Жизнь с ВИЧ

Порно и ВИЧ: интервью с ВИЧ положительным порноактером

Порно и ВИЧ: интервью с ВИЧ положительным порноактером

Клиника сообщила мне, что мой результат попадет в СМИ, потому что о нем будет сообщено властям округа. На следующий день об этом писали все, в индустрии началась настоящая паника, и я тоже паниковал, потому что опасался, что конфиденциальная информация тоже станет доступной, и моя семья обо всем узнает

Деррик Бертс, актер фильмов «для взрослых» также известен как «пациент зета». В октябре прошлого года у него выявили ВИЧ, который передался ему во время съемок. Сейчас он пытается привлечь международное внимание к необходимости использовать презервативы в порноиндустрии. Бертс выступает за принятие закона об обязательном использовании презервативов в любом порно – как для геев, так и для натуралов. Кроме того, он информирует людей о связи между ВИЧ и другими инфекциями, передаваемыми половым путем.

 

Примерно год назад Деррик Бертс решил попробовать себя в порноиндустрии. Он снимался как в фильмах для натуралов, так и в гей-порно. Прошло чуть менее четырех месяцев, и он получил положительный результат теста на ВИЧ в Фонде медицинской помощи взрослой киноиндустрии – это клиника в Лос-Анджелесе, которая оказывала медицинские услуги актерам порнографических фильмов. Когда новость о его диагнозе распространилась (для сохранения конфиденциальности его называли «пациентом зета»), многие порнографические студии ненадолго закрылись и протестировали всех своих актеров (никто из них не оказался ВИЧ-положительным). Восьмого декабря прошлого года Бертс, который теперь стал спикером СПИД-сервисной организации «AIDS Healthcare Foundation» (AHF), открыл свое настоящее имя. Он использовал скандальную историю, в которой оказался замешан, для того, чтобы выступить за обязательное применение презервативов в любом порно, а также выступил с критикой клиники для порноактеров, которая с тех пор закрылась.

 

Вслед за этим последовали противоречивые и бурные дебаты о профилактике ВИЧ в индустрии фильмов для взрослых. На данный момент законы американского штата Калифорния неоднозначны на этот счет – они требуют, чтобы компании, производящие фильмы для взрослых, защищали своих сотрудников от патогенов, передающихся с кровью, с помощью презервативов или «эквивалентной защиты». Можно ли назвать эквивалентной защитой регулярное тестирование на ВИЧ?

 

Вопрос обсуждался в СМИ, в то время как Калифорнийская администрация по безопасности рабочего места и здоровью уже разрабатывает новые правила безопасности. Общее правило для порноиндустрии (в отличие от домашних видео, которые бесконтрольно выкладываются в Интернет) – презервативы (но не тестирование) обязательны для гей-порно, и тестирование (но не презервативы) обязательны для натурального порно.

 

Бертс и AHF считают, что одного тестирования недостаточно, а их противники заявляют, что уровень ВИЧ-инфекции в гетеросексуальной порнографии настолько мизерный, что основной риск для женщин-актрис – это мужчины-актеры, которые параллельно снимаются в гей-порно или работают в эскорте. По словам Бертса, вирус передался ему во время съемок порнофильма для геев, во время которых применялись презервативы. Так как же это привело к ВИЧ? Бертс, бисексуальный мужчина 24 лет, согласился дать откровенное интервью журналу POZ.

 

Вы узнали, что вы положительный после теста на ВИЧ в клинике, 10 октября. Вы можете рассказать, что произошло в тот роковой день и последующие несколько недель?

 

Как только я узнал, что у меня ВИЧ, клиника связала меня с одним из их специалистов – у меня состоялся короткий разговор с ним по телефону. Он сказал, что встретится со мной лично, но был в другом городе. Первым делом он сказал, что мне нечего бояться, что ВИЧ сейчас можно контролировать, и что я все равно могу прожить долгую, здоровую и нормальную жизнь, так что я немного успокоился.

 

Клиника сообщила мне, что мой результат попадет в СМИ, потому что о нем будет сообщено властям округа. На следующий день об этом писали все, в индустрии началась настоящая паника, и я тоже паниковал, потому что опасался, что конфиденциальная информация тоже станет доступной, и моя семья обо всем узнает. Клиника, по сути, сказала, чтобы я отправился в отпуск, дождался, пока в СМИ все утихнет, ни с кем не говорил, стер все свои страницы в социальных сетях и никому не рассказывал, что был у врача. Так я и сделал. Они посоветовали не читать газет, но это была нелегкая задача. Я начал задумываться о картине в целом, о конфликте между клиникой и AHF по поводу презервативов в порно.

 

Клиника начала игнорировать меня. Уже был конец ноября, а я так и не встретился с их врачом. Единственными людьми, которые знали о том, что у меня ВИЧ, были мой агент, моя девушка, я сам и сотрудники клиники, которые не отвечали на мои звонки. У меня начался нервный срыв.

 

Тогда я позвонил своему агенту, который устраивал для меня съемки гей-порно, и сказал ему, что не знаю, что делать. Он сказал, что свяжет меня со своим адвокатом, тот позвонил и сказал, что его юридическая фирма находится на той же улице, что и офис AHF во Флориде, и что он поговорит с ними о том, чтобы найти для меня помощь.

 

Он сообщил им, что вы пациент зета?

 

Нет, не сообщил. Он лишь сказал, что пациент из Калифорнии получил положительный результат теста, и что он вот уже два месяца не обследовался и не получал лечения, и ему нужна медицинская помощь. После этого мне пришло электронное письмо от AHF, они сказали, что готовы принять меня. Я поговорил с их консультантом по первичному приему, после чего они начали объяснять мне, как можно оплатить лекарства и медицинскую помощь – через Фонд Райана Уайта в Лос-Анжелесе и государственную программу медицинской помощи Калифорнии.

 

Тогда вы сообщили, что вы пациент зета?

 

Нет. Я просто назвал настоящее имя, Деррик Бертс, заполнил все документы, они договорились о встрече с врачом и заборе анализов крови – обычные дела. Все прошло хорошо. На тот момент я не хотел привлекать к себе общественное внимание и совершенно не планировал это делать. Я вообще не хотел, чтобы люди знали, что я ВИЧ-положительный.

 

Что заставило вас передумать?

 

Я был на встрече со своим врачом, и она попросила медицинскую карту из клиники, где мне поставили диагноз. [Я все время звонил им по этому поводу, но они игнорировали меня]. Так что я объяснил врачу, что я пациент зета и рассказал, как со мной обращаются в клинике. Она ответила, что они не имеют права не выдавать мне медицинскую карту на руки. В этот момент я понял, что клиника беспокоится только об одном – чтобы у них самих не было проблем со СМИ.

 

Я не хотел, чтобы с другими людьми случилось то же самое. Мне не понравилось, как со мной обращались в клинике. На тот момент я все больше узнавал о коррупции в порноиндустрии и о том, что они пойдут на что угодно, чтобы сохранить хороший имидж. Клиника сделала публичное заявление о том, что все, кто был на карантине в связи с пациентом зета и порно для натуралов оказались чистыми, и что пациент зета инфицировался ВИЧ в своей частной жизни. Они выставили меня в негативном свете. Тогда я решил напрямую обратиться к журналистам, защитить свое имя и подержать AHF в их кампании за обязательные презервативы в порно. Я подумал: «Когда у тебя ВИЧ, это и так достаточно плохо, но кто-то должен что-то сделать, потому что я не первый порноактер, который инфицировался ВИЧ».

 

Я поговорил с Майклом Уейнштейном, директором AHF, и сказал: «Прежде чем работать с вами, я хочу знать ваши цели». Он рассмеялся и сказал: «Мы не собираемся закрыть всю порноиндустрию. Мы просто хотим, чтобы работа в ней стала безопаснее».

 

Порнография внушает людям, что опасный секс – это нормально. Сейчас почти все смотрят порно, так что она распространяет это послание по всему миру. Подростки смотрят, как парень занимается с девушкой сексом без презерватива, и они начинают думать, что так и надо. Вот чему учит порнография. Вот почему AHF видит в ней проблему.

 

Я прислушался к тому, что говорил Майкл, я увидел, что он искренне предан своим идеям, и я увидел, что его цели – это правильные цели. Я чувствовал, что порноиндустрия обобрала и растоптала меня.

 

Восьмого декабря вы публично объявили о том, что вы – пациент зета, и что вы будете участвовать в кампании за обязательные презервативы во время съемок порно. Позвольте уточнить, вы занимаетесь этим как официальный сотрудник AHF?

 

Нет. Они мне ничего не платят, я не работаю на них, только помогаю им в работе по профилактике в порноиндустрии. Денег я за это не получаю.

 

Однако некоторые детали вашей истории вызывают противоречия. Вы выступаете за презервативы в порнографии, особенно в порно для натуралов, где они полностью отсутствуют, но при этом утверждаете, что ВИЧ передался вам во время съемок гей-порно во Флориде, хотя там применялись презервативы. Все верно?

 

Во время съемок во Флориде мы пользовались презервативами, режиссер не поддерживал гей-порно без презервативов, и я знал, что риск ВИЧ для меня был очень высок. Потом подтвердилось, что я работал с двумя заведомо ВИЧ-положительными актерами.

 

Если вы пользовались презервативами, то почему вы думаете, что инфицировались ВИЧ именно во время этих съемок?

 

Во время съемок я был сверху одного парня, как ковбой. На нем был презерватив, но он соскочил, и его сперма попала мне на анус. Я видел, как туда попала сперма. Я только предполагаю, что ВИЧ передался мне именно тогда. Или так, или во время орального секса, потому что во время съемок гей-порно презервативы для орального секса не используются, и это не тот оральный секс, что и в обычной жизни. Во время съемок ты по 20-30 минут подряд занимаешься жестким оральным сексом. Сперма попадает прямо в рот. Оказалось, что во время съемок у меня была гонорея горла. Если у вас есть активная инфекция, передаваемая половым путем, или ИППП, то подцепить ВИЧ гораздо проще. Большинство людей этого не понимают. Они говорят: «Не верьте его басням, вероятность подцепить ВИЧ во время орального секса, или если сперма попадет на попу, ничтожно мала». Риск действительно низкий, но он выше, если у вас есть ИППП. Позднее тесты показали, что у меня была не только гонорея горла, а еще и герпес с хламидиозом. Я сообщил эту версию СМИ, но, полагаю, вы понимаете, почему они не опубликовали ее – слишком много сексуальных подробностей.

 

[Примечание редактора: По заявлению Центра по контролю заболеваемости США, наличие ИППП повышает риск передачи ВИЧ как минимум в 2-5 раз. Это происходит потому, что ИППП нарушают целостность слизистой и кожи, а также потому, что воспаление, вызванное ИППП, увеличивает число белых клеток крови, которые может инфицировать ВИЧ].

 

Когда вашу историю опубликовали в Лос-Анджелес Таймс, некоторые читатели и другие журналисты писали, что вы скрываете информацию, в частности о том, что вы работали в эскорте. Вы занимаетесь секс-работой?

 

Я разместил объявление об эскорте в Рентбой. Я приехал во Флориду на первые съемки, и ребята рассказали мне про сайты эскорта. Я сказал: «Круто, нужно попробовать». Я обсудил это со своей девушкой и разместил объявление на Рентбой. Это было в сентябре. Не забывайте, что у меня был положительный тест уже в начале октября, когда прошло около месяца. Но, честно говоря, большинство звонков по объявлению были от очень жутких людей, некоторые хотели заниматься сексом и одновременно употреблять наркотики. Так что я соглашался на встречи только без секса.

 

Но если без секса, то что вы могли делать?

 

Там можно сразу указывать, что именно ты делаешь. Я соглашался только на чувственный массаж, танцы, стриптиз и оральный секс, больше я ничего не отмечал в Интернете. Анальным сексом я не занимался и не собирался. Это того и не стоило – в эскорте я брал 300 долларов в час, а в порно я мог зарабатывать 1300 долларов за одни съемки. Даже моя девушка может подтвердить, что я как эскорт ни с кем сексом не занимался.

 

Этой весной клиника для порноактеров закрылась. Что вы думаете о таком повороте событий?

 

Я считаю, что их закрытие – это шаг в правильном направлении. Я согласен с тем, что тестирование очень важно, но их система не работала, и они допускали серьезные ошибки в управлении клиникой. Надеюсь, что это заставит индустрию разработать лучшую систему, которая будет включать образование по безопасности на рабочем месте и обязательные презервативы для исполнителей.

 

За последние несколько месяцев несколько производителей видео, в том числе Хастлер, были оштрафованы за отсутствие презервативов во время съемок. Может ли это решить проблему презервативов в порно?

 

Мне кажется, что одних штрафов недостаточно. Можно изменить ситуацию, только если будет создана система контроля над каждой съемкой. Главная трудность в том, как создать такую систему. Одна идея состоит в том, чтобы повышать плату за разрешение на демонстрацию фильма, если продюсер не прошел такой контроль до выпуска фильма.

 

Расскажите, чем вы занимаетесь сейчас, и каковы ваши планы на будущее.

 

Я хорошо отношусь к самому себе, и я знаю, что я здоров. Я пока не начал принимать терапию, но я недавно был у врача, и я хочу начать прием терапии как можно раньше. Мне предлагали пройти курс по консультированию, чтобы работать потом в СПИД-сервисной организации. Я хочу достучаться не только до порноиндустрии, но и до всего населения, главным образом, до молодежи. Мне кажется, им проще прислушаться к своему ровеснику. Мне 24 года, и я считал себя неуязвимым. Я искренне верил, что у меня не может быть ВИЧ. У меня есть девушка, и я считал, что я в полной безопасности в порноиндустрии, где я тестировался раз в месяц.

 

После того, как я открыл свое имя, я получил, наверное, тысячи писем по электронной почте. Меня переполняют эмоции, когда я думаю обо всей той поддержке, которую я получил – приходили сообщения со всего мира, люди говорили мне, что моя история и смелость придали им сил, чтобы раскрыть собственный ВИЧ-статус друзьям и семье. Я считаю, что если я смог изменить жизнь хотя бы одного человека, если я смог спасти хотя бы одну жизнь, если я смог удержать одного человека от порноиндустрии, то это того стоило.

 

 

 

poz.ru, перевод parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
НИК
Гость

Правильно не молчать и этот вопрос давно нужно было поднимать на повестку дня, поскольку секс индустрия достаточно сильно развита и для защиты от ВИЧ и ИППП нужно использовать средства защиты. Особенно порно актёрам.

wpDiscuz