Дискриминация

Вынужденная эмиграция однополых пар с ребенком

ЛГБТ-семей

Была очень неприятная история, когда в саду объявили праздник «Мама, папа, я – счастливая семья». И мне сказали, что ребенок должен нарисовать рисунок своей семьи к этому празднику. Объявляли мне об этом сразу несколько воспитателей – они собрались посмотреть на мою реакцию…

Современная медицина научилась контролировать большинство заболеваний, в научных кругах серьезно обсуждается первая человеческая колония на Марсе, технический прогресс достиг своего апогея и для полноценной жизнедеятельности людям уже можно практически не выходить из дома. Тем временем в России… однополые семьи с детьми готовятся к вынужденной эмиграции, в связи с притеснениями на родине… Звучит немного абсурдно, не правда ли? Тем не менее, это факт.

Буквально через пару недель Света и Нина вместе со своим сыном покинут Россию. Чемоданы собраны, закончены все необходимые приготовления, осталось лишь беспокойное ожидание…

– Совсем скоро Вам предстоит, возможно, навсегда покинуть Россию..
С какими чувствами Вы уезжаете?

– Со смешанными. С одной стороны – страшно, потому что неизвестность пугает. А с другой стороны – с надеждой.

– Семья – это всегда прекрасно! Расскажите немного о Вашей семье. О том, как Вы познакомились.

Света:

– Мы познакомились, когда моему сыну Андрею было 3 года. Девушка, в союзе с которой был рожден Андрей, ушла, когда ему был год. Ушла, помимо прочего, и из-за того, что не представляла себе, как можно растить ребенка в однополой семье в нашей стране. Она считала, что это жестоко по отношению к ребенку. Собственно, ребенок был только моей мечтой, только я хотела, чтобы он появился несмотря ни на что. Ну, это во многом из-за того, что мои представления о материнстве были слишком романтизированы – я не имела представления о реальных последствиях своего решения. Так что мы остались одни. Спустя какое-то время я начала знакомиться по интернету, но все как-то не складывалось. С Ниной мы познакомились там же, в интернете, когда последняя надежда на удачный поиск, казалось, покинула меня. Каким-то чудесным образом она оказалась именно тем человеком, которого я искала. Что еще более удивительно – видимо, я оказалась человеком, которого искала она. Как я не пыталась найти хоть какие-то наши несоответствия друг другу – мне это не удавалось. Она даже с удовольствием гуляла с нами по детским площадкам, что не переставало меня удивлять. Спустя два месяца мы уже жили вместе.

– Воспитание детей – в принципе достаточно трудоемкий процесс. А растить детей в однополой семье, да еще и в гомофобной стране, вообще очень сложно. Света, как все-таки Вы решились на столь ответственный шаг?

– Я думаю, основная причина, по которой решение было все-таки принято – это инстинкт. Потому что, если следовать здравому смыслу, надо было бы сделать все иначе. Сначала необходимо было найти партнера, который хотел бы детей, как и я. Затем надо было бы уехать в другую страну, где наша семья могла бы иметь те же права, что и гетеросексуальные семьи. А уже только потом рожать детей. Но получилось все так, как получилось. Мне очень хотелось, я переживала по поводу того, что возраст не позволяет ждать. Думала: вот сначала рожу, а уже потом буду думать, что с этим делать. Это было, конечно, легкомысленно.

Но, кстати, в нашем обществе тогда обстановка была не самая худшая – группа Тату, клубы, целующиеся девочки на Пушкинской, передачи на ТВ. Никто не возмущался, где-то вдалеке мерещилась толерантность… Я думала, еще чуть-чуть – и однополые браки легализуют. Так что было не так уж страшно следовать инстинкту. А вот если бы “Закон о пропаганде” приняли тогда, я бы, наверное, не решилась на этот шаг…

– Как родители воспринимают Ваши отношения? Как родители Нины относятся к ребенку?

– Наши родители немного по-разному относятся к факту нашей совместной жизни. Мои родители, например, скорее терпят наши отношения. Что уже большой прогресс. Когда появилась Нина, они настойчиво предлагали мне отдать ребенка им, чтобы он жил у них. Говорили, мол, зачем он теперь тебе? Но позднее, когда узнали Нину ближе, стали относиться лучше. Но словом «одобряют» это нельзя назвать. Просто у них нет выбора. Был бы у них выбор – они бы незамедлительно выдали меня замуж.

А родители Нины более толерантны, они хорошо относятся и ко мне, и к ребенку.

– ЛГБТ-семей много и все они разные. В одних биологическая мама считает, что “ребенок только мой”, а другие (немногочисленные) воспитывают ребенка на равных правах, не разделяя друг друга на биологического и не биологического родителя. А как обстоит дело у вас?

Света:

– У нас ситуация несколько иная. Нина появилась в нашей жизни, когда Андрей был уже довольно большой. Поэтому меня он воспринимает как маму, а Нину – тоже, видимо, как члена семьи, но все же не маму. Дело в том, что пока мы живем в России, мы не можем с ним правдиво говорить о составе нашей семьи. Но, в идеале, конечно, хотелось бы, чтобы права у нас обеих были равные.

– Многие однополые семьи в России скрывают от своих детей и от окружения истинное положение вещей. Представляются сестрами, подругами. Иногда даже берут одну фамилию, чтоб не возникало проблем с госучреждениями и с социумом. Считаете ли вы это единственным выходом для ЛГБТ-родителей? Или все же, им необходимо отстаивать свои права для достижения какого-либо прогресса в общественном сознании?

– Отстаивать свои права ценой здоровья своего ребенка? Нет, я так не считаю. Я считаю, что если уж приходится жить в России – придется врать и учить врать ребенка. А идти с лозунгами на баррикады могут позволить себе только те, у кого нет детей.

– Как складывались отношения вашей семьи с социумом? Возникали ли проблемы?

– Пока ребенок был маленьким, особых проблем (отличных от обычных семей) не возникало. Но когда ребенок начал говорить, пошел в детский сад – сложности начались. В саду пытались расспросить ребенка о его семье. Воспитатели видели, что Нина тоже приводит его в сад. Мы научили Андрея отвечать, что Нина – это тетя.

Была очень неприятная история, когда в саду объявили праздник «Мама, папа, я – счастливая семья». И мне сказали, что ребенок должен нарисовать рисунок своей семьи к этому празднику. Объявляли мне об этом сразу несколько воспитателей – они собрались посмотреть на мою реакцию. Я растерялась. Они косились, шушукались, кто-то там за спиной хихикнул: «Нину нарисуете». Было неприятно. И не понятно было, что рисовать. Нарисовать как есть – боялись проблем и лишних вопросов. Нарисовать «маму и папу» – вопросы появятся у сына. В итоге, выкрутились, нарисовав всех родственников. Позже было еще два мероприятия, на которые требовалось подобное творчество. Мы игнорировали эти задания.

Еще, пожалуй, неприятным было отсутствие возможности близко подружиться с кем-либо из родительниц. Потому что тут же следовали вопросы о личной жизни, которую приходилось скрывать.

– Как по-вашему, повлиял ли “Закон о пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних” на жизнь Вашей семьи?

– Повлиял самым непосредственным образом. Жизнь несовершеннолетнего ребенка в однополой семье – чем не пропаганда? После принятия этого закона мы задумались об эмиграции. Кстати, после принятия закона даже друзья стали проявлять удивительную нетолерантность. И эти погромы в клубах… Стало страшно ходить на какие-либо ЛГБТ-мероприятия. Следом за этим законом, выдвинули на рассмотрение закон «об изъятии детей у родителей, практикующих однополые отношения» – вообще стало страшно. Потом, правда, закон сняли с рассмотрения, но надолго ли?

– Иммиграция в незнакомую страну очень серьезный шаг! Далеко не каждый способен решиться на такую кардинальную перемену. Как Вы пришли к этой мысли и что заставило Вас пойти на эту крайнюю меру?

– Вот, собственно, так и пришли. Закон. К тому же, сын разговаривал все лучше. Он рассказывал в саду о своей семье. Мы стали жить в постоянном страхе, что он расскажет что-то совсем лишнее. Мы старались при нем не держаться за руки, не говоря уже о поцелуях. Какие-то прятки в собственном доме! И пугала перспектива. В случае, если он что-то расскажет, то начнутся проблемы: если и не отнимут ребенка, то будут мучить вопросами и беседами. Могут начать обижать ребенка. И так в саду некоторые воспитатели относились к нему с явной неприязнью. Возможно, потому что догадывались о нас. А что будет, когда он подрастет? Ровесники будут его дразнить, бить. А он такой неконфликтный, неагрессивный… Он не сможет ответить. А потом он придет из школы, и скажет нам, что мы извращенцы и преступники? Потому что такого мнение социума. И мы реально нарушаем закон. Что остается? Либо врать ребенку, тщательно скрывать наши отношения. Либо уезжать в другую страну. Мы выбрали второе. Тем более, что первое – это утопия. Невозможно скрыть свои отношения от ребенка. А если и получится – то это не жизнь. Растить ребенка во лжи – это не для нас.

– А когда было принято окончательное решение об отъезде? И что этому поспособствовало?

– В конце прошлого года мы посетили семейную ЛГБТ-конференцию, которую устраивал Ресурс ЛГБТИК. На мероприятии были приглашены представители западного ЛГБТ-сообщества, которые делились своим жизненным опытом и рассказывали о жизни однополых семей в их странах. Мы поняли, что, по сравнению с Россией, западные ЛГБТ действительно живут, а не выживают!

– Как к этому решению отнеслись Ваши родители? И вообще, какого их отношение к политической системе, сложившейся в России, в частности, к гомофобными общественным настроениям?

– Родители переживают, конечно. Сейчас с экранов ТВ идет столько негативной информации по поводу изъятия детей в Скандинавских странах. Родители не то чтобы верят, но опасаются… И все-таки поддерживают это решение. Они понимают, что в сложившейся обстановке вокруг ЛГБТ в России, ребенку придется трудно. Что касается политической системы, мои родители считают, что наше правительство сильно рискует, придерживаясь той линии, которую выбрало. Но, при этом, считают, что другого выбора в сложившейся политической ситуации у правительства нет. Ну а гомофобные настроения… Это же борьба за традиционные ценности! Это они поддерживают. Просто им не повезло, что их дочь не вписывается в эти традиционные ценности.

– И все таки, чем является для вас предстоящий отъезд: вынужденной иммиграцией, желанием сменить обстановку или возможностью повысить уровень жизни?

– Начнем с того, что уровень жизни однозначно понизится. Обстановку менять – слишком экстремальный способ. Конечно, это вынужденная мера!

– В случае, если обстановка в России будет меняться в лучшую сторону, допускаете ли вы возможность вернуться?

– Я очень сомневаюсь, что обстановка будет меняться в лучшую сторону. По крайней мере, при нашей жизни. Но, если вдруг такое случится… все будет зависеть от обстоятельств. Как сложится наша жизнь в другой стране, сколько времени мы там успеем прожить, прежде чем в России что-то изменится к лучшему…

Нина считает, что мы вряд ли вернемся. Она хочет, чтобы наши дети росли в более толерантной, и в совершенно иной культурной среде. И ей бы очень хотелось, чтобы то отношение к ЛГБТ-семьям, которое мы оставляем в России не возвращалось к нашим детям.

– То есть, по вашему мнению, у ЛГБТ-сообщества в России нет положительных перспектив? Может быть, есть шанс, что отношение российского общества к вопросам гомосексуальности измениться в лучшую сторону?

Света:

– Положительных перспектив? Думаю, нет… Может быть, если правительство сменится… И даже в случае изменения политического курса, общество еще очень долго будет менять свое мнение. Российское общество еще долго будет оставаться гомофобным, даже если ликвидируют гомофобные законы.

– По каким параметрам вы выбирали страну для иммиграции? Кстати, какую страну вы выбрали?

Света:

– Сначала мы действительно выбирали. Хотелось приятного климата, чтобы страна была англоязычная (другими языками не владеем), и чтобы была возможность найти работу по специальности… Но это было, пока мы рассуждали об эмиграции пассивно, теоретически. Когда ребенок стал болтать… стало не до параметров. Остался один важный критерий – права ЛГБТ. И мы выбрали страну, в которой больше шансов благополучно устроиться и выжить. Это Финляндия. Прежде всего потому, что о ней мы услышали на семейной ЛГБТ-конференции. И еще, там хорошие социальные условия для беженцев. Уехать в страну, где беженцам не предоставляют жилье, не выплачивают пособие – с ребенком страшновато. А в Финляндии с этим, вроде бы, проблем нет. Но, к сожалению, точной информации у нас пока нет.

Для Нины большим плюсом является то, что Финляндия – страна граничащая с Россией. Морально не так страшно, друзья или близкие смогут приехать. А также на хорошем уровне поддержка ЛГБТ-семей, в том числе и русских.

– Вы переезжаете по какой-то определенной программе или спонтанно, рассчитывая решить все вопросы на месте?

– Сначала мы думали о программах. Собирались копить деньги, учить язык… Но, как я уже сказала, вынуждены были быстро принять решение. Поэтому это будет беженство.

– Как ребенок относится к предстоящему отъезду? Обсуждаете ли вы с ним тему вашей иммиграции?

– Нет, не обсуждаем. Это, конечно, будет для него стрессом. Очень хотелось бы подготовить его заранее. Но, нельзя! Если он что-то скажет на нашей границе – нас могут просто не выпустить. Слишком большой риск. Поэтому, он будет думать, что это туристическая поездка. А об истинных намерениях узнает уже там, на месте. Было бы, конечно, здорово, если бы можно было просить убежище и оформлять все необходимые документы, находясь еще в России. Тогда можно было бы не бояться рассказывать ребенку. Но, к сожалению, такой возможности нет.

– Какой вы представляете свою жизнь в Скандинавии? Или вы стараетесь пока не задумываться об этом?

Света:

– Бессмысленно пытаться представлять, все равно будет иначе. Одно знаем наверняка – у нас там будут такие же права, как у других семей. И будет сложно – без языка, без работы… Время покажет, как мы с этим справимся.

– Вы уже решили, чем будете заниматься в профессиональной сфере в новой стране проживания?

– Мыть посуду, очевидно. Мало кто из эмигрантов работает по специальности, пока не знает язык. Мы, конечно, будем к этому стремиться. Но, в случае необходимости, мы готовы на любую работу.

– Вы уже посещали страну, в которую иммигрируете? Какие общие впечатления о стране, об обществе в ней?

– Да, посещали. Впечатления позитивные в тех аспектах, которые для нас важны: отношение к ЛГБТ, соблюдение прав ЛГБТ, воспитание детей, образование, медицина, социальная поддержка и экология.

– Что бы Вы пожелали российскому ЛГБТ-сообществу?

– Тем, кто не может или не хочет покидать Россию – желаем сил и терпения. Тем, кто думает об эмиграции – решимости, наверно. И всем – взаимопомощи. Мы вот, кстати, столкнулись с такой проблемой – мало кто из российских представителей ЛГБТ, кто эмигрировал, идет на контакт и готов помочь потенциальным эмигрантам. Поэтому мы решили – если у нас все получится, мы будем делиться информацией, помогать.

Автор: Лейла Таирова

www.parniplus.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
Meg
Гость

Это та ситуация и дилемма, в которой находятся все ЛГБТ семьи в России и 100% семей с детьми.
Однозначно, я поддерживаю это решение и желаю им всяческих успехов на новом месте. Надеюсь, что все сложится хорошо, период адаптации пройдет легко настолько, насколько это возможно. Страна выбрана идеально со всех точек зрения.
Удачи Вам

Аленка
Гость

От себя могу только пожелать удачи! Это действительно очень серьезный шаг, решиться на который может не каждый.

Линда
Гость

С пониманием отношусь к выбранному пути, который девушки считают для себя единственно возможным! И все же очень жаль, что российские ЛГБТ не могут найти в себе силы, а главное, желания каким-то образом воздействовать на гомофобную российскую политику… Ведь западные страны пришли к толерантности путем многолетней борьбы и многочисленных жертв, на которые российские гомосексуалы идти не готовы… Почему? Это вопрос, скорее, к российскому менталитету)

Анонимно
Гость

Очень интересная тема. Я согласна с комментарием Линды. Ведь когда пара только создавалась им было все равно на то, что скажут окружающие. Так почему бы не заострять внимание,когда есть малыш.? Да, будут за спиной шептаться и обсуждать( а иногда и лицо осуждать) .научите ребёнка адекватно реагировать на колкие высказывания и живите спокойно. А переезд в другую страну из за того,что там терпимее относятся к однополым парам с детьми,это побег от самих себя. Хотя решение о переезде,это тоже шаг…удачи этой паре.

Никита
Гость

Считаю, что девочки молодцы! Их решение единственно правильное! Не улучшится в России обстановка,дальше будет только нелепей и маразматичней… Многие из нас,готовясь обзавестись ребятишками, параллельно думают об эмиграции.

Анонимно
Гость
Мой сын нормально принимает нашу семью. И в садике нам повезло с воспитателями, они не гнобят его и не задают лишних вопросов. Но осенью ему идти в школу и я задумываюсь, как общество отнесется к нему. Скрываться я не хочу и не буду! И всегда отстою своего ребенка и пусть хоть кто-то попробует сказать, что он ненормальный!!! Но это значит постоянные конфликты. И я же не смогу везде и всюду быть с ним рядом. Поэтому тоже задумываемся над переездом. Но не имея специальности, знания ни какого языка помимо русского и собственной недвижимости, которую можно продать и купить что-то там! К… Read more »
Dexter
Гость

А кто будет менять ситуацию… Все уедут и останутся самые слабые

Линда
Гость

Dexter! Остануться как раз таки самые сильные!) Но их гораздо меньше, чем тех, кто идет по пути наименьшего сопротивления и уезжает…

Andis
Гость

Ujezżat so swajej strany eto głupost,tierat wsio dla anusa.. 👿

Линда
Гость

AndiS, Вы из своей страны, видимо, не так давно уехали, судя по лексике..))

Анонимно
Гость

Видимо у andisa очень чешется anus. Вряд ли психически здоровый и адекватный человек сделает подобное заявление.

Линда
Гость

Аноним, я согласна с Вами))

Aida
Гость

Когда встает вопрос – борьба за права и свободы или судьба собственного ребенка, логично и правильно выбрать второе. Они молодцы и поступают 100% правильно, пусть за права в нашей стране борются бездетные ЛГБТ. Тем, у кого есть ребенок, однозначно нужно сваливать

Линда
Гость
Аида, а о чем думают гомосексуалы, когда заводят детей в стране с открытой гомофобией и отсутствием всяческих прав?? И не надо мне говорить про то, что закон приняли недавно. Дело не в законе.. И сейчас, когда закон уже действует, огромное количество лесбиянок собираются стать родителями. Вопрос в самом отношении россиян (независимо от ориентации) к деторождению. “Мне уже пора..”. Этим аргументом, как правило, руководствуются будущие родители. Причем мало кто думает о том, что ребенок нуждается в безопасности, в социальных гарантиях, в праве на достойную и обеспеченную жизнь. Рожают, а потом начинается: денег не хватает, времени свободного тоже, гомофобия повсюду, как растить… Read more »
Анонимно
Гость

Адекватно отношусь к ЛГБТ самим, но считаю, что эти семьи должны быть без детей.

Аленка
Гость

Уважаемый Аноним! Лично я, считаю, что большинству гетеросексуалов не следует заводить детей, но Вы же нашего мнения не спрашиваете.

Курс
Гость

Я Вам (Света и Нина) желаю удачи)) у Вас обязательно все получиться))) в любом случае какждый имеет право решать САМ что ему нужно, и как ему жить)))

Janedoe
Гость

Я, гетеросексуальная женщина, состоящая в гетеросексуальном браке, с удовольствием помогла бы этим двум женщинам на новом месте жительства, была бы возможность. От комментариев волосы дыбом, это просто невероятно, на это невыносимо смотреть.

Анонимно
Гость

Безусловно, хочется пожелать удачи данной семье. Но хотелось бы отметить, что, судя по интервью, реальным угрозам и преследованию семья не подвергалась, а значит шансы на получение убежища у них минимальны. Кроме того, согласно двухстороннему соглашению для Финляндии Россия является “безопасной” страной, а значит по статье о потенциальном преследовании, шансы получить статус беженцев у них нулевые. Надеюсь, что я ошибаюсь, и у них все тщательно продумано относительно получения статуса беженцев.

Пекка
Гость

Ого, а я и не думал, что теперь есть легальный способ колбасной эмиграции: объявить себя этим…нуу “нестандарнтым”, и вуаля – уже визу со всему равными правами. И не надо тра..ой, извините, мучатся 4 года с алкашней или идиотами местными до получения ПМЖ. Оказывается, есть способ попроще.
А как там с беженцами по линии BDSM ,тоже можно? А то мы с женой иногда в наручниках любим, если чо.

Линда
Гость

Пекка, да! Благодаря нетерпимости, глупости, агрессии и неадекватного поведения таких, как Вы такая возможность появилась. Должны ведь быть хоть какие-то плюсы от государственного идиотизма. А что касается Ваших увлечений БДСМ… Ну вот когда правительство вынесет на рассмотрение законопроект об изъятии детей из семей, практикующих секс в наручниках…смело можете уезжать!)

Nikaleta
Гость

Да, мы еще живем пережитками прошлого. А ведь вроде свобода отношений. А на деле, косые взгляды, неприятные высказывания. Из-за этого люди из ЛГБТ сообществ, чувствуют себя неполноценными. Не могут нормально существовать в социуме. Половые отношения это личное дело каждого. Осуждать мы никого не имеем права.

wpDiscuz