Здоровье

Генная терапия против ВИЧ: мое участие в эксперименте

Я записался на участие в исследовании летом 2010 года, после чего я прилетел в Лос-Анджелес на так называемую процедуру афереза. Во время афереза вас подключают к машине размером с кухонную плиту, в которую закачивается ваша кровь, после чего она разделяется по типам клеток

В апреле этого года новостные агентства сообщили, что у небольшой группы пациентов увеличился уровень CD4 благодаря новой генной терапии. Ученые провозгласили, что это исследование может быть первым шагом к излечению от ВИЧ-инфекции. Это статья Мэтта Шарпа, активиста и эксперта в области лечения ВИЧ, который был одним из шести человек, испробовавших экспериментальное лечение на себе.

 

Генная терапия – это манипуляции с генетическим материалом человека, которые позволяют замедлить заболевание или вмешивается в процессы, связанные с заболеванием. И, похоже, для людей с ВИЧ генная терапия перестала быть научной фантастикой – с помощью этого метода ученые пытаются изменить генетический код организма, чтобы сделать клетки устойчивыми к ВИЧ. Хотя мы еще очень многого не знаем, и это первые исследования в этой области, генная терапия может стать так называемым «функциональным излечением» от ВИЧ-инфекции. Если поиски функционального излечения увенчаются успехом, то мы сможем противостоять ВИЧ без антиретровирусных препаратов.

 

История моей жизни прекрасно подходит для испытаний генной терапии против ВИЧ. Я прожил с этим вирусом половину жизни – диагноз мне поставили еще в 1988 году, и я выжил лишь благодаря упрямству и воле к жизни.

 

Очевидно, что антиретровирусные (АРВ) препараты сохранили мне жизнь и относительное здоровье. Я всегда с нетерпением ждал новых медицинских открытий, которые могут мне помочь, так что я участвовал в нескольких первых программах лечения и клинических испытаниях не одобренных для применения препаратов в конце 1980-х и в 1990-х годах.

 

Тогда у меня не было такого широкого выбора как в наши дни, когда доступны более двадцати антиретровирусных препаратов. Раньше по мере одобрения новых препаратов многие люди просто добавляли еще один препарат ко всем тем, которые они уже принимали, и понятно, что это приводило к лекарственной устойчивости. Мне всегда удавалось получить доступ к самым последним разработкам, но поскольку в начале эпидемии было неясно, как лучше всего принимать эти лекарства, у меня развилась резистентность практически ко всем известным препаратам, а моя иммунная система приходила в полную негодность без какой-либо надежды на лечение на горизонте. По счастью, эффективности препаратов хватило, чтобы сохранить мое здоровье стабильным, но до недавнего времени у меня не было неопределяемой вирусной нагрузки, а мой уровень CD4 опускался до 30 клеток/мл. Хорошо еще, что благодаря тщательному врачебному наблюдению, у меня еще ни разу не было СПИД-индикаторного заболевания.

 

Теперь у меня все относительно благополучно. В 2008 году мне, наконец, удалось добиться неопределяемой вирусной нагрузки, добавив к комбинации два новых препарата. С тех пор моя вирусная нагрузка всегда была неопределяемой. Мои клетки CD4 решили проявить упрямство – они редко поднимались выше 200 клеток/мл, а это граница является определением СПИДа в США, где я живу.

 

Я всегда недолго думая присоединялся к клиническим испытаниям. В 1990-х годах многие люди участвовали в клинических испытаниях только для того, чтобы получить доступ к новейшим препаратам. Я даже записался в испытания по пересадке вилочковой железы, для чего мне должны были сделать полостную операцию. Другие люди считали меня очень смелым и немного сумасшедшим, но я просто думал, что если я буду сидеть сложа руки и дожидаться одобрения новых лекарств, то не выживу.

 

С момента создания группы ACT UP в Сан-Франциско я был убежденным активистом в области лечения, меня семь раз арестовывали во время акций гражданского неповиновения.

 

Я искал новые иммунные виды лечения и выступал в поддержку исследований, которые направлены на повышение уровня клеток CD4 – мишени ВИЧ. До недавнего времени не было никаких успешных исследований иммунной терапии, которая способна восстановить уровень CD4 у людей, живущих с ВИЧ. Двое крупных и дорогих клинических испытаний – ESPRIT и SILCAAT – изучали синтетический интерлейкин-2, естественный белок человека, который способствует росту новых Т-лимфоцитов. К сожалению, несмотря на ранние многообещающие данные о росте клеток CD4 у участников исследования, оказалось, что это лечение плохо переносится, и в продолжительной перспективе оно неэффективно. Мой уровень CD4 увеличился до 600 клеток/мл, хотя до этого был 140 клеток/мл. Однако уже через месяц количество клеток стало прежним. Еще одна неудача с новым лечением!

 

Однако сегодня у меня появилась надежда на восстановление иммунной системы, или хотя бы рост уровня клеток CD4. В 2009 году я посетил исследовательскую клинику в Сан-Франциско, где встретился с доктором Джеем Лалезари, ученым, которого я знал еще со времен активизма в ACT UP.

 

Он сообщил мне, что клиника тестирует новую технологию генной терапии – SB728. Это фермент, который относится к семейству нуклеаз «цинковых пальцев». В теории это вещество может сделать клетки CD4 устойчивыми к ВИЧ. Нуклеазы цинковых пальцев – это крошечные молекулярные «ножницы», которые изымают из кода клетки ген CCR5. Этот ген отвечает за образование молекулы CCR5 на поверхности клетки CD4, так называемого «корецептора», который необходим обычным разновидностям ВИЧ для проникновения в клетку. Клетки без  корецептора CCR5 практически неуязвимы для ВИЧ-инфекции.

 

Я поговорил с несколькими активистами в области лечения и учеными, включая доктора Джея (как его ласково называют пациенты), и я решил, что риск относительно низок и попробовать стоит. Пока что прошло шесть месяцев, и, похоже, что эта стратегия лечения как минимум безопасна – никаких явных побочных эффектов у меня не наблюдается.

 

Я записался на участие в исследовании летом 2010 года, после чего я прилетел в Лос-Анджелес на так называемую процедуру афереза. Во время афереза вас подключают к машине размером с кухонную плиту, в которую закачивается ваша кровь, после чего  она разделяется по типам клеток. Сначала в каждую руку мне ввели по игле, из одной руки кровь поступала в машину, после чего из нее выделялись все белые клетки крови (включая CD4). Оставшиеся клетки крови закачивались в мою другую руку. К концу процедуры из моей руки откачали только немного крови. Аферез проходит довольно безболезненно, и меня отпустили из больницы уже через несколько часов.

 

Если говорить совсем просто, то дальше происходит примерно следующее. Мои белые клетки крови отправлялись в лабораторию, там из них выделялись клетки CD4, их заставляли делиться, чтобы их стало как можно больше. При этом их обрабатывали нуклезами цинковых пальцев, чтобы удалить ген CCR5 из новых клеток. Нуклеазы цинковых пальцев внедрялись в мои клетки с помощью кое-чего, что называется аденовирусным вектором: пустая оболочка от вируса простуды, которая может проникнуть внутрь клеток и перенести свое содержимое в его ядро, но не может вызвать инфекцию.

 

Эти измененные клетки замораживались, отправлялись на изучение, размораживались и вводились мне в руку – четыре миллиарда клеток. Во время получасовой инъекции у меня не было никаких побочных эффектов.

 

Учитывая мой разочаровывающий опыт экспериментального лечения, пока что мои результаты очень вдохновляют. Мой уровень CD4 увеличился в два раза – с 230 до 560 клеток/мл. Теперь, шесть месяцев спустя, мой уровень CD4 остается на том же уровне, и я чувствую себя лучше, чем когда-либо. У меня практически не было побочных эффектов, хотя мне пришлось терпеть постоянные анализы крови, которые должны показывать происходящие изменения.

 

Наконец, и это самое неприятное, участие в исследовании требует проходить регулярные ректальные биопсии, чтобы отследить «миграцию» измененных клеток в кишечнике. Это очень важно, поскольку это показывает, что измененные клетки действительно ведут себя так же, как и остальные иммунные клетки, и успешно конкурируют с ними. Более того, именно клетки с CCR5 на слизистой гениталий и кишечника служат «воротами» для инфицирования ВИЧ. Вся процедура биопсии занимала около 30 минут, за один раз у меня брали 20 образцов ткани. Биопсия проходила почти безболезненно, если забыть о том факте, что мне накачивают кишечник газом, а потом врач достает образцы крошечным инструментом. Я пока не знаю, каковы результаты моих биопсий, но у остальных участников испытаний они были хорошими.

 

Манипуляции с ДНК, генетическим чертежом человека, с помощью генной терапии могут быть очень рискованными, но этот подход уже показал свою безопасность в лечении рака и дегенеративных заболеваний. Это не первое исследование генной терапии для лечения ВИЧ-инфекции, но впервые этот метод показал многообещающие результаты. Доктор Лалезари представил результаты первой фазы клинических испытаний на Конференции по ретровирусам и оппортунистическим инфекциям в прошлом феврале в Бостоне. Это были первые данные о применении SB728 для шести мужчин, которые жили с ВИЧ более 20 лет.

 

Доктор Джей сказал мне: «Исследование показало семь положительных результатов: мы можем организовать изъятие периферических мононуклеарных клеток из тела; мы можем модифицировать эти клетки; инъекции измененных клеток безопасны; у всех участников наблюдалось повышение уровня CD4; измененные клетки остаются в организме, а не погибают; и они мигрируют в кишечник. Наконец, у участников наблюдалась нормализация соотношения CD4:CD8».

 

Последнее особенно значимо, потому что почти у всех людей с ВИЧ, даже у тех, у кого высокий уровень CD4, уровень клеток CD8 (это клетки, которые убивают инфицированные вирусами клетки) почти в два раза выше уровня клеток CD4 (клеток, которые направляют иммунную систему). Для ВИЧ-отрицательных людей ситуация прямо противоположная – у них в два раза больше CD4. Нормализация соотношения CD4:CD8 говорит о том, что моя иммунная система «перезарядилась» и стала больше напоминать иммунную систему ВИЧ-отрицательного человека.

 

Доктор Джей продолжает: «Ключевая задача состоит в том, чтобы мы смогли использовать эту технику, чтобы влиять на вирусную нагрузку. Мы уже почти закончили подготовку к клиническим испытаниям на 14 добровольцах, которые должны ответить на этот вопрос». Первое исследование обосновало саму концепцию генной терапии, и хотя у меня увеличился уровень CD4, не было риска, что мой ВИЧ выйдет из-под контроля – ведь я продолжал принимать антиретровирусную терапию. Во втором исследовании будут участвовать люди, которые не принимают терапию. Именно это исследование ответит на главный вопрос – может ли порция клеток с иммунитетом к ВИЧ-инфекции уменьшить количество клеток, которые могут быть инфицированы, и замедлить размножение вируса.

 

Если все пройдет настолько гладко, что в результате вирусная нагрузка опустится до неопределяемого уровня – у нас на руках может оказаться метод функционального излечения от ВИЧ.

 

Хотя мое исследование было маленьким, у пяти из шести участников уровень CD4 повысился в среднем на 200 клеток/мл в течение года после переливания. В испытаниях не было зафиксировано никаких побочных действий. Один участник не среагировал на новые клетки – возможно, его уровень CD4 был слишком низким, а возможно, аденовирусный вектор не смог «захватить» достаточно клеток.

 

В основу этого метода легла история успешного лечения Тимоти Рея Брауна, также известного как «берлинский пациент», о которой я писал статью ранее в этом году. У Брауна был СПИД и лейкемия, но ему пересадили костный мозг от донора, чьи клетки CD4 были лишены рецептора CCR5 из-за генетической особенности.

 

Пять лет спустя я встретился с Брауном в Сан-Франциско. Считается, что он исцелился от ВИЧ, и у него ремиссия лейкемии. Его случай вдохновил многих исследователей, в том числе положил начало исследованиям по лишению клеток гена CCR5. Пока что все эти эксперименты не дали нам способа вылечить ВИЧ, но они ответили на очень важные вопросы, которые необходимы для дальнейших исследований. В настоящий момент мы наблюдаем очень воодушевляющий период в борьбе с ВИЧ.

 

Теперь я должен посещать клинику для наблюдения за моим состоянием еще шесть месяцев, после чего исследование будет закончено. Вспоминая мою историю участия в таких экспериментах, я почти уверен, что цинковые пальцы позволят мне восстановить мою иммунную систему, может быть, они также снизят воспаление – источник многих осложнений, не связанных со СПИДом, например, рака и сердечных заболеваний. Я уже ощущаю улучшения – прекратились постоянные респираторные инфекции, от которых я страдал до участия в испытаниях.

 

Однако я надеюсь на большее – на то, что однажды я смогу отказаться от антиретровирусной терапии  и начну получать ежегодные инъекции генной терапии вместо нее. После 22 лет приема самых разных таблеток, мне это кажется еще одним риском, на который стоит пойти.

 

 

 

aidsmap.com, перевод www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
amber-scorpion
Гость

Почему такую процедуру цинковые пальцы не используют в россии

wpDiscuz