Дискриминация

Почему российские власти не борются с гомофобными речами ненависти?

Уголовный кодекс

Для некоторых это будет сюрпризом, но речи ненависти в России запрещены законодательно.

Уголовный кодекс РФ вводит наказание в виде штрафа или тюремного заключения за «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе».

Это цитата из статьи 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Пожалуй, из всех действующих законодательных норм России эта статья является едва ли не единственной, с помощью которой представители ЛГБТ-сообщества могли бы защитить себя от того потока ненависти и вражды, который ежедневно льется на них со стороны гомофобных СМИ, политиков, клерикалов и националистов.

Однако парадоксальным образом, эта статья защищает кого угодно, но только не ЛГБТ. Российские власти упорно отказываются применять эту норму в отношении реальных случаев возбуждения гомофобной ненависти.

Депутат Госдумы РФ Виталий Милонов («Единая Россия») открыто вещает в СМИ и интернете о «вонючих лесбиянках» и «гомосеках», призывает к насилию в отношении ЛГБТ-граждан. Однако правоохранительные органы даже ухом не ведут. Представляю, что было бы, если бы какой-нибудь блогер написал в интернете что-нибудь о «вонючих» депутатах или полицейских. Спецназ в тот же вечер отправил бы блогера в СИЗО, провел бы обыск в его доме и изъял бы со всем потрохами его домашний компьютер.

Но одно дело депутат, а другое – гомосек. Одного ругать и критиковать нельзя. Другого – не только можно, но и нужно. В этом ответ на кажущийся парадокс. Российские власти не признают ЛГБТ-сообщество «социальной группой», достойной защиты со стороны закона. Наоборот, на законодательном уровне они утвердили социальную «неравноценность» ЛГБТ-граждан (как в законе о запрете гей-пропаганды).

Тот же Милонов усилиями ЛГБТ-активистов предстал перед судом в 2015 году, после того, как пытался сорвать шествие радужной колонны в Санкт-Петербурге 1 мая. Тогда из уст законодателя, прорывавшегося сквозь кордон полиции, лилась отборная площадная грязь в отношении «вонючих» гомосеков, которых он заодно призывал закатать в асфальт танками. Но гомофобу все сошло с рук. Суды оправдали сквернослова. Теперь это дело, не найдя справедливости в России, находится на рассмотрении Европейского суда по правам человека.

Читайте также:   Ульяновские курсанты сняли клип в стиле БДСМ

Задолго до этого инцидента, в 2008 году тогдашний губернатор Тамбовской области Олег Бетин («Единая Россия») призвал в интервью газете «Комсомольская правда» «рвать гомиков на куски и бросать по ветру». Я был в числе активистов, которые написали заявление в прокуратуру на действия Бетина, направленные на разжигание ненависти и вражды. Прокуратура отказалась возбуждать дело. Суды всех инстанций в России подтвердили этот отказ. Сейчас дело Бетина также находится на рассмотрении ЕСПЧ и объединено с делом Милонова.

Олег Бетин

Это не что иное, как отказ в правосудии и равноправии перед законом. Мы не можем найти справедливости ни в полиции, ни суде. При этом отказ в защите со стороны правоохранительных органов является одним из самых грубых нарушений прав человека и очевидным проявлением дискриминации.

Поэтому, когда верховные правители России заявляют на встречах с зарубежными политиками и журналистами, что российских ЛГБТ никто не дискриминирует, они откровенно лгут. Если бы нас никто не дискриминировал, дела Милонова и Бетина давно получили бы соответствующую оценку со стороны прокуратуры и судов. Вместо этого губернатор Бетин после своего гомофобного интервью получил государственную награду – орден «За заслуги перед Отечеством» из рук тогдашнего президента Дмитрия Медведева.

Тем не менее, я убежден, что даже в условиях узаконенной ныне дискриминации ЛГБТ мы должны использовать любую правовую возможность для того, чтобы заставить закон защищать наши права. Любые гомофобные выходки, призывы к насилию и разжигание вражды должны фиксироваться ЛГБТ-активистами и доводиться до прокуратуры и судов. Важно поменять правоприменительную практику, добиться от российской юстиции выполнять то, что она обязана делать. Решения Европейского суда по правам человека пока еще являются таким механизмом влияния на судебную систему России, хотя и все менее действенным, в силу политических причин.

Николай Баев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.