Мнения

Лидер «Российской ЛГБТ-сети» об ЛГБТ-активизме и теме ВИЧ

Лидер «Российской ЛГБТ-сети» об ЛГБТ-активизме и теме ВИЧ

Член совета «Российской ЛГБТ-сети» Игорь Кочетков рассказал «Парни ПЛЮС» о том, почему большое количество разных взглядов на то, как должна проводиться профилактика ВИЧ – это хорошо, и по какой причине его организация не подписала декларацию с ВИЧ-сервисными командами.

 

– Чем занимается «ЛГБТ-сеть»?

 

На сегодняшний день мы самая крупная в России правозащитная ЛГБТ-организация. Наш слоган: «Мы помогаем тем, кто защищает свои права». Мы не берем на себя ответственность защищать права тех, кто этого не хочет. Это ответственность каждого человека. Но мы должны оказывать солидарность с теми, кто защищает свои права.

 

Мы делаем громче голос тех, кто считает, что его права нарушены в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью – говорим об этом через средства массовой информации и на национальном, и на международном уровне. Собираем информацию о нарушениях прав человек, делаем ежегодный общий доклад и специальные доклады. Оказываем юридическую и психологическую поддержку, если права людей нарушены, и они пытаются себя защитить: начиная от консультаций, заканчивая представительством в суде.

 

Занимаемся развитием движения в регионах. Хорошо, что у «Выхода» и «ЛГБТ-сети» есть красивые офисы в Петербурге, но этого явно мало. Страна очень большая, и должны быть группы, где ЛГБТ-людям помогут защищать их права. На сегодняшний день у нас 16 региональных отделений и больше десяти коллективных участников – различные инициативные группы и организации. Каждый год мы проводим форум для активистов и активисток в Москве – в прошлом году было около 300 участников и участниц. Сейчас мы постоянно присутствуем более чем в 20-ти регионах страны, а всего к нам обращаются из 86 регионов РФ, если брать нашу горячую линию.

 

– Из каких регионов не обращаются?

 

На сегодняшний день не обращаются из тех регионов, где нет оседлого населения. Мы очень беспокоились, что до недавнего времени к нам не обращались из регионов северного Кавказа, хотя мы знали о том, что там творится ад для гомосексуальных и бисексуальных людей. Но сейчас появились обращения и оттуда. Это не массово, но уже можно говорить о десятках обращений, которые оттуда поступают.

 

–  Многие люди в регионах, читая СМИ, представляют, что ЛГБТ-активисты в России – это те люди, которые раз в год выходят на улицы с радужными шариками или с заклеенными ртами. Насколько для «ЛГБТ-сети» важны акции?

 

Я понимаю, что мы сейчас живем в эпоху пиара над разумом и важно не то, что ты из себя представляешь, а как о тебе пишут в СМИ. Если какая-то работа, которую ведут ЛГБТ-активисты, не попадает в СМИ, это не значит, что она не нужна. Наоборот, она и есть самая важная. Изменения  в обществе происходят постепенно и незаметны для средств массовой информации. СМИ отражают некоторые стереотипы, они должны продаваться, продавать рекламу. Они печатают то, что хочет читать публика, что она понимает.

 

«Российская ЛГБТ-сеть» активно участвует в организациях мероприятий 17 мая (часто они проходят в формате «радужных флешмобов», – прим ред.). Помогаем и ресурсно и материально. Из регулярного акционизма – это все. Но мы можем инициировать и отдельные акции, как это было в 2013 году и было связано с принятием закона о «пропаганде нетрадиционных отношений». Но это была чрезвычайная ситуация. Многие люди, которые не являются участниками «ЛГБТ-сети» делают акции лучше нас – зачем мы будем с ними конкурировать? Но мы готовы предоставить поддержку и юридическую помощь тем, кто проводят уличные мероприятия.

– В России много различных ЛГБТ-организаций. Как происходит их взаимодействие между собой? Есть какой-то слаженный механизм?

 

У Петербурга есть город-побратим – Гамбург. По размерам он примерно такой же. Там 250 ЛГБТ-организаций. А у нас их три. В России очень мало ЛГБТ-организаций.

 

-А если говорить о сочувствующих организациях – феминистский и так далее? Не только ЛГБТ, но ЛГБТ и френдли.

 

Все равно их меньше, чем 250. Я уже не говорю, что в регионах России их еще меньше. Но нельзя создать единый ЛГБТ-союз, который будет руководить всей страной и указывать всем, что делать? Если люди хотят о чем-то между собой договориться, то они сделают это без всяких координационных советов. Для гражданского общества ценно разнообразие. Есть разные подходы и методы к тому, как заниматься правозащитной или профилактикой ВИЧ. Зачем пытаться найти какой-то единый правильный путь? Только время покажет, что из того, что мы делаем эффективно, а что нет.

 

Но это не значит, что мы никак не взаимодействуем с другими организациями. На нашем форуме в Москве собираются не только ЛГБТ-активисты, но и из других организаций – профсоюзы, правозащитники, экологи, феминистки.

 

– Многих геев устраивает то, что происходит в стране, им достаточно Hornet’а и клубов – они ничего не хотят менять. Удается ли привлекать к «ЛГБТ-сети» таких людей?

 

Человек никогда не завершен. Когда-то я тоже сидел на сайтах знакомств, ходи по клубам и мне этого было достаточно. Никогда нельзя спасти принудительно. При это все равно количество людей, которые так или иначе ассоциируют себя с ЛГБТ-активизмом, увеличивается. Причем чем хуже ситуация в стране, тем больше приток людей в активизм. Появляется поддеркжа в самых разных группах общества. Не нужно делать трагедии из того, что есть геи, которые сидят в клубах и им не нужно ничего кроме общения.

 

– «ЛГБТ-сеть» занимается и темой дискриминации ЛГБТ-инвалидов. Недавно ваш доклад о дискриминации этой группы ли поступил в ООН. Занимаетесь ли темой дискриминации ВИЧ-положительных геев и бисексуалов?

 

Как минимум 16 наших региональных представительств и коллективных участников в регионах занимаются темой ВИЧ – тестированием, исследованиями – к примеру, рисками сексуального поведения среди трнсгендерных людей. На каждом форуме ЛГБТ-активистов у нас присутствуют и ВИЧ-активисты. Думаю, на этом основании можно говорит, что «ЛГБТ-сеть» занимается темой ВИЧ.

 

Любая группа может стать нашим коллективным участником. Пока, насколько мне не изменяет память, ВИЧ-активистские группы не изъявляли желанием вступить в «ЛГБТ-сеть». Если кто-то из них захочет – пожалуйста. Мы не закрыты.

 

Другой вопрос в том, что «ЛГБТ-сеть» занимается теми вопросами, которыми не занимаются другие организации. И есть ВИЧ-сервисные группы, которые занимаются своей работой уже много лет. Мы не можем на всероссийском уровне стать организатором и координатором работы по теме ВИЧ, брать на себя задачи по тестированию и поддержке ВИЧ-инфицированных. Это очень специфические виды деятельности, по которым у нас нет экспертизы. Но мы оказываем юридическую или информационную поддержку. Зайдите в наши группы в соцсетях – мы регулярно репостим материале тех же «Парни ПЛЮС».

 

– В 2016 году  была принята государственная стратегия противодействия эпидемии ВИЧ, и в ней о ЛГБТ упоминается лишь один раз и то в стигматизмрованной формулировке. Было ли у «ЛГБТ-сети» желание высказаться по этому поводу, и почему этого не произошло?

 

Это проблема не только профилактики ВИЧ, но и проблема вообще присутствия ЛГБТ в публичном пространстве. В уголовном законодательстве гомофобия и трансфобия не упоминается в качестве отягчающего обстоятельства в совершении преступлений. Но мы не всемогущи и наши ресурсы ограничены. Можем пропускать что-то, что в данный момент не находится в фокусе. Стратегия профилактики ВИЧ была в фокусе ВИЧ-сервисных организаций, в том числе и ЛГБТ ВИЧ-сервисных. Если бы кто-то предложил нам присоединиться к какому-то общему заявлению, то мы бы это сделали.

 

Если мы не занимаемся темой ВИЧ – это не значит, что мы не считаем ее важной. Ситуация с эпидемией ВИЧ в России – это катастрофа. Мы готовы поддерживать те организации, которые занимаются этой темой.

 

– Расскажите, почему вы не подписали декларацию ВИЧ-сервисных организаций и ЛГБТ?

 

В конце 2016 года наши представители участвовали в конференции, где она обсуждалась. Ее окончательный вариант был опубликован весной. Мы представили свои поправки, которые нам казались важными – три страницы. По сути, текст этой декларации излагал и излагает сейчас направления деятельности, которыми занимаются ВИЧ-сервисные организации. У нас сложилось впечатление, что декларация говорит о том, что этим должны занимать и все остальные организации, которые подписали эту декларацию. Например, раздачей презервативов.

 

Но мы с этим не согласны. Мы считаем, что если ЛГБТ-сеть на национальном уровне не проводит программ по тестированию на ВИЧ и другие формам профилактики, то это не значит, что мы должны это делать. Мы сказали – давайте уберем это перечислений из декларации, но мы будем оказывать любое содействие в профилактике ВИЧ в России среди ЛГБТ, которое можем, которое в наших силах. Через наши представительства в России, через юридическую помощь, через обучение психологов социально-психологических аспектов сексуальной организации и гендерной организации. Но мы не будем заниматься тем, чем мы не можем и не умеем.

 

Но авторы декларации настаивали на том, что эти виды деятельности должны быть перечислены. К тому же документ нам показался малопонятным стилистически. Зачем мы будем его тогда подписывать? Но оттого, что кто-то подписал или не подписал эту декларацию, ничего страшного не произошло, я не вижу в этом проблемы.

Автор: Виталий Беспалов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
Участник

Я таких геев ( а то что они геи я знаю от них лично) стоят под дверью эпидемиолога в кабинет №1.

wpDiscuz