Дискриминация

Зэки на продажу. Часть вторая (18+)

Иллюстрация: Мария Святых

Кто и как продает гей-порно с заключенными в социальных сетях (первую часть можно прочитать здесь).

«Блатные загнали и сфоткали». Кто становится жертвой лагерной порно-индустрии?

И. отбывал наказание в колонии около пяти лет в статусе обиженного, был открытым геем, из-за этого попал в самую низшую касту. Он рассказал, как стал героем фотографий интимного характера и даже поделился унизительными и откровенными снимками, сделанными в зоне.

Наш герой побоялся рассказывать, кто делал фотографии и как они попали в Интернет. Снимки можно было увидеть не только в личных сообщениях - интимные фото И. быстро разошлись в специализированных группах об МЛС. Некоторые из них можно было увидеть, только оплатив доступ к группе, где эти снимки выложили. Одну из фотографий даже забрендировали, перекрыв надписью с адресом группы, где можно увидеть эту фотографию и подобный контент.


—  А это где?

— Здесь, на зоне. Меня тут петухи блатные загнали и фоткали

— А потом фотки куда?

— Вывешивали

— А кто тебя фоткал?

— Не помню кто… Это тоже я

Блин в группах пишут, мне *** (Имя) сказал записать и сфоткаться, я ему написал и пошло по группам (Меня тоже не пускают в группу.

Доступ к группе «# ПЕТУХИ # ЗОНА # СИЗО # ТЮРЬМА # РЕАЛ ФОТО И ВИ» стоит 150 рублей в месяц и 400 разовое посещение. Пока желающих платить немного — 7 пользователей. Возможно, частично контент в этом сообществе действительно сделан в местах принудительного содержания, но проверить это мы так и не смогли — не получив деньги сразу, администратор заблокировал личные сообщения и пообещал забанить в группе.

зэки на продажу

зэки на продажу

Всего мы нашли 12 личных аккаунтов и сообществ, через которые распространяют тюремный порно контент. Мы вручную посчитали стоимость, охват и количество предположительно тюремного контента (объявления о покупке и продаже, видео, фото). В одной из групп 27 роликов, предположительно все они сделаны в МЛС (места лишения свободы), посмотреть их можно без всякой оплаты. Не исключено, что эти ролики перезаливают и продают.

Выводы сделаны на основании просмотра вручную. Команда проекта «Женщина. Тюрьма. Общество» планирует сделать анализ данных групп с использованием машинного обучения. С этим проектом мы стали победителями Хакатона машинного обучения для гражданских проектов, собраны образцы документов, собраны тексты объявлений и источники для поиска.

Таблица с перечнем пабликов, ценами и количеством подписчиков по ссылке.

«Узаконенные и проданные пытки» — что говорят эксперты

Алексей Сергеев, координатор «Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие»:

«Есть вредный укоренившийся миф, что если человек гей или бисексуал, то он, якобы, хочет секса со всеми мужчинами. А ведь это далеко не так. Как и у гетеросексуальных людей, у ЛГБТ есть избирательность. Далеко не каждый партнёр вызывает романтические чувства, симпатию и сексуальное влечение.

Но „на зоне“, если ты находишься на дне тюремной иерархии, в категории „обиженных“ (куда, как правило, автоматически попадают открытые геи, бисексуалы, трансгендерные люди), то у тебя практически нет выбора. Принуждение к сексу — здесь не уголовное преступление, а обычное дело, каждодневная реальность. Мы видим в тюремных порнороликах, что человек в принимающей роли — почти всегда воспринимается как объект, а не как субъект отношений.

Достаточно посмотреть на названия роликов на скриншотах: „Рабочее очко“, „Дырявый рот“, „Кавказский петух“, „Вафлёр“, „Петух Федя обслуживает“, „Е#@ петуха в душевой“, „Рабочий петушок“, „Долбит петуха“, „Петушатня на складе“, „Отымел петуха прямо на шконке“. Это уже как бы и не человек, а либо принимающий орган „очко“, „рот“, либо нечто презренное: „петух“, „вафлёр“ и т. д., в лучшем случае „обслуживающий персонал“. Понятно становится, почему ни на одном видел мы не видим, чтобы у человека спрашивали согласие на съемку и выкладывание откровенных материалов в Интернет.

Мы видим, что иногда сами „обиженные“ усваивают этот статус-кво, здесь можно говорить о своего рода „стокгольмском синдроме“. Например, „Я шлюха пидр и мне это нравится“ — название одного из фотоальбомов в группе „Тюремные петухи“.

Помимо сугубо сексуального аспекта, бросаются в глаза отношения власти — подчинения, самоутверждения активного партнёра за счёт унижения пассивного. Если выйти за рамки тюремной системы, то можно заметить, что этот дискурс нередко используется в российской жизни. „Нагнём Америку“, „пусть сосут“, „можем повторить“ (картинка, где человечек с головой в виде звезды занимается анальным сексом с человечком с головой в виде свастики) и др. Понятно, что это отношение во многом переносится и на ЛГБТ-людей, порождая агрессию в их адрес, а то и преступления ненависти».

Леонид Агафонов, тюремный эксперт, автор проекта «Женщина. Тюрьма. Общество»:

«Мы говорили об этом и в других расследованиях, весь комплекс проблем, нарушений прав человека связан с особенностями российской уголовно-исполнительной системы, которые достались в наследство от ГУЛАГа.

Поэтому можно предполагать, такие ролики могут появиться в любой стране, которая раньше находилась в составе Советского Союза, кроме стран Балтии — там уже давно другая система. В европейских странах тюремное население значительно меньше, совершенно другой подход, другое количество учреждений и сотрудников.

Если заключенный занимается сексом не добровольно, это не просто нарушение прав человека, а преступление, которое должно быть расследовано, виновные должны понести наказание.

Обиженного принуждают к сексу и участию в порно-видео, потом выкладывают и продают этот контент за деньги. Если речь идет о систематическом сексуальном насилии, то это пытки, зафиксированные и проданные, за которые продавцы этого контента получают деньги. Причем продают этот контент не обязательно те, кто снимал - они могут поделиться этими кадрами, чтобы похвастаться, показать свое привилегированное положение в зоне.

Что делать? Уголовно-исполнительная система сама по себе меняться не будет, она устраивает всех: прокуратуру, полицию, судебную систему, следственный комитет, ФСИН, всех, даже самих заключенных. В этой системе есть обиженные, которых можно использовать на самой грязной работе, насиловать, снимать…

Команда проекта „Женщина. Тюрьма. Общество“ уверена, данная проблема не является специфической для ЛГБТ-персон в тюрьмах. Однако мужчины, которые встречались с партнерами своего пола на воле, вынуждены „сухариться“ (скрывать эти связи) в местах принудительного содержания. В случае раскрытия гомосексуальной или бисексуальной ориентации они находятся в более уязвимом положении, чем другие заключенные. Вероятность, что ЛГБТ-персоны попадут в касту „обиженных“ в случае раскрытия их принадлежности к сообществу, практически стопроцентная.

Мы уже говорили, что попадание в касту обиженных — это удобный метод запугивания. Человек только при угрозе попадания в так называемый „петушатник“ (камеры, где содержатся заключенные с пониженным социальным статусом, „обиженные“) может дать признательные показания.

О проблеме положения ЛГБТ-персон и обиженных в исполнительной системе вообще мало говорят. Вот и тема вовлечения этой группы заключенных в порно-индустрию, кажется, лежит на поверхности, но никому это не интересно, никто не хочет говорить об этом. Очень важно признать проблему, а не отворачиваться. Тогда, может быть, ситуация сдвинется с мертвой точки.

Люди должны понимать, что человек изолирован от общества и это уже наказание, он не должен подвергаться дополнительному наказанию: нельзя бить, насиловать убивать калечить, отказывать в медицинской помощи. И, тем более, нельзя использовать механизм кастовой системы как инструмент давления на людей для продвижения по службе, повышения раскрываемости и т. д. Это огромное количество показателей, за каждым из которых стоит человек, который подвергается насилию или угрозе насилия».

Если вы хотите помочь нашей команде в борьбе с насилием, принуждением и дискриминацией в полиции, изоляторах, колониях — распространяйте этот материал и присылайте донаты".

Авторы

Леонид Агафонов, Наталия Донскова

Команда

дизайн, экспертиза текста, оформление: Алексей Сергеев, иллюстрация: Мария Святых, поддержка в социальных сетях: Наталия Сивохина, экспертиза: Алексей Сергеев, Лидия Симакова

Партнеры

Норвежский Хельсинкский комитет, «7×7 — Горизонтальная Россия», Российская ЛГБТ-сеть, Правозащитная сеть «Так-так-так», «Теплица социальных технологий», портал «Парни ПЛЮС», Front Line Defenders, Эрнест Мезак («Общественный вердикт»), Пражский гражданский центр, Альянс гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие, «Общественный вердикт», «Шелтер Сити Тбилиси»

Благодарим

Татьяну Дорутину, Татьяну Винниченко; сотрудников программы «Шелтер Сити Тбилиси» Сали Мезурнишвили, Свитлану Валько

Помочь проекту можно здесь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.