Колонка редактора

“Закидывай в автобус этого пидарюгу”: как я провёл 1 мая

1 мая петербург

Прошло уже более суток с того момента, как я глубокой ночью вышел из здания петербургского районного суда, где меня признали виновным за участие в “несанкционированном митинге” на Невском проспекте. Самое время подробно рассказать о том, как это было.

Вместо предисловия

Меня зовут Виталий Беспалов, почти 10 лет я работаю журналистом. За это время побывал на очень многие пикетах, митингах, шествиях. Они были согласованными, спонтанными, с задержаниями и без, но почти всегда я был на них не как участник, а как корреспондент с диктофоном и фотоаппаратом наперевес. В этом есть плюс: по закону тебя не могут задержать, ведь ты на работе. Но есть и большое ограничение: никаких плакатов и кричалок, иначе ты уже не журналист, а активист.

В этом году я впервые за многие годы решил поучаствовать в “согласованном массовом мероприятии” как активист, а не журналист. Отчасти из спортивного интереса, отчасти из-за того, что захотелось наконец-то высказаться, а не фиксировать высказывания других. Причин много, но последствия одни: 1 мая 2019 года я не забуду никогда.

Первомайский фейс-контроль

“Куда пошёл, разворачивай плакат!”, – напористо и с интонацией уголовника-рецидивиста приказывал мне какой-то странный мужчина в штатском, который представился сотрудником уголовного розыска. Я и мой друг журналист стояли возле рамок досмотра неподалёку от пересечения Лиговского проспекта с Невским: впервые за всю историю Северной столицы перед первомайским шествием устроили тщательную проверку. Но разворачивать свёрнутый в трубочку плакат я отказывался: “Почему я должен вам что-то показывать? Дайте мне пройти – если на моём плакате что-то запрещенное, то меня задержат, когда я его раскрою”.

Препирательства длились минут 10. Мужчина угрожал моему приятелю, что разобьёт его камеру, если он будет его снимать, твердил что-то про “антиправительственные лозунги”. К нам уже подошли несколько журналистов других изданий и пытались понять, что происходит, почему нас не пускают. Полицейским, которые стояли неподалеку, всё это надоело, и они вернулись к проверке других участников шествия. В итоге наскучила эта перепалка и “сотруднику угрозыска” – мы двинулись дальше.

Но не все пункты досмотра были одинаковыми. Так, у аналогичных рамок неподалёку от БКЗ “Октябрьский” скопилась толпа ЛГБТ-активистов, которых не пускали с радужными флагами и абсолютно любыми плакатами. Неважно о чём они – о жертвах Чечни, о солидарности трансгендерных людей или содержали призывы не бояться гомофобии – полицейские браковали любые. Не помог и депутат петербургского Заксобрания Борис Вишневский, который возглавлял колонну “Яблока”, куда и хотели попасть ЛГБТ-активисты: фейс-контроль петербургской полиции был суров и беспощаден.

Я же понуро развернул свой плакат и пошёл выстраиваться в колонну “Яблока” в гордом одиночестве. Впрочем, скоро начали подходить и те ЛГБТ-активисты, которые смогли пройти окольными путями (через другие посты контроля).

1 мая петербург

Многие раскритиковали мой плакат за то, что по закону никакого запрета ЛГБТ и атеизма нет. Согласен, но речь идёт не о формулировках закона, а о его последствиях. Также важны и даты: если в 2012 году запрет коснулся 5-7% россиян, то с каждым годом людей, которых коснулись ограничения, становилось всё больше и больше. Может быть, потому, что в своё время большинство промолчало?

“Вот этих двух забери!”

Колонна “Яблока” двинулась с получасовым опозданием. К этому времени те ЛГБТ-активисты и сочувствующие, что предпочли пойти не с “яблочниками”, а с феминистками и анархистами, уже давно маршировали по Невскому. Забегая вперёд скажу, что никакого из них не задержали – все смогли домаршировать до Исаакиевского собора. Получились очень классные фотографии, которые уже успели облететь весь интернет.

Фото: Давид Френкель

Большая демократическая колонна, в составе которой шли “яблочники” и ЛГБТ-люди, должна была выйти на Невский, повернуть на Литейный и дошагать до площади Ленина. Сомнений в том, что мы дойдем до площади, лично у меня не возникало. Тогда я ещё не знал, что пути к ней  были заранее перекрыты, а идущих впереди сторонников Алексея Навального и других демократических активистов уже начали очень грубо винтить. Мы просто время от времени останавливались, так как впереди идущие топтались на месте.

Со стороны наша колонна выглядела очень необычно: флаги “Яблока”, радужные флаги и транс-флаги были примерно в равных пропорциях. Никаких гомофобных выкриков с тротуара, никакого Виталика Милонова с Тимуром Булатовым. Всё шло вполне штатно, хоть и с перерывами в движении.

Примерно около часа дня перед нами вдруг возникло большое количество людей в шлемах, которые стали образовывать что-то вроде хоровода и теснить всех нас к тротуару. Я не очень понимал, что происходит, но, как и все, поддался натиску силовиков – другого варианта не было.

Во время натиска ко мне в плечо вцепился Арсений Глазков – 18-летний парень, с которым мы познакомились за неделю до этого на встрече активистов перед Первомаем. Он до последнего не знал, пойдёт ли на демонстрацию, пришёл на неё без плаката: я вручил ему маленький радужный флажок, а один из активистов – большой флаг партии “Яблоко”.

Так мы и оказались на тротуаре: я с плакатом в руках, а Арсений с двумя флагами. Простояли мы буквально минуту. “Бери этих двух”, – услышал я вдруг, а через мгновения меня уже тащили прямо к автобусу: он успел подъехать на уже пустой Невский.

“Что за фигня?!”, – крикнул я, пытаясь подбирать слова и не орать матом.

Читайте также:   «Россия, тестируйся!»

“Молчи, пидарюга… Кидай его в автобус!”, – услышал я от одного “космонавта”, а через секунду уже лежал внутри с плакатом в руке. Рядом со мной был и Арсений, которого тоже закинули в автобус. Радужный флажок он выронил, и в его руках был только большой белый флаг “Яблока”.

Наше задержание с 3:51

“А зачем тебе адвокат?”

Уже почти два часа. Мы с Арсением минут 45 сидим в обычном городском автобусе, где кроме нас много полицейских. Чтобы не омрачать весенний праздник автозаками, многих задержанных доставляли в отделения судов в автобусах – со стороны не было понятно, что везут не простых пассажиров.

“Сколько вы задержали? Четверых? Ну у нас двое. Всё, шесть – нормально будет! Сейчас мы своих к вашим загрузим и повезем в отдел”, – переговаривался по рации (или как там называются эти средства связи?) один из полицейских. Так и произошло: меня с Арсением вывели из автобуса и пересадили в другой. “А можно я орудие преступления заберу с собой?”, – спросил я одного из сотрудников полиции, указывая на мой плакат. “Да, точно, забирай”.

В новом автобусе сидели четверо грустных мужчин: сторонники Навального и участники “Бессрочного протеста”. Они тут были уже несколько часов, задержали их ещё на подходе к колоннам. Причина – растяжки и плакаты про Путина. Всех нас везли в 52 отдел полиции, который находится в другом районе Петербурга.

Телефон у меня взрывался. Звонили и писали из портала ОВД-инфо, от Группы помощи задержанным, коллеги-журналисты из городских СМИ. Поддержка была очень большая. В итоге воду нам передали ещё когда мы сидели в автобусе у отделения полиции, а чуть позже и еду. Огромное всем спасибо!

Всё, что происходило в отделении, можно описать одним словом – суматоха. Создавалось ощущение, что сотрудники полиции, которым пришлось работать в выходной день, сами не понимали что с нами делать. Нас постоянно по одному вызывали в разные кабинеты, по восемь раз разные люди спрашивали наши фамилии и места прописки, никто не мог объяснить, к кому обращаться для допуска адвоката, которая уже приехала в отделение и находилась на первом этаже.

1 мая петербург

Картины на стене в отделении полиции

Раньше я думал, что “добрый/злой полицейский” это киношный трюк. Оказалось, что нет. Одна из сотрудниц полиции чуть ли не по голове меня гладила и разговаривала максимально вежливо и тактично, другой полицейский матюкался и злился, третий пытался заболтать меня, доказать, что никакого адвоката мне не положено по закону, и нужно просто подписать какую-то бумагу. Сотрудник “Центра Э” и вовсе доказывал мне, что все проблемы оттого что я в армии не служил.

Протокол задержания я получил лишь спустя 3,5 часа нахождения в отделении (по закону меня могли там удерживать не более трёх часов). Составляли его и показывали мне без доступа адвоката. Судите сами, что там понаписали.

Абсолютно аналогичные протоколы получили и многие другие задержанные в совершенно иных колонна. Судя по всему, текст был заготовлен заранее.

Кстати, никто из полицейских не оскорблял нас в лицо. Но из коридора я постоянно слышал “этот пидарас не подписал ничего, вызови другого пидора”, “оба пидораса ничего не подписали” и т.д.

Адвоката Ксению Михайлову (спасибо “Выходу” за то, что предоставили нам её) пустили к нам уже после выдачи протоколов. Стало понятно, что скоро мы поедем в суд, который намерены провести сразу же в этот день. На часах было уже 20:00.

Но полицейские не спешили выпускать нас из отделения: “Вы должны сфотографироваться и оставить отпечатки пальцев”.  И не важно, что по закону мы имеем права отказаться. В итоге фотографировали нас в прямом смысле силой. Уверен, что если бы не присутствие адвоката в здании, отпечатки пальцев с нас все-таки взяли бы – силой. Но нет, обошлось без рукоприкладств.

“Да мне все равно, что вы кричали”

Именно так судья красногвардейского районного суда Андрей Мальцев ответил на моё возражение после допроса свидетелей. Оба из них были полицейскими, которые, якобы, видели, как я скандировал “ПУТИН ВОР!” (капсом это написано в протоколе). Правда они путались в показаниях, где я в тот момент находился и кто был рядом, а оба их рассказа противоречили видео, на котором запечатлено моё задержание. Было очевидно, что они говорили заученный текст, а когда второй из них стал ну совсем спотыкаться, судья Андрей Мальцев объявил перерыв и вызвал к себе начальника полицейских на разговор.

Да, Андрей Мальцев, видимо, очень хотел домой и спать. Ни одного свидетеля с моей стороны он не допустил, мои показания он прервал на полуслове, хамил и вообще вел себя совершенно неподобающим образом. Арсения, которого судил после меня, он и вовсе принялся учить жизни и объяснять ему, что тот ничего ещё не знает о жизни и честных выборах.

Итог двух заседаний: 12 000 рублей штрафа мне и 10 000 рублей штрафа Арсению. Правосудием, как говорится, здесь и не пахло.

Gepostet von Vasily Romanov am Mittwoch, 1. Mai 2019

После 11 часов с момента задержания я выглядел во так.

Вместо эпилога

Когда мы в час ночи спускались по лестнице из зала суда, внизу нас встречали знакомые и незнакомые активисты, которые более трёх часов ждали нас внизу. Они снимали нас на видео, смеялись и обнимали нас. Было очень неожиданно и приятно.

Возможно, этот момент мог бы стать неким подобием хэппи-энда моего рассказа. Но впереди ещё подача апелляции, новые судебные заседания и множество всего другого. Россия, Петербург, 2019 год.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.