ЛГБТ-движение

Год под запретом «пропаганды»: как живёт российское общество и ЛГБТ движение

b1K0dDjiLv0

Я надеюсь, каждый, кто прочитает этот текст, сам решит, лжет или нет президент РФ Владимир Путин, когда говорит: «В России нет никакого ущемления прав сексуальных меньшинств. Они, как и остальные, пользуются полными правами и свободами».

Автор текста: Елена Климова,
создатель и руководитель проекта «Дети-404»

Этот текст был написан для англоязычного интернет-журнала, который и опубликует его – с крупными сокращениями. Я привожу его ниже почти полностью. Прежде всего для себя, но в том числе – как дополнительный аргумент для всех, кто не знает, что отвечать на “закон против гей-пропаганды защищает детей и не влияет на вашу жизнь”. Влияет: ещё как.

Краткое содержание

ПРЯМОЕ И КОСВЕННОЕ ВЛИЯНИЕ ЗАКОНА

1. Увольнения: на примере учителей

1а: Александр Ермошкин
1б: Ольга Бахаева
1в: Екатерина Богач
1г: аноним и прочие

2. Публичные мероприятия

3. Непубличные мероприятия

4. Культурная сфера (музыка, кино, театр, книги, компьютерные игры)

5. Радужное безумие

6. Законодательные инициативы

6а: реализованные инициативы
6б: инициативы, что только обсуждались

7. Средства массовой информации и хейт-спич медиаперсон

8. Наше личное пространство: место жительства, работа, друзья и семья

8а. Эмиграция
8б. Работа
8в. Трудности однополых семей
8г. Физическое насилие, психологическое давление, угрозы
8д. Со стороны общества: постоянное муссирование темы, нездоровый интерес и при этом катастрофическое падение информированности
8е. Ухудшение психологического состояния ЛГБТ

9. Плюсы гомофобного закона

10. ЛГБТ-подростки

ПРЯМОЕ ВЛИЯНИЕ ЗАКОНА

Прямое влияние — верхушка айсберга. Люди, которые были оштрафованы по ст. 6.21 КоАП РФ.

1. 3 декабря 2013 года ЛГБТ-активисты Николай Алексеев и Ярослав Евтушенко получили штрафы по 4 тысячи рублей каждый за одиночные пикеты в Архангельске с плакатами: «Гей-пропаганды не существует. Геями не становятся, геями рождаются».

2. 19 декабря 2013 года ЛГБТ-активист Дмитрий Исаков получил штраф 4 тысячи рублей за одиночный пикет в Казани с плакатом: «Быть геем и любить геев — это нормально. Бить геев и убивать геев — это преступно».

3. 31 января 2014 года Александр Сутурин, главный редактор газеты «Молодой дальневосточник», получил штраф 50 тысяч рублей за публикацию интервью о принудительном увольнении из школы Хабаровска учителя-гея Александра Ермошкина. Суд счел пропагандой слова Ермошкина: «Само мое существование — эффективное доказательство нормальности гомосексуальности».

4. 6 августа 2014 года стало известно о четвертом случае. Штраф 45 тысяч рублей получил производитель детской игры «Фанты». В игре были задания, где игрокам требовалось изобразить свидание однополой пары или влюблённого в мужчину Рэмбо.

КОСВЕННОЕ ВЛИЯНИЕ ЗАКОНА

Необязательно быть осужденным по 6.21, чтобы пострадать из-за нее. Основной эффект — не на верхушке айсберга, скрыт под водой. Нырнём со мной: я покажу вам бездну.

1. Увольнения: на примере учителей

Работников сферы образования, ЛГБТ и ЛГБТ-френдли, незаконно заставляют увольняться либо увольняют.

1а: Александр Ермошкин

В сложную ситуацию в 2013 году попал учитель географии из Хабаровска. Администрация школы знала о сексуальной ориентации А. Ермошкина и его деятельности по защите прав ЛГБТ в городе. Но работы это не касалось, и администрация не придавала этому значения. Только после протеста «заинтересованной общественности» его потребовали уволить. Ермошкин рассказывал, что директору школы поступали угрозы: «…Сказали, что уволят и ее в случае чего». Он написал заявление, затем отозвал его. К сожалению, в школу вернуться не удалось. Почти одновременно Александру отказали в работе внештатного преподавателя Дальневосточного государственного университета.

1б: Ольга Бахаева

Учительницу из Магнитогорска Ольгу Бахаеву вынудили уйти из школы за поддержку ЛГБТ. Травля в Интернете, аутинг, угрозы, заявление в прокуратуру от блюстительницы морали (ее сын случайно зашел на страницу Ольги ВКонтакте и там «запропагандировался»). Ольга уволилась из школы: «Простите меня, идеальные люди, но я хочу, чтобы моя жизнь принадлежала мне. Да, я устала от давления, от шушуканья за спиной, от той непонятной агрессии со стороны людей, которым я ничего плохого не сделала». Учительница лишилась работы, переехала в другой город.

1в: Екатерина Богач

Екатерина Богач, учительница испанского языка из Санкт-Петербурга, гетеросексуальна, но участвовала в акциях в поддержку ЛГБТ. Интернет-активисты устроили травлю. В октябре 2013 года написали письмо в Комитет по образованию СПб. В нем говорилось: «учительница, возможно, не пропагандировала в своей школе извращения и ЛГБТ-идеи, но она абсолютно точно делала это на каждой акции ЛГБТ-растлителей и пропагандистов, в которых принимала участие». Чиновники управления образования Петроградского района СПБ провели проверку и не нашли гей-пропаганды в работе учительницы. Екатерина Богач работает до сих пор.

1г: аноним и прочие

Моя подруга Надежда из Воронежа рассказала:
«Знакомая раньше проводила семинары и занималась правозащитной деятельностью, сейчас отошла от дел. После принятия закона о ней решили вспомнить недруги и стали рыться в грязном белье и вывешивать напоказ. Написали донос, и её вежливо попросили уволиться, дабы не подставлять их (работала она в сфере образования)».

Я рассказала лишь о случаях, о которых мне подробно известно; но их намного больше.

Конечно, учителя-геи и лесбиянки и раньше не распространялись о личной жизни на работе, но теперь это стало опасно. Моя знакомая учительница Н., лесбиянка, сообщила: «Много приходиться врать и скрывать. Я не могу рассказать о себе, вру, почему не замужем. Мелочи — но омерзительно. Еще дети: в них очень много гомофобии, и я не могу сказать им, что они неправы».

2. Публичные мероприятия

Большинство активистов, которые выходят на публичные акции, отметили, что теперь тяжелее провести публичное мероприятие на тему ЛГБТ или близкую к ней (к примеру, ВИЧ/СПИД). Акции не согласовывают и заранее запрещают на основании возможного нарушения статьи 6.21. Даже на согласованных акциях полиция не всегда не занимается обеспечением порядка и безопасности участников. Противники акций не раз били ее участников, кидали в них яйца — и нападавших не задерживали.

Андрей Оболенский, ЛГБТ-активист, Москва:

— Отказывают в проведении мероприятий со ссылкой на закон. Пытались провести акцию в день Конституции — получили отказ. Такое было не один раз. «Православные активисты» совсем обнаглели: без провокаций и метаний яиц ни одна акция почти не проходит.

Павел Лебедев, ЛГБТ-активист:

— На себе я испытал ненависть, которую подарил этот закон. Неоднократно был бит на публичных акциях. На работе пытались устроить «темную». Последний раз напали около дома. Причем все нападавшие ушли от ответственности, большинство к ней и не привлекалось.

Виолетта Грудина, ЛГБТ-активист, Мурманск:

— По пути на акцию «Радужный флешмоб» 17 мая меня, организатора, задержали и доставили в отделение. Сообщили, что я нарушила статью 6.21 КоАП. Пояснили, что в социальной сети «ВКонтакте» в группе ЛГБТ-организации «Максимум» нашли несовершеннолетних. Общались вежливо, видимо, сами понимали абсурдность задержания. Администрация города отказала во всех уведомлениях о проведении акции «Радужный флешмоб», участники были вынуждены отправиться в практически безлюдную площадку (гайд-парк). Там их встретил сотрудник управления Ленинского округа. Назвав сбор незаконным, он потребовал задержать и доставить в полицию участников. Прискорбно, что он не знает о специальных площадках.

3. Непубличные мероприятия

ЛГБТ-активисты не всегда могут спокойно проводить даже непубличные мероприятия (лекции, кинопоказы) для узкого круга. Они рискуют нарваться на агрессивных гостей, проверки и срыв мероприятий. Андрей Оболенский, ЛГБТ-активист из Москвы, рассказал: «На мероприятия приходят полицейские, проверяют документы, ищут несовершеннолетних в зале. Мы вынуждены не пускать туда подростков».

Еще примеры.

• С 21 до 30 ноября 2013 года в Санкт-Петербурге прошёл 6-й ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок». Он был практически сорван. Почти каждый день неизвестные сообщали о минировании площадок. Каждый раз нас заставляли выходить и часами стоять на холоде. Центр «Этажи», где должны были пройти основные показы, в итоге отказался предоставлять помещение. На показ фильма «Жизнь Адель» явился Виталий Милонов и устроил скандал с подставными несовершеннолетними.

• 24 апреля 2014 года в московском центре Artplay проходил показ фильма «Дети-404». В середине фильма в зал ворвались люди (некое «Национально-освободительное движение России») и потребовали прекратить показ. Они привели полицию и кричали, что в зале сидят детию Полиция стала проверять документы. Детей не было. Один из мужчин на вопрос: «Где вы видите детей?» ответил: «На экране!». Через 15 минут показ возобновился. Приключения фильма не окончились: депутат Госдумы Алексей Журавлёв написал заявление в прокуратуру. Режиссеров вызывали давать объяснения. Фильм отправили на экспертизу.

• 3 ноября 2013 года двое неизвестных в масках и с пневматическими винтовками ворвались в офис ЛГБТ-организации La Sky в Санкт-Петербурге, где проходило «Радужное чаепитие». Анна Пруцкова получила ушибы спины, Дмитрию Чижевскому пуля попала в глаз. Дело возбудили по статье «Хулиганство», гомофобные мотивы в России никогда не становятся отягчающим обстоятельством. Дело закрыли, нападающих не нашли.

4. Культурная сфера

В 2003 году Россию на Евровидении представляла группа «Тату», две девушки с имиджем лесбиянок. А в 2008 году на то же Евровидение поехала Верка Сердючка, в чистом виде drag queen. Но какой поток ненависти обрушился на нас с экранов телевизора, когда на Евровидении-2014 победила Кончита Вурст! Эпатажный политик Владимир Жириновский, в частности, сказал по этому поводу: «У Европы диарея с кровью и с пеной». Про псевдолесбиянок «Тату», которые представляли Россию десять лет назад, никто не вспоминал.

Еще примеры.

• МУЗЫКА: Летом 2014 года в Москве был сорван концерт Мерилина Мэнсона. Неизвестные сообщили о бомбе. Православные верующие заявили, что певец оскорбляет их чувства и пропагандирует гомосексуализм.

• КИНО: «Лига безопасного интернета» усмотрела в фильме «Жизнь Адель» пропаганду педофилии и гомосексуализма и боролась за отзыв у картины прокатного удостоверения.

• ТЕАТР: Минкульт РФ направил организаторам IX ММКФ письмо с требованием снять с показа пьесу «Душа подушки». Первый замминистра культуры РФ Владимир Аристархов утверждал, что в пьесе могут быть «усмотрены признаки пропаганды гомосексуализма». По итогам ее не нашли. Какой извращенный ум нужно иметь, чтобы увидеть в сказке о подушке и больном мальчике намек на гей-отношения?..
• КНИГИ: Ульяновская областная прокуратура проверила книгу Веры Тименчик «Семья у нас и у других». В книге упоминалось, что в некоторых странах существуют гей-браки. Писательницу обвинили в пропаганде и растлении российской молодежи.

• КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИГРЫ: «Симс 4», которая появится в сентябре, впервые из всей линейки получит в России рейтинг 18+. Все предыдущие имели рейтинг 12+. Причина — в игре можно вступить в однополые отношения и брак. Как и раньше, в игре «Симс 3». Потому я считаю новый рейтинг «Симс 4» прямым следствием закона.

5. Радужное безумие

Самый смешной пункт грустного списка. Людей охватило радужное безумие. Радугу стали обвинять в пропаганде гомосексуализма!

• Житель Магнитогорска в 2013 году направил в прокуратуру запрос, не нарушает ли антигейский закон полосатый дорожный столб на переходе через реку Урал.

• Осенью 2013 года на гей-пропаганду проверяли флаг Еврейской автономной области.

• Летом 2014 года в Новокузнецке возле ТРЦ «Сити Молл» вывесили шесть цветных флагов. Православная горожанка возмутилась, что флаги нарушают закон. Администрация ТРЦ, не дожидаясь окончания проверки, убрала фиолетовый флаг.

• Последний инцидент произошел, когда Россия вылетела с ЧМ по футболу. Православный священник Александр Шумский назвал его «гомосексуальным позорищем» из-за того, что футболисты носят разноцветные бутсы.

6. Законодательные инициативы

6 а: реализованные

• 3 июля 2013 года Владимир Путин подписал закон, который запретил усыновлять российских сирот иностранцам, которые состоят в однополом браке, а также не состоящим в браке вообще. Это произошло всего через два дня после подписания «антигейского» закона.
• 13 февраля 2014 года премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление, которое запретило усыновлять российских детей-сирот всем гражданам стран, в которых разрешены однополые браки

6 б: те, что обсуждались

• Страны-соседи, глядя на Россию, также начали обсуждать возможность ввести такой закон. Как минимум трое: Армения (август 2013 г. — законопроект отозван), Киргизия и Казахстан (судьба законопроектов неизвестна, но, скорее всего, о них попросту забыли).

• В январе 2014 года Иван Охлобыстин попросил президента вернуть уголовное наказание за «мужеложство». Еще раньше, в ноябре 2013 года, об этом же говорила организация «Народный собор». Владимир Путин 17 января 2014 года во время встречи с волонтерами Олимпиады сообщил, что в России запрещена лишь пропаганда, а не сами однополые отношения. Сказал, что некоторые страны обсуждают легализацию педофилии (ложь!) и что в некоторых штатах США существует уголовная ответственность за гомосексуальность (снова ложь! — см. дело «Лоуренс против Техаса», 2003), а в России такого нет.

• В сентябре 2013 года депутат «Единой России» Алексей Журавлев предложил внести поправки в Семейный кодекс РФ: «основанием для лишения родительских прав станет наличие факта нетрадиционной сексуальной ориентации родителей или одного из них». Обосновывалось это защитой детей. Законопроект был отозван. Пресс-секретарь депутата сообщила, что после доработки его вновь внесут на рассмотрение, но пока этого не произошло.

7. СМИ и хейт-спич медиаперсон

Во-первых, СМИ не хотят публиковать нейтральную или положительную информацию об ЛГБТ. Обычная самоцензура. Я сталкивалась с этим не раз, когда журналисты обращались ко мне с просьбой рассказать о проекте «Дети-404» и в последний момент отменяли публикацию, опасаясь штрафа. То же самое говорят мои знакомые.

Татьяна Винниченко, ЛГБТ-организация «Ракурс»:

— Законом нам заткнули рот: мы теперь не можем себе позволить публикации в СМИ. Не разрешается. Журналисты говорят, что не могут про нас ничего опубликовать, если это не заведомые гадости. Даже нейтральную информацию. Редакторы боятся штрафов.

Андрей Оболенский, ЛГБТ-активист, Москва

— Информационная блокада в СМИ — основное последствие. Информация об уличных мероприятиях, акциях до закона циркулировала хотя бы в независимых интернет-СМИ. Теперь СМИ не хотят с нами связываться, пишут только иностранцы. Не хочет независимая пресса на штраф налететь.

Во-вторых, медиаперсоны на телевидении и в газетах и журналах постоянно позволяют себе хейт спич по отношению к ЛГБТ. Я процитирую вам то, что говорят широко известные в России люди. И да: они не несут ответственности за эти слова.

Иван Охлобыстин, актёр:

«Нет другого способа борьбы с содомской чумой, кроме физической изоляции или уничтожения носителей ее вируса»
«Пусть при МВД официально появится силовое подразделение, в задачи которого входит отлов и нейтрализации адептов этой биологической ереси, ведущей к самоуничтожению нации. С удовольствием бы лично принял участие в карательных операциях этого подразделения».

Дмитрий Киселёв, журналист:

«Гомосексуалистов надо не штрафовать, а пожизненно запретить им донорство, и их сердца зарывать в землю или сжигать как непригодные для продолжения чьей-либо жизни».

Молчание СМИ и хейт спич медиаперсон в основном формируют негативное отношение общества к ЛГБТ.

8. Наше личное пространство

На этот пункт антигейский закон повлиял сильнее всего.

8а. Эмиграция

ЛГБТ-сообщество больше стало говорить об эмиграции, учить иностранные языки, искать работу за границей, просить убежища и эмигрировать. Когда стала обсуждаться инициатива депутата Журавлёва, взбудоражились однополые семьи с детьми. Желающих уехать и уезжающих стало в разы больше. Это объяснимо. Когда государство называет тебя человеком второго сорта и обсуждает, что нужно у тебя нужно отбирать детей, — остается лишь бежать.

А., Новосибирск:

— Почти все мои знакомые ЛГБТ, кто имеет хоть какой-то шанс уехать, уехали либо уезжают, бегут из потенциального концлагеря, которым для них стала Россия. Думаю, если люди, которые отнюдь не мечтали уехать с Родины, меняют страну и языковую среду — значит, очень сильно на них отразилась ситуация в России и закон в частности.

8б. Работа

ЛГБТ в России и раньше сталкивались с трудностями, связанными с работой. Но теперь появился закон — и стал дополнительной причиной для давления.

Константин Голава, правозащитник:

— В декабре 2012 года меня попросили уволиться с должности специалиста по работе с молодежью в местной муниципальной организации «Дом молодежных организаций „ШАНС“» в Тольятти. Директор учреждения ссылалась на закон. Она предложила перестать заниматься защитой ЛГБТ или уйти по-хорошему. Я проигнорировал предложение, в январе началась травля. На рабочих собраниях обсуждению моей нерабочей деятельности в отрицательном ключе уделяли несколько минут. Ко мне приходили проверки, коллег расспрашивали о подробностях моей личной жизни и заставляли писать доносы, а мои отчеты «случайно» пропадали. В апреле 2013 года после безуспешных попыток затравить меня работодатель просто сократил моё рабочее место. Суд 3 сентября признал законными его действия.

Надежда, Воронеж:

— Друзьям, которые успели засветить лица на публичных акциях, начали отказывать в работе, их увольняют.

8в. Трудности однополых семей

Закон о пропаганде поставил однополые семьи в крайне трудное положение: получается, что они ежедневно пропагандируют собственным детям (!) нормальность однополых отношений (!!). Люди меньше позволяют себе быть открытыми как семья, как пара, а это приводит к неврозам. Жить в постоянном страхе тяжело. Людям приходится просить детей врать о семье (не говорить, что у них две мамы), и приучать детей ко лжи. А в большинстве ЛГБТ-семьи гораздо больше «одиночек» думают об эмиграции и эмигрируют. Родственники ЛГБТ стали еще меньше поддерживать их. Старые отношения — рвутся.

А., Новосибирск:

— Мы боимся лишний раз упомянуть, что мы — семья, ведь у нас ещё и ребёнок. На работе я всегда была закрыта, и не от хорошей жизни, но если раньше я считала это не совсем нужной предосторожностью — сейчас полагаю это жизненно важным. Теперь мои родители говорят моему ребенку: «Мы если сообщим, маму вмиг с работы уволят. А ты можешь написать заявление в опеку, и тебя у неё отберут».

Анна Гизуллина, вузовский преподаватель, Екатеринбург:

— Ухудшилось отношение родных к ЛГБТ. В семьях (с историей которых я лично знакома), где раньше оно было терпимое, начались скандалы. В некоторых отношения прервались.

8г. Физическое насилие, психологическое давление, угрозы

Очень обширный пункт. Не буду останавливаться подробно, просто скажу, что я как правозащитник и открытая бисексуалка постоянно сталкиваюсь с оскорблениями и угрозами, которые чаще всего получаю в соцсетях. Процитирую парочку:
«Ахах, я так понимаю, тебя никто е*ать не хочет, и теперь ты мстишь Русским? Такие как ты убивают славян! Вам не место в обществе, пропагандируй эту х*йню другим нациям, но нам зачем? Мой прадед погиб за тебя, животное еб*ное! ЛГБТ никогда в жизни не пройдет!»
«Рот е*ал твой шалава, куда ты детей клонишь? Ну в принципе с твоим еб*лом тебя мужики не берут, ты-то понятно лесбиянка, ну а детей на х*я в эту х*йню засасываешь, овца? Ничё, бл*дь, Бог всё видит, встретимся ещё».
«Тебя надо повесить на столбе за развращение малолетних и пропаганду гомосекства».

Так живет каждый ЛГБТ-актвивист России, всё открытое ЛГБТ-сообщество. На нас указали и сказали: «Это враги». Нас никто не защитит.

Надежда, Воронеж:

— Некоторых моих друзей-геев избили на улице. Обращения в полицию результатов не дают. Другим знакомым пришлось уехать: угрозы расправы поступают постоянно.
Началась травля геев. Знаменитый «Окупай-педофиляй», где 19-летнего парня называют педофилом, бьют, выпускают голым на улицу. А по сути, ломают жизнь. И таких тысячи. Страшно подумать, сколько таких, кто не выдержал этой травли и решил свести счёты с жизнью. И сколько тех, кого избили или убили, видео с которыми или не записывали или просто не стали выкладывать.

8д. Со стороны общества: постоянное муссирование темы, нездоровый интерес и при этом катастрофическое падение информированности

Н., учительница:

— Стало хуже. Когда я училась в школе, я могла спокойно сказать всем, что мне нравится Моисеев, и все смеялись, но всем пофиг было. Не знаю, что было бы сейчас. С законом тема гомосексуальности чаще стала подниматься. И у людей нездоровый интерес.

Анна Гизуллина, вузовский преподаватель, Екатеринбург:

— Теперь мне приходится во много раз больше обсуждать эту тему на работе, дома и даже в СМИ. Если прежде тема гомосексуальности занимала менее одной лекции в моем курсе психогенетики и интересующиеся подходили на консультации индивидуально, то теперь вопрос непременно вызывает жаркие дискуссии в любой аудитории — все имеют мнение по этому поводу, так что времени этой проблеме приходится уделять гораздо больше. В прошлом учебном году более 10 первокурсников изъявили желание писать курсовые работы по этой теме (обычно желающих один-два), однако пришлось их огорчить — такой тематикой можно заниматься лишь не ранее 2-го курса (18+).

Андрей Оболенский, ЛГБТ-активист, Москва

— Из-за блокады в СМИ сознание людей демонизирует ЛГБТ. Народу объяснили, что нас надо ненавидеть. На моей работе, если и говорят об ЛГБТ, то негативно, а пару лет назад эта тема простых людей не затрагивала.

Надежда, Воронеж:

— Тема ЛГБТ стала чаще подниматься в разговорах моих «натуральных» друзей, и очень часто в грустном для меня контексте. Сейчас каждый второй считает себя экспертом в генетике и психиатрии, проповедником и чуть ли не соавтором Библии. Им точно известно, кого как лучше лечить и правильнее сжигать.

Хотя в обществе и СМИ стало больше разговоров на тему ЛГБТ, они зачастую агрессивные и безграмотные. Уровень информированности общества об ЛГБТ катастрофически низок и падает с каждым годом.

Согласно результатам опроса Левада-Центра от 17 мая 2013 года, более половины россиян выступают за то, что ЛГБТ нужно лечить или преследовать по закону. Остальных ответов (помогать им достойно жить — 8 %, оставить в покое — 31 %) заметно меньше. Более половины опрошенных также полагают, что государство обязано пресекать любые публичные проявления гомосексуальности и даже ее одобрение (определенно да — 48 %, скорее да — 25 %). Гомосексуальность считают распущенностью или вредной привычкой 43 % (в 1998 году — 35 %), болезнью или итогом психической травмы — 35 % (1998 — 33 %). Всего 12 % ответили, что гомосексуальная ориентация наряду с гетеросексуальной имеет право на существование (1998 — 18 %).

С годами отношение общества к гомосексуалам ухудшается. И это напрямую связано с законом. Людям негде взять информацию о том, что сама по себе сексуальная ориентация не может рассматриваться как расстройство. Год назад около 70 % россиян считали гомосексуальность болезнью либо вредной привычкой. Сейчас эта цифра наверняка еще более выросла.

***
По всем причинам, перечисленным выше, психологическое состояние ЛГБТ намного ухудшилось. И это — главное и самое разрушительное последствие закона.
Вот что говорят мои знакомые — ЛГБТ и ЛГБТ-френдли.

Анна Гизуллина, вузовский преподаватель, Екатеринбург:

— В сообществе резко увеличилось количество людей, переживающих гомосексуальность или трансгендерность как травму. Обращений за помощью стало в разы больше. Возросли разные страхи, за себя, за близких и детей. Многие стали гораздо более скрытными. Это заметно ухудшило качество жизни и самоощущение.

Forest1333:

— Стало ещё труднее дышать. Очередная узаконенная несвобода. Очередное противоречие здравому смыслу. Очередной уход от цивилизованного мира в средневековье. Я сижу дома, не покалеченный, без синяков и административного дела за плечами, но это висит надо мной. Я не чувствую себя свободным человеком.

Виктор:

— Статья 6.21 подарила незабываемую возможность почувствовать себя унтерменшем, официально признанным человеком второго сорта.

Павел Лебедев, ЛГБТ-активист:

— Закон может работать или не работать, но главное, чего его инициаторы добились, — породили большую ненависть, заставили жить в страхе еще большее количество ЛГБТ.

Тикки Шельен, музыкант, Москва:

– Моих знакомых закон коснулся в том смысле, что в обществе спустились тормоза. По крайней мере, в области СМИ, словно мягко сказали «можно», имея в виду «фас». Не очень приятно знать, что ты теперь официально пария. Никого из знакомых всерьез не привлекали пока, но вот посмотрим. Я пишу альбом, в котором будет затронуты самые разные типы отношений между людьми, посмотрим, будут ли последствия после его публикации в Интернете.
Сам факт закона я для себя считаю оскорбительным, неприемлемым и противоречащим Конституции РФ.

Х., ЛГБТ-активист, Москва:

— Изменилось самоощущение. Атмосфера накалилась, и хроническая боеготовность забирает львиную долю энергии и усиливает тревожность. У меня хорошая психологическая подготовка, сильная нервная система, высокая стрессоустойчивость. Но в реальной опасности стало большим ударом по самолюбию, что у моих сил и нервов есть пределы. Теперь я предпочитаю проводить досуг дома, а вместе с любимым человеком как можно реже появляться на улице. Если это неизбежно, как правило, мы говорим по-английски — это создает хоть какую-то дистанцию между нами и окружающим миром. А еще стало жутко некомфортно находиться на людях в компании неформатно выглядящих женщин. Моя первая мысль в такой компании: вы привлекаете лишнее внимание ко мне и/или к моему партнеру, не спросив нас, хотим ли мы аутинга. Моя вторая мысль: я не знаю, как вы поведете себя при лесбофобном буллинге.

9. Плюсы гомофобного закона

Некоторые мои знакомые выделили и плюсы гомофобного закона.
Пятеро сказали, что именно из-за его появления стали ЛГБТ-активистами.
Анна Гизуллина, преподаватель из Екатеринбурга, полагает, что закон заставил обратить на проблему внимание широких слоев и сделал ее предметом публичного обсуждения – хотя по большей мере агрессивного и безграмотного.

ЛГБТ-активист Павел Самбуров отмечает то же самое: количество неравнодушных к вопросу ЛГБТ заметно увеличилось – и доброжелателей, и ненавистников. Хотя тема исчезла из СМИ, само ЛГБТ-сообщество, пока шла дискуссия вокруг закона, создало свою новостную среду – появились десятки новых ЛГБТ-пабликов в соцсетях, где новости узнают десятки тысяч людей.

Но вне всякого сомнения, плюсы закона ничуть не перевешивают минусы, которые свалились на наши головы. И особенно на головы ЛГБТ-подростков.

10. Дети-404. ЛГБТ-подростки: в стенах молчания

Так называется моя книга, которая уже напечатана, а также доступна в электронном виде. Вот, кстати, еще два последствия закона. Во-первых, типография моего города отказалась печатать книгу. За мои деньги. Причина: «Ну вы же понимаете…» Да, конечно. Понимаю. Во-вторых, в октябре 2013 года Виталий Милонов потребовал привлечь меня к ответственности и закрыть проект «Дети-404» (абсурд; как письма несовершеннолетних могут что-то «пропагандировать» среди них же?). В конце января против меня возбудили дело статье 6.21 КоАП РФ. Но суд нарушения в моих действиях не нашел.

О ЛГБТ-подростках я хочу сказать отдельно вот почему. Во-первых, их антигейский закон задел сильнее всего. Взрослые могут эмигрировать, могут работать на дому или найти негомофобный коллектив. Дети не могут ничего. Они зависимы. Во-вторых, я много знаю о том, что они думают и чувствуют, потому что много общалась с такими подростками.
Статья 6.21 должна была защищать детей, а они из-за нее страдают. Но о ЛГБТ-подростках никто не думает. Они в России — невидимые дети.

Случай 1. В январе 2014 года в Калужской области 16-летнюю отличницу педагоги заставляли перейти в другую школу. Она написала мне, что ее публично унизили по причине того, что она «пропагандирует своим существованием
нетрадиционную сексуальную ориентацию». Мотивировали учителя и директор это тем, что ее голос стал похож на мужской. В итоге девушке запретили устно отвечать на уроках. Все работы теперь она сдает в письменном виде.

Случай 2. В Брянской области в конце 2013-го на контроль в комиссии по делам несовершеннолетних поставили ученицу М., не скрывающую, что она лесбиянка. Комиссия провела проверку, вызывала школьников, чтобы поговорить, не растлила ли их М. В бумаге о том, что девушку поставили на контроль, названа такая причина: «В ходе профилактической работы было выявлено, что ученица девятого класса пропагандирует нетрадиционные сексуальные отношения среди несовершеннолетних». Каким образом? М. «открыто признает себя лицом нетрадиционной ориентации»… Правда, когда не без помощи нашего проекте поднялся шум в СМИ и дело дошло до областной прокуратуры, девочку с контроля все-таки сняли.
Чего статья 6.21 приносит больше, пользы или вреда, и защищает ли она детей — вопрос риторический.
Никто не спросил несовершеннолетних, нужно ли их ограждать от гей-пропаганды
Как закон повлиял на ЛГБТ-подростков? Несомненно, всё изменилось в худшую сторону, и они отмечают это сами.

Д. Х.:

— Я ненавижу страну, в которой я должна защищать любимого человека от смерти, в которой я вынуждена отращивать клыки и когти ради права любить. Эй, вы, там, наверху! Мы существуем! Мы хотим жить! И знаете что? Пока я знаю, что кому-то, как и моей девушке, приходится скрываться, терпеть унижения и глотать слезы обиды, — я буду бороться. Я буду заявлять о себе. Я буду желать смерти всем тем, кто доводит их до слез. Потому что вы, товарищи депутаты, не заслужили ни их жизней, ни их слез. Пошли вы к черту — и встретимся в аду. Если я отправлюсь в ад за то, что люблю, то вы — за то, что убиваете.

Кристина, 16 лет (Самара):

— А что сказать? Отвратительно то, что, если в нашей стране поймают и изобьют кого-то из сторонников ЛГБТ, правительство еще и по головке нападающих погладит (образно говоря). Мне отвратительно жить в стране, где о своей любви я не могу заявить прилюдно. Даже когда я иду в магазин покупать цветы своей девушке, на меня уже косо смотрят. Это некрасиво, товарищи, так нельзя.

Ксения, 17 лет (Таганрог):

— Меня не совращали. Не насиловали. Моя ориентация — не результат какой-то детской травмы. На меня никто не влиял и не накручивал. Я просто человек, который хочет жить. Учиться, найти хорошую работу, жениться, завести семью и прожить со своей любимой долгую и счастливую жизнь.
Я такая же, как все люди. Дайте мне спокойно дышать.

Саша, 16 лет:

— Я не понимаю, почему издают законы против ЛГБТ. Мы же ведь все люди, мы ведь тоже часть общества, если общество хочет быть хоть немного идеальнее, оно должно понимать и принимать нас. Как общество станет идеальным, если оно принимает не всех. Жизнь дается один раз, и я хочу жить спокойно, хочу любить и быть любимым, чтоб меня уважали и принимали. Я очень люблю свою необъятную страну, но я не хочу жить в России, с такими жестокими людьми, которые не хотят меня принимать.

София, 17 лет (Саратов):

— Закон о «пропаганде» неконструктивен и основан лишь на предрассудках. В нашей стране свобода выбора. Нет ничего ужасного в том, что люди увидят другие стороны жизни. Лишь владея достаточным количеством информации о предмете, мы можем решить: нужно нам это или нет. Никто с дулом пистолета у виска не заставляет становиться геем. ЛГБТ-движения борются за свои права и помогают таким, как я, осознать мой выбор и решить, что делать дальше.

Ася, 15 лет (Москва):

— Закон уже делает подростков несчастными. В школах крепнет гомофобия со стороны и учеников, и учителей. Постоянная травля. Гомофобия по телевидению и от родителей. Для нас это как пресс. Это толкает к самоубийству. Это не забота, а желание нас (подростков и детей) уничтожить! Вы и вправду хотите уничтожить нас?

Ярослав, 15 лет (Воронеж):

— Защищайте детей от плохих родителей, некомпетентных учителей и насильников. Я сам несовершеннолетний и никакого вреда не принесу детям! Просто оставьте нас и не трогайте. Вы приняли этот закон — и только разрушили чужие судьбы людей…

Алена, 13 лет (Ленинградская область):

— Государство подливает масло в огонь. Оно убивает нас. За что? Почему до этого дебила Милонова никак не дойдет, что мы тоже дети! Как достало…

Сташа, 15 лет (Одесса):

— Закон — маразм, но меня никто не послушает. Я — никто, мой голос на данный момент ничего не значит.

* * *
P. S. Я надеюсь, каждый, кто прочитает этот текст, сам решит, лжет или нет президент РФ Владимир Путин, когда говорит: «В России нет никакого ущемления прав сексуальных меньшинств. Они, как и остальные, пользуются полными правами и свободами».

Лена Климова,
создатель и руководитель проекта «Дети-404»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
Dexter
Гость

Отличный обзор, спасибо

Анонимно
Гость

Быт определяет сознание… Может в стране на самом деле надо поднять экономику и многое ещё… И чем вам не нравится Путин?Трахайтесь потихоря кому с кем нравится,к чему орать на перекрестке?

Участник

C Лубянкой согласовал свою бредятину? )))

Юрий Мочилин
Гость

Лена. Спасибо. Открыли мне глаза… 😉

Gayboy
Гость

Гомосексуальность не равно только секс, почему сразу только про секс пишут

Андрюшка
Гость

Отличная статья! А вы представляете, как тяжело ЛГБТ-подросткам, которые воспитываются в детдомах? Насколько там тоталитарнее режим?

wpDiscuz