контролю, Суанда говорит, что долгосрочные последствия жизни с вирусом (и приема препаратов для его контроля) до сих пор, по большому счету, неизвестны.

 

Доктор Энтони Фаучи, признанный эксперт в области лечения ВИЧ/СПИДа, отмечает, что «хорошие новости в том, что с антиретровирусными препаратами люди, инфицированные ВИЧ, могут рассчитывать на продолжительность жизни, близкую к нормальной».

 

С другой стороны, говорит он, врачи заметили, что многие распространенные заболевания, связанные с пожилым возрастом, «чаще встречаются у людей, которые были продолжительное время инфицированы ВИЧ».

 

Похоже, что вирус вызывает перегрузку иммунной системы, и «когда иммунная система хронически активирована, практически постоянно, и это приводит к такому нежелательному эффекту, как ускорение процесса старения», – поясняет доктор, возглавляющий Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний, который отвечает за исследования СПИДа в США.

 

На первый взгляд кажется, что Суанда – ухоженный мужчина в хорошей физической форме – является воплощением хорошего здоровья. Однако активист гей-движения, который сейчас работает с другими ВИЧ-положительными геями пожилого возраста в Вашингтоне, чувствует себя старше своих лет.

 

«К примеру, у меня появилась катаракта в 66 лет. У моей матери катаракту диагностировали в 76 лет», – говорит Суанда, волонтер Национальной ассоциации людей со СПИДом. Он также страдает от повышенного кровяного давления, начальной стадии сердечного заболевания и остеопороза, также у него диагностировали «предиабетические» симптомы.

 

Кроме того, люди, живущие с ВИЧ, часто страдают от такого заболевания как депрессия. «По моим впечатлениям, все люди с ВИЧ принимают тот или иной антидепрессант», – говорит Суанда.

 

При этом антиретровирусные препараты, от которых зависит, сможет ли Суанда и дальше контролировать свою ВИЧ-инфекцию, стоят 1800 долларов в месяц. Правда, 90% этой стоимости покрывает его медицинская страховка, но ему все равно приходится выкладывать 4700 долларов из собственного кармана каждый год.

 

И высокая стоимость десятилетий терапии выражается не только в деньгах. Суанда страдает от повышенного холестерола – известного побочного эффекта длительного приема терапии против ВИЧ.

 

«Антиретровирусные препараты вызывают повышение вашего холестерола, так что нужно принимать препараты для понижения холестерола в крови, – поясняет он, однако такие лекарства имеют свои побочные эффекты. – Я начал принимать лекарства против холестерола в довольно молодом возрасте… у этого есть побочные эффекты, например, ослабление мышц».

 

По данным Центра по контролю заболеваемости и профилактики, к 2015 году в США половина людей, живущих с ВИЧ, будут в возрасте 50 лет и старше, и каждый год растет число людей, которые инфицировались ВИЧ, уже будучи старше 50 лет.

 

«В США начали проводить больше исследований о долгосрочных последствиях приема антиретровирусных препаратов. Это хорошие новости. Плохие новости в том, что нам еще предстоит очень долгий путь, чтобы понять, что именно делают препараты с организмом», – говорит Суанда, добавляя, что препараты пока не проходили клинических испытаний среди людей старшего возраста. Он надеется, что новые исследования этих проблем облегчат старение будущим пациентам с ВИЧ.

 

Однако сам он занимается активизмом в память о тех друзьях, у которых был ВИЧ, и которым повезло гораздо меньше – у них вообще не было возможности состариться. «Они ушли, а я еще тут, и это причина, по которой я активист», – говорит он.

 

 

 

www.google.com/hostednews

Перевод www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
Alexandr
Гость

🙂 Очень хорошая статья, а гей-активисту Рону Суанду я желаю долгих лет жизни в добром здравии. 🙂

Индира
Гость

Мне кажется, этот синьор очень даже хорошо сохранился, не смотр на возраст и статус. У нас в Казахстане в 60 лет многие мужчины выглядят еще хуже. Молодец Рон Суанд. Респект Вам. Дай Бог мне тоже так же хорошо выглядить в свои 66. 8) Я уже живу с ВИЧ около 6 лет

wpDiscuz