Вадим Ваганов: «Я не хочу делать этой власти приятно»

Молодой политик, ЛГБТ-активист, автор одного из крутейших радужных ТГ-каналов, Вадим Ваганов совершил публичный каминг-аут

Мы не могли пройти мимо этого события. Большинство участников нашей маленькой редакции уже покинули Россию, спасаясь от преследований правящего режима. Но Вадим остаётся. В день, когда карго-парламент РФ принял в окончательном чтении пакет гомофобных поправок, делящих жителей страны на сорта по признаку сексуальности, наш герой совершил публичный каминг-аут. 

Да, это ответ всем российским гомофобам. И в этом поступке больше мужества, чем наберётся во всей Госдуме Российской Федерации. Всё, что мы можем сделать со своей стороны, это предоставить Вадиму площадку и дать рассказать о себе уже не в формате короткого фейсбучного поста. Интервью вышло длинным, но оно того стоит. 

Давай начнём с того, откуда берутся российские геи. В какой социальной среде ты формировался? Какими были твоя семья, школа, круг друзей в детские и подростковые годы? Чем увлекался, о чём мечтал?

Можно сказать, что у меня было довольно счастливое детство. Я рос в обычной российской семье с отцом и матерью, где был единственным ребёнком. Меня любили, покупали мне различные «мальчиковые» игрушки, никогда особо не наказывали и уж тем более никогда не применяли ко мне какого-либо физического насилия. 

Помню, как в детском садике я активно ухаживал за одной девочкой и даже устраивал шуточные «дуэли» с другим мальчиком за её любовь. Причём подобное поведение прослеживалось у меня и в школьном возрасте. Я строил из себя этакого «покорителя женских сердец» и активно бегал за одноклассницами и девочками из старших классов. И с одной дошло даже до отношений! Правда, закончились они почти тогда же, когда и начались. Где-то в шестом-седьмом классе я предложил ей встречаться, подарил букетик цветов, целый день за ней ухаживал и… на этом всё. Буквально. На следующий день после начала наших отношений я решил её полностью игнорировать и делать вид, что ничего этого не было. 

Сейчас мне кажется, что я таким образом просто хотел получить какое-то одобрение своего поведения. Мол, мальчик бегает за девочкой и ухаживает за ней — это ведь так хорошо и правильно! Да и, тем более, в школьной среде в подростковом возрасте начались активные разговоры среди мальчишек о том, кто с кем гуляет, кто к кому подкатывает и так далее. Не хотелось как-то «отставать» от других.

Вне школы я проводил время в довольно гоповатой компании, где нормой было шутить всякие гомофобные шуточки. В этой компании я также врал всем своим друзьям о том, что активно встречаюсь с девушками. Помню, как мои друзья в этой компании начали хвастаться своими любовными похождениями, а я лишь поддакивал и говорил, что вот у меня тоже «всё огонь» с девушками. По итогу в моём окружении никто и подумать не мог, что я могу быть геем.  

Вадим Ваганов: «Я не хочу делать этой власти приятно»

Когда ты осознал свою гомосексуальность? Это был мучительный процесс или ты легко воспринял свою природу?

Свою гомосексуальность я осознал где-то лет в четырнадцать. Причём понял это довольно простым образом. Как и все парни, проходящие половое созревание, я любил смотреть порнушку. И понятное дело, что сначала я смотрел исключительно гетеросексуальное порно. И вот в какой-то момент я понял, что меня в этом порно возбуждают совсем не женщины, а мужчины! 

Тогда же и пришло понимание, что, скорее всего, я гей. Не могу сказать, что я как-то сильно парился по этому поводу. Скорее понимал, что подобный факт может быть воспринят в штыки и что мне следует мимикрировать под гетеросексуала, дабы не нарваться на какие-то проблемы. Тогда же я решил, что свои сексуальные предпочтения оставлю в секрете. Мне казалось, что в моём окружении меня просто никто не поймёт. 

Когда и как о тебе узнали в семье, в кругу друзей и знакомых? Как они восприняли новость? Как это изменило ваши отношения?

Мой первый каминг-аут случился перед моей матерью. И произошло это довольно необычным образом. Где-то лет с шестнадцати я создал себе фейковый аккаунт в соцсетях и начал активно зависать в различных ЛГБТ-пабликах, где пробовал знакомиться с парнями-ровесниками. Тогда же я разместил в одном из пабликов свою анкету, где подробно рассказывал о себе, прикреплял свою фоточку и прямо писал, что ищу парня для отношений. 

И вот как-то раз знакомый моей матери каким-то неизвестным мне образом обнаружил эту мою анкету в соцсетях, после чего сообщил об этом ей. Помню, как я пришёл домой со школы, а моя мама позвала меня пообщаться тет-а-тет на кухню под предлогом «серьёзного разговора». Там она напрямую задала мне конкретный вопрос: 

«Вадик, скажи честно, ты гей?»  

Сложно сказать, что я испытывал в тот момент. Это была какая-то помесь страха с неловкостью и стыдом. Я почувствовал себя прижатым к стенке. Однако, это же чувство побудило меня сказать маме правду. Я подумал, что раз мне задают такой вопрос, то на это есть какие-то основания. Тогда какой смысл мне врать?

Таким образом, я признался своей матери, что мне нравятся парни и что я являюсь геем. Мама сначала расплакалась, когда услышала это от меня. Как потом выяснилось, она считала, что у геев в принципе не может быть детей и потому очень сильно переживала за внуков. Однако, чуть успокоившись, она выслушала меня и завершила разговор тем, что в любом случае любит меня. 

Затем мама рассказала о моём каминг-ауте отцу. Папа никак особо на это не отреагировал. Было такое чувство, что он ранее уже предполагал, что его сын — гей. Так что он принял этот факт и ни разу не сказал мне чего-то осуждающего. 

Этот каминг-аут перед родителями был для меня как камень с плеч. Я почувствовал облегчение и радость, что меня приняли. Впоследствии я мог привести парня к себе домой в гости и не переживать, что мои родители будут как-то гомофобно реагировать на это. 

А вот перед друзьями каминг-аут было делать сложнее. Как я говорил ранее, рос я в довольно гоповатой компании, но у меня было три близких друга, с двумя из которых я был знаком и дружил с самого рождения, а с третьим общался уже более 10 лет на тот момент. В семнадцать лет, в период моих первых отношений, я решил признаться в своей ориентации самым близким друзьям — всё же хотелось, чтоб хоть кто-то из них знал обо мне правду и чтобы я мог хоть с кем-то искренне поговорить о своих чувствах. 

В итоге я собрал всех на квартире у друга. Мы спокойно себе сидели, общались, а потом я перешёл к самому главному. На меня в очередной раз накатило лютое волнение, а руки тряслись. Начал я издалека: прежде всего стал говорить о том, что считаю всех собравшихся на квартире своими самыми близкими друзьями и потому не хочу скрывать от них правду. В итоге я сообщил им, что на самом деле я гей и мне нравятся парни. И тут был самый стрёмный момент — где-то секунд двадцать в квартире была гробовая тишина: все пыталась осознать сказанное. Потом один из друзей всё же нашёлся: 

«Ты ведь так шутишь, да?»

Но я не шутил. Я ещё раз объяснил, что это чистая правда и что мне было важно признаться им в этом. И, конечно, сначала все трое друзей были в полном шоке и отказывались мне верить. Пришлось даже показывать им свой гейский фейк-аккаунт, после чего они всё же поняли, что я говорю правду. Двое из троих друзей приняли это спокойно. Они просто обработали эту информацию и зафиксировали её в своих умах. А третий начал говорить мне, мол, что всё это пройдёт и всё будет окей. Но даже и он со временем полностью принял меня и уже не считал дальше, что это «временное». С этими друзьями я общаюсь и по сей день.

Почти в это же время я также признался о своей сексуальной ориентации и узкому кругу одноклассников, кому я мог доверять. Всё прошло отлично. Никто не пытался меня осудить или сказать мне какое-то грубое слово. Стоит отметить, что один из этих одноклассников потом подружился со мной и на почве нашей дружбы стал ярым защитником ЛГБТ-сообщества. Так, например, он стал публично защищать ЛГБТ-людей в спорах с гомофобами. 

В итоге получается, что у меня истории моего каминг-аута в юношестве были сплошь положительные. По крайне мере, никто не отказывался от общения со мной.

Вадим Ваганов: «Я не хочу делать этой власти приятно»

Между просто геем и активистом — огромная разница. Что заставило тебя не просто жить свою жизнь, но и выйти в публичное пространство?

Если говорить про активизм, то, прежде всего, стоит отметить, что мои родители частенько обсуждали на кухню политику. Из их разговоров я понял, что они не поддерживают Владимира Путина и настроены оппозиционно по отношению к нему. Мой отец вообще был сторонником Михаила Ходорковского, а в нашей квартире висел специальный календарик, в котором он вёл отсчёт того, сколько уже дней Ходорковский сидит в тюрьме. Думаю, что именно эти разговоры и пробудили мой интерес к общественно-политической деятельности.

С семнадцати лет я начал активно интересоваться политической обстановкой в стране и мониторить различные новости. Тогда же я узнал и про фальсификации выборов, и про нарушения прав граждан. Я начал осознавать, что наша страна действительно идёт куда-то не туда. А когда мне исполнилось восемнадцать лет, я решил, что сидеть на диване не вариант, и что мне следует самому активно включаться в общественно-политическую деятельность. 

Первым делом я начал изучать существующие политические партии в России. Я хотел найти единомышленников, с которыми смогу вместе заниматься политикой. Тогда же я узнал, что в нашей стране существуют такие оппозиционные партии, как «Яблоко» и «Парнас». Правда, я долго думал над тем, куда всё же стоит вступать. Однако в конечном счёте я решил присоединиться к яблочникам. Меня сильно подкупило то, что они никогда не отказывались от своей публичных позиций и последовательно выступали против политики Владимира Путина. По прошествии времени я нисколько не жалею о принятом решении. И это несмотря на то, что меня в конечном итоге всё же исключили из партии. Но это отдельная история. Всё же внутри партии я нашёл огромное количество своих единомышленников и понял, что попал туда, куда нужно. 

К каким наиболее значимым общественно-политическим событиям ты причастен? Каких целей добивался?

Сразу же после вступления в партию я решил присоединиться ещё и к «Молодёжному Яблоку». Это отдельная молодёжная организация, которая тесно взаимодействует с самим «Яблоком». Там было полно моих ровесников, которые разделяли взгляды, схожие с моими. Благодаря своей активности, я даже смог впоследствии попасть в состав руководящих органов петербургского регионального отделения партии «Яблоко». 

Я был участником всех протестных митингов и поучаствовал в проведении множества перфомансов. Если говорить конкретно про ЛГБТ-активизм, то мы организовали много тематических акций. Например, когда мы узнали о преследовании геев в Чечне, то решили вывесить радужный флаг на мосту им. Кадырова и призвали наши власти провести тщательное расследование и наказать виновных в актах насилия. 

Также можно вспомнить акцию солидарности с Сергеем Трошиным. Тогда он ещё не был депутатом и не признался в своей гомосексуальности, но открыто поддерживал ЛГБТ-сообщество и публично выступал в защиту ЛГБТ-людей. За эту позицию ему начал угрожать уголовник Вячеслав Дацик со своей свитой и даже пришёл в офис партии, где требовал выдать ему Трошина. Тогда мы решили заступиться за Сергея и выпустили радужные значки с надписью «Я Трошин». 

Ещё можно вспомнить мой пикет в поддержку Рената Давлетгильдеева. Когда Жириновский подал на него в суд, я решил выйти на одиночный пикет с плакатом, где выражал поддержку Ренату. Мне всегда казалось важным проявлять солидарность по отношению к другим людям, оказавшимся в беде. Пусть это будет даже какое-то незначительное действие с моей стороны, но всё же это даст понять, что они — не одни. Что их поддерживают. 

[adrotate group="1"]

Ещё сразу вспоминается акция, посвящённая Екатерине Лаховой — главе Союза женщин России. 

В какой-то момент она на полном серьёзе пожаловалась Путину на мороженое «Радуга» и попросила проверить бренд на «ЛГБТ-пропаганду». Тогда я также встал в одиночный пикет с плакатом «пропагандируем» в одной руке и радужной мороженкой в другой. Пикет был проведён перед петербургским офисом ОНФ, чьей частью является Союз женщин России.

Но не одними акциями и митингами я был увлечён. Будучи в руководстве петербургского «Яблока» я старался не замалчивать тему дискриминации ЛГБТ-людей. Проводил в офисе партии просветительские лекции. Помню, как мы приглашали в яблочный офис ЛГБТ-комьюнити центр «Действие», чтобы они подробнее рассказали о себе и о том, как сейчас живёт ЛГБТ-сообщество в России. Также я приглашал правозащитника Игоря Кочеткова. Тогда он провёл интереснейшую лекцию об истории глобального ЛГБТ-движения. На самом деле, было очень много всего разного, но если я буду углубляться в детали, то придётся наговорить ещё с десяток абзацев, так что, пожалуй, остановлюсь на этом. 

Вадим Ваганов: «Я не хочу делать этой власти приятно»

Насколько успешным считаешь свой активизм?

Сложно оценить успешность моего активизма. В конечном итоге мы всё равно пришли к тому, что наши парламентарии принимают дискриминационные законы по отношению к ЛГБТ-людям. Можно ли тогда сказать, что все эти действия были бессмысленными? Я считаю, что нет. Эти акции, лекции, перфомансы привлекали внимание людей и, вполне возможно, смогли вдохновить какое-то количество ЛГБТ-персон и ЛГБТ-подростков. Если эти действия смогли помочь людям не отчаиваться и продолжать бороться, то значит всё это было не напрасно. 

Сегодня ты совершил уже не первый в жизни каминг-аут. Что это тебе даёт? Что ты чувствуешь в такие моменты? И что советуешь другим? Как тебе кажется, каминг-ауты гармонизируют общество или порождают конфликты?

До момента моего публичного каминг-аута, я уже долгое время был довольно открытым человеком и не стеснялся своей сексуальной ориентации. Если кто-то спрашивал меня о ней, то я честно говорил, что являюсь геем. Собственно, в том же «Молодёжном Яблоке» все прекрасно знали о моей сексуальной ориентации и поддерживали меня. 

Помню, в 2020 году меня отправили в командировку в Новосибирск проводить избирательную кампанию нескольким оппозиционным кандидатам. Я организовал штаб, начал набирать агитаторов и в какой-то момент к нам в штаб пришёл мальчишка 14-ти лет, который прекрасно разбирался в политике и очень сильно хотел помочь нам. Я не стал проявлять какой-то эйджизм по отношению к нему и решил всё же взять его волонтёром в штаб. Время от времени мы общались с ним и установили довольно неплохие дружеские отношения. 

И вот, в какой-то момент он решил мне признаться, что является геем. Конечно, я тогда поддержал его и выразил благодарность, что он решил открыться передо мной. По всей видимости он решил, что мне можно доверять. Кроме того, он пожаловался, что в его семье довольно гомофобные родители, которые любят смотреть пропагандистские шоу и высказывают различные грубости по отношению к ЛГБТ-людям. Ему было крайне тяжело жить в такой обстановке, но при этом ещё сложнее было держать в себе собственные чувства. Он хотел открыться своим родителям, но переживал, что они сделают его жизнь ещё хуже. Тогда он попросил моего совета — стоит ли ему вообще делать этот каминг-аут?

Несмотря на то, что я считаю открытость одним из лучших шагов по искоренению нетерпимости, я не мог дать ему такой совет. Всё же он был в довольно зависимом положении от своих родителей. Он не смог бы уехать от них в случае неприятия его сексуальной ориентации. Тогда я объяснил ему все свои опасения и рекомендовал повременить с этим шагом. Но на мою поддержку он в любом случае мог рассчитывать. 

Когда мы говорим о каминг-аутах, то нужно понимать, что все мы находимся в разных условиях. Нужно здраво оценивать существующие риски. Какой смысл совершать каминг-аут, если это сделает жизнь невыносимой?

Честно говоря, я уже давно хотел сделать публичный каминг-аут, но постоянно откладывал это дело. Однако когда появилась информация, что «ЛГБТ-пропаганду» хотят запретить среди совершеннолетних, я однозначно решил, что необходимо публично «выходить из шкафа». Нужно своим примером показать, что не стоит бояться одиозных решений наших парламентариев и что необходимо продолжать жить так, как вы считаете нужным. Как я писал в своей публикации — всё плохое когда-нибудь заканчивается, и эти законы будут отменены. Главное не впадать в уныние. 

Вадим Ваганов: «Я не хочу делать этой власти приятно»

Свой пост ты приурочил к принятию так называемого закона о гомопропаганде. Как ты оцениваешь этот закон? В чём его вред?

Думаю, довольно очевидно, что я отношусь к законопроекту о запрете «ЛГБТ-пропаганды» крайне негативно. Государство продолжает ограничивать граждан в их правах. Они делают из ЛГБТ-людей «врагов Родины», которых спокойно можно дискриминировать и унижать. В цивилизованном государстве такое недопустимо. 

Главный вред этого закона в том, что он делает жизнь ЛГБТ-людей в России намного сложнее. Кто знает, сколько ЛГБТ-подростков и взрослых людей решатся на суицид из-за того, что действующая власть продолжает проталкивать гомофобную риторику и закрепляет гомофобию на государственном уровне? Это ведь всё очень серьёзно и опасно. Но наши парламентарии не задумываются над такими вопросами. Им главное отвлечь внимание от внутренних проблем и внушить людям, что они стараются защитить их от страшных-страшных ЛГБТшников, которые хотят развалить нашу страну. Это всё смешно и, одновременно, очень грустно. 

Как тебе кажется, это конец или начало? Российские власти остановятся на достигнутом, или это только старт нарастающей репрессивной политики в отношении ЛГБТ-людей? Где они могут остановиться?

Я не люблю делать какие-то прогнозы. За всё то время, что я занимаюсь общественно-политической деятельностью, мы с моими коллегами уже столько раз думали, что этой власти вот-вот придёт конец. Однако «Единая Россия» по-прежнему продолжает побеждать на выборах, а Путин всё также остаётся президентом России. Представители действующей власти понимают, что могут продолжать творить всякую дичь, и им за это ничего не будет. 

Я не буду удивлён, если на этом репрессивные законы в отношении ЛГБТ-людей не закончатся. Тем более им ещё есть куда двигаться. Кто может гарантировать, что им не взбредёт в голову принять законопроект, аналогичный закону о мужеложестве в СССР? Но, опять же, это не значит, что всем нам нужно массово прекратить всякую деятельность, перестать вообще высказываться и тупо ждать момента, когда нас всех загонят в какие-нибудь лагеря. Ведь действующая власть только этого и добивается. Они ведь столько лет внушали людям, что необходимо быть пассивными и никаким образом не участвовать в общественно-политических процессах. 

Главное — не бояться и делать то, что считаешь нужным. Нужно реагировать на происходящее в стране и быть активным гражданином. В этом плане мне очень понравилось выражение Льва Шлосберга, которое я процитировал в своём публичном каминг-ауте: 

«Важно сохранить себя свободными людьми в несвободной стране». 

Мы точно застанем лучшие времена. Отчаиваться нельзя.

Вадим Ваганов: «Я не хочу делать этой власти приятно»

В отличие от многих ЛГБТ-россиян, ты не покидаешь страну. Что вдохновляет или заставляет тебя оставаться? Что вынудило бы всё же уехать?

Я не хочу покидать свою собственную страну. Я родился в ней, прожил всю жизнь, у меня здесь огромное количество друзей и знакомых, тут живут мои родственники. Почему я должен покидать Россию? Мне кажется, что наша власть только рада тому, что оппозиционно настроенные граждане уезжают. Я не хочу делать этой власти приятно.

И я вижу, что я не один такой, мою позицию разделяют многие. Я нахожусь в довольно хороших отношениях с Сергеем Трошиным. Это как раз один из тех людей, кто постоянно вдохновляет меня. Когда я прочитал о его публичном каминг-ауте, то я был крайне горд, что знаком с ним лично. 

Думаю, что люди, которые, несмотря ни на что, решают остаться в России и продолжают критиковать действующую власть и выражают публичное несогласие с её решениями, вдохновляют других россиян на борьбу. Возможно, что даже это интервью вдохновит кого-то на какие-то действия или просто поможет людям не поддаваться панике; сохранит их психическое здоровье на должном уровне.

Конечно, в жизни может случиться всякое. И если на меня, например, захотят завести уголовное дело и посадить в тюрьму, то лучшим вариантом будет покинуть Россию. Всё же на свободе от человека в любом случае будет больше пользы, чем в тюрьме. Но даже если бы я покинул Россию, то я бы обязательно потом вернулся. Просто потому что это моя страна и я хочу, чтобы в ней всё было хорошо.  

Веришь ли ты в Прекрасную Россию Будущего? Если да, то какой она будет и доживём ли мы до её прихода?

Я, безусловно, верю в то, что когда-то наступят лучшие времена. Мы обязательно доживём до «Прекрасной России Будущего». Когда это случится — сложно сказать. Но это будет. И мы увидим Россию, где по-настоящему уважают права человека. Где не будут продвигать империализм и гадить соседним странам. Проходят настоящие выборы без каких-либо фальсификаций. ЛГБТ-люди смогут спокойно жить и не опасаться за свою жизнь. Независимые СМИ смогут продолжать свою работу и не будут подвержены цензуре. Полицейские будут уважать граждан, а не избивать их дубинками на митингах. Где будут честные суды. Всё это будет. Но главное — дождаться этого.

Вадим Ваганов: «Я не хочу делать этой власти приятно»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ