Конец детства: Россия объявила войну ЛГБТ

Ещё не принятый пакет законов о «гомопропаганде» уже оброс закрытием гей-клубов и уголовкой. И это только начало

Депутаты Госдумы РФ вошли во вкус. В едином порыве, с любимым именем вождя на устах и страстью в сердце они, отключив трансляцию, за пару минут приняли законопроекты о «гомопропаганде» в первом чтении. Мы уже писали, зачем им нужна такая круговая порука и как квази-парламентарии пытаются размыть ответственность.

Но есть в этой серой массе персоналии, которые не пытаются спрятаться за спинами товарищей по безобразию. Спикер Вячеслав Володин, готовый доказывать, что он сам не гей, ценой любых жертв среди геев страны. Депутат Александр Хинштейн, уверяющий, что дискриминация ЛГБТ-людей и назначение их социально неполноценными унтерменшами вовсе не нарушает их прав. И, конечно, почуявшие вкус голубой крови престарелые церберы режима — Сергей Миронов, Нина Останина и иже с ними.

Им мало

Забавно, но Миронов с Останиной представляют формально партии левого толка, но в извращённой политической реальности агонизирующего государства пытаются стать правее правых. 

В частности, Миронов заявил, что фракция «Справедливая Россия – За правду» готовит законопроект об уголовной ответственности за пропаганду нетрадиционных отношений. Им категорически недостаточно конских штрафов за любое позитивное высказывание об ЛГБТ-людях и сообществах. 

Коммунистка Нина Останина тоже считает, что административного наказания мало. Будучи формальным инициатором более радикального законопроекта, чем обсуждаемый вариант Хинштейна, она намерена и впредь добиваться введения уголовной ответственности для всего радужного.

И тут бы назвать всё это классической игрой в злого и доброго полицейского. Мол, ЛГБТ-россияне так испугаются радикальных инициатив, что со слезами счастья примут «компромиссный вариант» Хинштейна. Но не тут-то было.

Клубы, досвидос!

Нина Останина заявила, что что гей-клубы должны быть закрыты сразу после того, как Путин подпишет «закон Володина-Хинштейна».

«Уже своим существованием гей-клубы есть ничто иное, как пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений, мы же это тоже понимаем. Пусть люди, которые предпочитают однополые отношения, занимаются этим не массово в гей-клубах комфортных, которые привлекают к себе внимание. Пусть они занимаются этим у себя дома в спальне, это нормально. Никто не собирается отлавливать геев, запрещать им заниматься утехами, которые они себе позволяют», — заявила Останина.

И добивающим ударом, исключающим двойные трактовки, 66-летняя депутатка подчеркнула: 

«Вопрос в том, что запрещается пропагандировать весь этот образ жизни, навязывать его, создавая тем самым, может быть, неверное представление о том, что однополая любовь имеет такое же право на существование, как и брачные отношения между мужчиной и женщиной».

В ритме вальса

А теперь перечитаем реплики Останиной ещё раз, медленно и с выражением. Что вам это напоминает?

Мы вас считаем неполноценными, но в своей спальне пока можете делать что хотите. Вы не имеете права на любую социальную активность даже закрытого формата «для своих», но…

Обладателям короткой памяти следует вспомнить, как принимались первые дискриминационные законы. Тогда все вплоть до Путина подчёркивали: мы вас не трогаем, делайте что хотите, только детям не показывайте. ЛГБТ-сообщества поверили и послушались. В итоге теперь их лишают права на любую публичность и любые форматы общения больше трёх. И снова подчёркивается: но вас мы пока не трогаем. Это в рамках формального дискурса, на фоне разворачивающихся репрессий, всё более похожих на истребление.

Такой ритм «шаг вперёд, два назад» применяется давно и многими. Подобным образом американские колонисты, а потом и правительство лишили всего и загнали в резервации коренных жителей континента. Точно так же власти нацистской Германии «решали еврейский вопрос». Ведь всё начиналось с небольших ограничений, поражений в правах. А потом были гетто, в которых евреи думали, что, пусть и в стеснённых условиях, теперь их не будут трогать. А потом были концлагеря. И лишь потом заработали печи в этих лагерях. И добропорядочные немцы после поражения в войне ещё долго не верили, что подобное вообще возможно, открыто называя концлагеря с печами клеветой и постановкой оккупационных властей.

Когда они остановятся?

Мы не утверждаем, что Останина, Миронов и прочие представители российского режима грезят об окончательном решении гейского вопроса в стране. Нет, что вы. Им кажется, что они всего лишь защищают новые поколения от тлетворного влияния всяких извращенцев. Но важно держать в голове два аспекта. 

Во-первых, ни один злодей в мировой истории не считал себя злодеем. Все они действовали во благо, ради защиты и принимали трудные решения в силу исключительных обстоятельств. В материалах Нюрнбергского трибунала содержится очень много подобных высказываний.

Во-вторых, на этом пути нельзя остановиться. От Берлина в качестве европейского Вавилона с роскошными клубами, яркой ЛГБТ-жизнью и самыми свободными нравами планеты до розовых треугольников и печей ведёт цепочка компромиссных решений. Но аппетит приходит во время еды, и с каждым разом решения всё радикальнее, а компромиссы всё формальнее.

Получится ли переждать?

Ещё важнее понимать отличия современного российского режима от всех форм фашизма прошлого и настоящего. Они пролегают вовсе не в моральной плоскости, а в контексте наличных ресурсов. У нынешней власти РФ очень мало лояльной молодёжи и очень мало времени. Потому она и действует столь отчаянно в попытке отменить будущее. Этим людям физически осталось немного, а их поддержка даже в поколении среднего возраста неоднозначна и в основном имитируется беспринципными карьеристами, нежели наследуется верными фанатиками.

Проще говоря, у них не получится. Стратегически. У них всё уже и так разваливается. Они не способны сформулировать образ привлекательного будущего, зажечь новые поколения своими идеями, построить нечто устойчивое и самовоспроизводящееся. 

[adrotate group="1"]

Но стоит ли из-за этого прекращать борьбу и дожидаться, когда проблема решится естественным путём? Вопрос спорный. Из миллионов ЛГБТ-россиян, не покинувших страну, большинство склоняется именно к такому выбору: затаиться, мимикрировать, обмануть, дождаться. 

Сооснователь нескольких знаменитых российских гей-клубов Илья Абатуров так и заявил в интервью News.Ru:

«Останина — отмирающий сегмент, долго не протянет с таким мировоззрением…»

Он считает, что ЛГБТ-заведения смогут просто переждать тёмные времена, формально соблюдая новые законы:

«Клубы не заточены на то, чтобы обслуживать гомосексуалов, лесбиянок или трансгендеров. Не обязательно быть гей-клубом, клуб может закрыться и открыться в другом качестве. Может, это будет клуб любителей собаководства, почему нет? Закон будем соблюдать, Останина пусть почитает, что ранее говорилось по закону о запрете пропаганды среди несовершеннолетних».

Но что потом?

В такой благодушной позиции читаются невыученные уроки истории. Никакая проблема не рассасывается сама собой. Еврейскому народу потребовалось почти два тысячелетия гонений, чтобы не просто выжить, а вернуть своё место под Солнцем. Вернее, воссоздать с нуля, будучи готовыми отстаивать его вообще любой ценой.

В ЛГБТ-среде популярно инфантильное заблуждение, что вслед за нынешними чёрными днями сама собой придёт Прекрасная Россия Будущего, в которой все будут равными, свободными и счастливыми. Увы, шансы на это примерно равны нулю. Из трупа сгнившей империи вылезают такие черви и к нему слетаются такие стервятники, что её прижизненное состояние начинает казаться золотым веком. 

Мы не знаем, насколько крепок российский режим, но очевидно, что при нём нам будет плохо и всё хуже. Они объявили нам войну. Верить им, идти на компромиссы, закрываться в шкафу — это всё равно что не прийти на войну. Они-то пришли и делают то, что хотят.

Мы не знаем, что придёт на смену этому режиму, но вряд ли что-то хорошее. Потому что, по Стругацким, Серых обычно сменяют Чёрные. И перспектива дальнейшей фашизации, распада, гражданской войны и прочих вариантов ада становится всё более вероятной.

И да, мы не знаем, что делать. Нас много, но мы разные. Мы не секта, не народ, не политическая сила, не клуб по интересам. Мы совокупность каких угодно людей, не вписавшихся в понимание коллективного гопника о том, какими надо быть. 

Как нам выжить?

Если на тебя напали, приходится защищаться. Если враг сильнее, приходится становиться умнее…

И здесь пора поставить троеточие. Потому что нужно дождаться принятия законов и правоприменения по ним. Партизанские отряды юристов, психологов и общественников готовят свои ответные действия. Кое-что уже сформулировано, но основная работа только начинается.

На этом этапе главное — уяснить систему координат. Нам объявлена война. Враг не остановится и не насытится. Мы не должны верить его словам и надеяться на его милость. 

Но есть и хорошие новости. Нас невозможно истребить.

Текст: Antony Sπyros

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ