Здоровье

Радужные «удовольствия»: «Я была всеядна – потребляла все, что могла добыть»

наркоманка
Рисунок: Эльмира Плужникова

«Парни ПЛЮС» продолжает публиковать истории жителей Москвы и Петербурга, которые потребляли или потребляют наркотики. Пять ответов на вопрос о том, почему так много представителей ЛГБТ ищут удовольствия в запрещенных препаратах.

История женщины, которой удалось победить свои зависимости, сопровождавшие ее долгие годы.

Надежда, 38 лет: «Я была всеядна – потребляла все, что могла добыть»

 

Мне было лет 14 или 15, когда я попробовала марихуану. Все ребята ее курили, и никто не считал это наркотиком. Я не думала о том, вредно или нет – родилась и выросла в Киргизии, где это все было очень распространено и в порядке вещей. Позже я переехала в Краснодар, где «легкие наркотики» и алкоголь тоже были повсюду. Считалось, что если ты в 13 лет не пробовал водку, то ты лох.

 

Мне было лет 19, я тусовалась в лесбийской компании. Девочки, которые были там, начали употреблять внутривенно так называемый «джеф» – быстрый наркотик. Покупали его у барыг или в аптеках. После этого стало мало. Лично я перешла на «винт». При этом все это всегда сопровождал алкоголь в немереных количествах. Я была всеядной – употребляла все, что могла добыть.

 

Мне кажется, что я начала потреблять наркотики и алкоголь, потому что тяжело было общаться с людьми. Мне казалось, что единственный способ заговорить, начать общаться или дружить – это находится в измененном состоянии. Была потребность в общении, в любви. Думаю, это происходит со многими гомосексуалами, когда из-за их ориентации обрывается связь с семьей. У меня такая история.

 

Я довольно рано стал мамой – мне было 17 лет, когда я родила сына. Сама еще не понимала, что являюсь лесбиянкой. Просто было принято гулять с мальчиками. Через пару лет я это осознала – рассказала семье. Как итог – лишение меня материнских прав и всяческое игнорирование. Особенно со стороны моей мамы. Отсутствие любви и спровоцировало поиск чего-то приятного – в моем случае этим «приятным» стали наркотики». Я не думала, что это может меня убить, мне казалось, что я бессмертна. Хотя были и депрессии, попытки суицида.

 

Хотя я бы не сказала, что в лесби-тусовках большой процент наркоманок. Проблема в другом – очень многие страдают от алкоголизма. Вот этого действительно очень много. Напиваются на вечеринках, в клубах… это очень противно, обычно не выдерживаю смотреть на такое.

 

Года через четыре постоянного потребления внутривенных наркотиков однажды утром я поняла, что все – умираю. Это был предпоследний разу потребления внутривенного. Мой приятель помог мне в этом – запер меня в квартире на несколько дней, оставив лишь несколько «Дошираков», чайник и баклажки с водой. Я могла лишь «перекумариться» или же спрыгнуть с 4го этажа.

 

Я прошла этот этап и после этого перестала ощущать себя наркоманкой, хотя продолжила пить и иногда курить траву. Я была взрослым человеком – 29 лет, жила в Москве. Так получилось, что именно в Москве я познакомилась с порошкообразными наркотиками всех видов.

 

Самые страшные последствия употребления быстрых наркотиков отразились на нервной системе, мозге психической деятельности, памяти, способности рационально мыслить. Я видела как это происходит с моими друзьями – они становились психами и неврастениками с какими-то навязчивыми идеями, а порой и почти шизофреническим поведением. Страдала и внешность. Но мне казалось, что все мои соупотребители превращаются в каких-то бомжей, а я нет, я  красотка и не наркоманка. Вообще считала их наркоманами, а себя нет. Но в определенный момент поняла, что это коснулось и меня. Я увидела, что перестала быть похожей на человека. Увидела и поняла – я наркоманка и от этого умру.

 

Мне было 35 лет. Тогда в моей жизни появилась женщина, которую я теперь зову своей сестрой. Она наркоманка,  которая уже 16,5 лет находится «в чистоте», а раньше употребляла героин. Она рассказала мне о группе самопомощи. Сперва я скептически к этому отнеслась, подумала, что какая-то секта. Да и я, работая в творческой сфере, считала себя богемной, частью той среды, где многие употребляют различные модные наркотики. Хотя и понимала, что спиваюсь и снюхиваюсь – не сплю неделю, не ем неделю.

 

День мой тогда начинался так – просыпалась после непонятного прерывистого сна, раскатывала пару дорог, употребляла, чистила зубы, пила кофе и ехала на работу. Там догонялась. После работы покупала алкоголь – приезжала домой, выпивала стакан коньяка или вискаря, чтобы заснуть. Утром все начиналась снова.

 

Так я жила несколько лет. Начали портиться зубы, волосы… Много курила сигареты – по три пачки в день.

 

Были люди, которых я привела в этот «радужный» мир наркомании. Один из таких людей – мой коллега, которому я дала впервые попробовать порошковые наркотики. Он до сих пор употребляет. Сердце болит за него, очень хочу, чтобы он исправился. Но пока он не дошел до своего дна, продолжает употреблять и пить. Но радует, что он знает, куда пойти в случае чего, он в курсе, что я хожу в группу самопомощи.

 

У наркоманов туннельное мышление, мы считаем, что мир крутится вокруг нас. Мы не пойдем работать на автомойку – нам сразу на место директора надо. Я также считала, что мне все должны – я ведь такая классная, почему же меня все игнорируют? Меня обидело, когда еще во время внутривенного потребления меня не взяли на работу в салон связи, а вместо меня там оказалась какая-то неопрятная девочка из деревни. Я так расстроилась. Это сейчас я понимаю, что пришла на собеседование с какого-то похмелья и любой нормальный работодатель не захотел бы взять такую на работу.

 

И я не думаю, что человек сам может избавиться от наркозависимости. Есть масса разных организаций – религиозных, нерелигиозных. Есть бесплатные и очень эффективные. Есть сообщества, где только наркоманы, которые сами столкнулись с этим и знают, как тебе помочь. Можно встретить и много других интересных способов. Есть даже специальная антинаркоманская йога. Кому-то это может помочь.

 

Сейчас я уже больше двух лет не употребляю наркотики и алкоголь. Понемногу налаживаются отношения с семьей, я стала общаться с мамой. С сыном сложнее – он уже совсем взрослый, но в нем живет обида за то, что я никак не участвовала в его жизни. Надеюсь, пройдет время, и он меня простит.

Часть 1. Радужные «удовольствия»: наркотики неотъемлемая часть жизни столичного гея

Часть 2. «Сейчас все больше людей в клубах на чем-то торчит»

Материал подготовил Виталий Беспалов, Рисунок: Эльмира Плужникова

ПРОЕКТ «ПАРНИ ПЛЮС» ВЫСТУПАЕТ ПРОТИВ УПОТРЕБЛЕНИЯ НАРКОТИКОВ  И ПРЕДУПРЕЖДАЕТ ЧИТАТЕЛЕЙ ОБ ИХ ОПАСНОСТИ!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
wpDiscuz