Дискриминация

Кем был гей, убитый на Курском вокзале

нападение

В начале февраля в интернет попала запись с камер наблюдения, запечатлевшая нападение на Курском вокзале на двух столичных геев, — напоминает СПИД.ЦЕНТР. — В итоге один из них оказался убит, а преступник, задержанный на месте, частично оправдан и отпущен в зале суда.

СПИД.ЦЕНТР пообщался с гражданским супругом потерпевшего и попытался разобраться: как так могло получиться, что за убийство по мотивам ненависти в самом центре российской столицы никто так и не понес ответственности. И кем был убитый.

нападение

Последняя фотография в жизни Романа Едалова — в цветущем саду на своей даче. «Это разгар сезона, мы летом практически все время там жили, оттуда и на работу ездили, — рассказывает его друг Евгений Ефимов. — Насчет того участка и сада была куча задумок, пожеланий — да и планов вообще на жизнь было много. Но жизнь распорядилась по-другому».

Около четырех утра 29 июня Роман Едалов и Евгений Ефимов возвращались из гей-клуба. Дойдя до парковки у Курского вокзала, они вызвали такси. Примерно с этого момента начинается первая видеозапись — ее нет в интернете, но она изучалась присяжными на суде. «На первом плане нападавший — Антон Бережной — ходит по тротуару у вокзала и присматривается к Евгению и Роману», — пересказывает ее содержание адвокат потерпевшей стороны Артем Лапов.

Пара стоит спинами к нему на парковке примерно в двадцати метрах. Бережной делает шаги то ближе, то дальше, смотрит то с одной, то с другой стороны. Затем он застегивает куртку, карманы и идет в их сторону. На записи не видно, чтобы с потерпевшими у него состоялся какой-то разговор: он сразу кулаком бьет в лицо одному, и бросается на второго.

Запись без звука, но уже позже Евгений под присягой покажет, что нападавший выкрикнул только: «Пидорасы, сволочи!».

Дальше события фиксирует уже другая пленка, которая и получила распространение в интернете. «Ромка упал, но я увидел, что он уже поднимается, а нападавший убегает, — рассказывает корреспонденту СПИД. ЦЕНТРа Евгений. — Так что я решил догнать напавшего на нас, чтобы задержать и призвать к ответу».

Но «задержать не удалось». Нападавший достал кухонный нож и замахнулся на Евгения. Тот успел увернуться, удар прошел по касательной, оставив лишь неглубокий порез. «Но тут уже Ромка встал между нами, и следующий удар достался, конечно, ему». Нож вошел прямо в сердце, и через считанные минуты Романа не стало. «Не успела приехать даже скорая», — отмечает адвокат Лапов. «Безусловно, я Роме обязан жизнью, и если бы не он, то удар в сердце достался бы мне», — признается Евгений.

Для того чтобы восстановить всю последовательность действий, для присяжных в ходе процесса запись специально замедляли и увеличивали, объясняет Сергей Романовский, пресс-секретарь ЛГБТ-инициативной группы «Стимул», который тоже присутствовал на заседаниях суда, но все равно разобрать детали на видео было сложно: слишком нечеткое и мелкое изображение. За это и зацепится коллегия, чтобы оправдать убийцу, — объясняет сторона потерпевших.

На следующие сутки новость об оправдании Бережнова всколыхнет интернет, став одним из самых странных сомнительных публичных приговоров, вынесенных по делам о нападении на представителей ЛГБТ в России за 2019 год.

По следам мониторинга

«На мою просьбу прокомментировать эту ситуацию адвокат, представляющий интересы Ефимова и матери погибшего, предположил, что на позицию присяжных с некоторой вероятностью повлияла фоновая информация о „нетрадиционной“ сексуальной ориентации потерпевших», — напишет журналистка и ассоциативный директор Human Rights Watch Татьяна Локшина в феврале. Свой пересказ случившейся летом трагедии и вынесенного зимой приговора она приурочит к внесению в российскую Конституцию поправок о браке как о союзе мужчины и женщины.

Заместитель председателя Госдумы Петр Толстой тогда заявит на пленарном заседании нижней палаты, что указанная норма призвана создать «барьер для попыток прописать какие-то отдельные дополнительные права для лиц нетрадиционной ориентации, ЛГБТ». Тогда же в своем ежегодном мониторинге убийств на гомофобной почве центр «Сова» констатирует: таковых в 2019 году зафиксировано даже больше, чем в предыдущем. Но убийство Романа из-за календарной чехарды с вынесением приговора в этот мониторинг не войдет.

«Я интроверт и мне всегда было сложно впустить кого-то в свою жизнь, — рассказывает теперь Евгений. — А Ромка вошел в нее очень легко, я даже не заметил, как. Мы познакомились в интернете и совпали характерами. Встречи быстро переросли в отношения». Вместе Роман и Евгений прожили шесть лет, за это время появились любимая дача, общий пес, множество друзей. «Все складывалось достаточно спонтанно, неожиданно», — вспоминает Ефимов. И вздыхает: «И получается, что так же неожиданно все и распалось».

нападение

Роман часто менял профессии: он и танцор, и ветеринар, и ландшафтный дизайнер, и администратор. В 90-е работал с подростками у себя на родине в Ростовской области — вел там танцевальный кружок, ребята выступали на районных соревнованиях. Сейчас его бывшие ученики уже взрослые люди. Евгений подчеркивает, что профессии его супруг менял не по нужде, а оттого что очень быстро загорался новыми идеями, в которые тут же нырял с головой.

Ветеринарией занялся, потому что любил животных, особенно собак: в итоге дома появился пес. Увлечение ландшафтным дизайном обернулось прудом и деревьями на собственном участке, а на всех участках друзей — бесчисленными клумбами и цветами. То же самое происходило и с другими увлечениями. «Я ему благодарен, что он смог открыть и показать мне целый мир человеческих отношений. Он ко всем находил подход, по характеру Рома экстраверт и человек, с которым людям было легко, приятно, интересно общаться», — вспоминает Евгений.

Особенности вердикта

Все это может звучать как ритуальные «теплые слова» в память об умершем, но со страниц пострадавшего в социальных сетях и правда смотрит улыбчивый 47-летний мужчина (оба пострадавших — люди зрелого возраста). Вот он с другом где-то на юге, вот в лесу, вот, должно быть, на даче. Примерно так и выглядит счастливая старость для пожилого гея: лес, рыбалка, дача, собака, семья, ремесло. Впрочем, Роману до старости дожить не удалось.

Задержан 39-летний нападавший оказался только потому, что в потасовку ввязались случайные прохожие: двое приезжих отобрали у убийцы нож, скрутили и дождались полиции. Позже один из них даже даст показания в суде, только это не повлияет на решение присяжных.

«Нападал, ударил, держал нож и не хотел выпускать», — цитирует Евгений показания свидетелей. И добавляет от себя: «Нападавший был в очень агрессивном состоянии, было очевидно, что он неадекватен».

Дело Бережного рассматривал суд присяжных, и по закону в таких процессах личность обвиняемого не исследуется. Поэтому во время процесса не задавалось вопросов ни о возможном состоянии опьянения, ни об отношении к ЛГБТ.

Связаться с представителями ответчика корреспонденту СПИД. ЦЕНТРа не удалось, но на стене ВКонтакте под последней записью нападавшего немало гомофобных комментариев. Друзья это или случайные захожане, уже после приговора нашедшие страницу, сказать сложно.

Перед присяжными, в соответствии с законом, следствием вместо вопросов о гомофобии и мотивах были поставлены конкретные тезисы, на которые жюри и предстояло дать ответы. Вот они в том порядке, в котором прозвучали на процессе.

1. Имело ли место деяние («на Курском вокзале был лишен жизни человек путем ранения в сердце»)?

2. Совершил ли это деяние непосредственно подсудимый?

3. Виновен ли он, и если виновен, то заслуживает ли снисхождения?

На первый вопрос присяжные ответили: да, деяние было. Убийство произошло. На второй вопрос ответили парадоксально: подсудимый не совершал убийства. Доказательств недостаточно. «Они признали, что Бережной совершил нападение, признали, что ударил ножом по касательной Евгения (за это его в итоге и осудили). Признали, что держал нож, нападая на Романа. Но не убивал, — разводит руками адвокат. — Откуда тогда труп? С учетом этого цельная версия суда никак не склеивается, и как они выйдут из положения во время написания приговора, пока непонятно».

Приговор на сайте суда до сих пор не опубликован, не сумели получить на руки его полный текст и юристы, представлявшие сторону потерпевших.

«Есть предположение, что Бережной шел за ними от клуба, — упоминает адвокат в беседе с корреспондентом СПИД.ЦЕНТРА. — Но эта версия никак не проверялась следствием, нет видеозаписей и свидетелей, и обвиняемый тоже об этом ничего не говорил».

Сейчас, по его собственным словам, он подал на приговор краткую жалобу. Это возможно до выдачи текста приговора (иначе прошли бы сроки обжалования). После получения текста приговора жалоба будет дополняться — но какими именно аргументами, пока неясно. Очевидно лишь, что оспорить приговор присяжных будет нелегко — процессуально это самые устойчивые вердикты в российской судебной системе.

Итог процесса

Между тем сам Евгений считает, что Бережной неслучайно напал именно на них: «Несмотря на ранний час, на вокзале было людно — дачный сезон. Если бы он просто искал, куда выплеснуть агрессию, с кем поссориться, рядом с ним было достаточно тех, к кому он мог прицепиться. А мы находились через парковку и стояли к нему спиной».

В ходе процесса, по словам адвоката, подсудимый частично признавал свою вину. Иногда говоря, что зарезал потерпевшего «из самозащиты», иногда — что Роман «сам упал на нож». Но неизменно убеждая собравшихся, что убивать умышленно он никого не хотел, и прося «не судить его как убийцу».

И действительно, выкрик «Пидорасы!» сам по себе, с точки зрения российских законов, не доказывает убийства по причине ненависти: «Так у нас иногда называют кого угодно», — констатирует адвокат. В итоге Бережной признал вину только в нападении. Седьмого февраля процесс завершился, мужчина оказался приговорен к 1 году 11 месяцам тюремного заключения (по 116 УК) и освобожден в зале суда как отбывший срок за время предварительного заключения.

«Все, включая обвиняемого и его адвоката, были уверены: он получит наказание более строгое и уж точно не будет освобожден в зале суда, — говорит Евгений. — Ведь в любом случае, умышленное убийство или неумышленное, карается оно достаточно большими сроками».

нападение

Выяснить мотивацию присяжных по закону нельзя, как подчеркивает адвокат Лапов, даже сами присяжные не имеют права рассказывать о том, что происходило в совещательной комнате и чем они руководствовались. А стало быть, о причинах их решения нам остается только догадываться.

«Я не виню присяжных заседателей, — констатирует Евгений в финале нашего разговора. — По общему мнению, во время процесса очень запутанно были поставлены вопросы перед присяжными, а они простые люди, такие же, как и мы, — без юридического образования».

Впрочем, причина появления этого материала не в том, чтобы поставить под сомнение вердикт присяжных или исследовать причины решения заседателей, а в том, чтобы гибель живого человека, ставшая предметом их рассмотрения, не осталась немой строчкой и бездушной цифрой официальной статистики.

Пока адвокаты ищут способ исправить ситуацию, Евгений Ефимов с горечью констатирует, что в сети уже «активизировались гомофобные элементы, которые просто захлебываются от восторга, что так случилось и ничего Бережному за это не было». И это правда.

Под новостными заметками, сообщающими о трагедии, можно прочитать комментарии благодарных пользователей вроде: «Молодец, что зарезал петушню». Пресс-секретарь ЛГБТ-инициативной группы «Стимул» продолжает получать угрозы в связи со своим участием в освещении этого дела — в том числе от бывших участников военного конфликта на Донбассе, «активистов» НОД и прочих поборников «духовных ценностей».

Источник: СПИД.ЦЕНТР

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.