ЛГБТ-семья

Провинциальный юноша с мечтами

185726_451447594920674_963851249_n

Пока мы ужинали, он рассказал грустную историю про родителей, про бабушку, про неразделенную любовь, про вечную любовь и редкий секс, и много чего еще грустного и местами веселого

Серость Петербурга, его осенне-зимняя депрессивность разбавляется и приукрашивается новогодними украшениями. В декабре центр города наряжается лампочками, гирляндами, светом и музыкой. Красивые елки и не очень елки, устанавливаются на любом свободном пространстве, которое можно назвать «площадью». Репертуар театров переключается на «Щелкунчиков» и «Золотых петушков» в различных вариациях. Даже болотные испарения и холодный воздух Невы начинают пахнуть корицей, яблоком и мандаринками. Город всеми силами пытается выкарабкаться из депрессии, из ночи, из грязи. Хотя бы до конца января. Потом проще. Потом солнце. А там еще чуть-чуть и весна.

 

В огромном торговом центре играет рождественская музыка. Создают покупательское настроение. Торговый центр в сердце города. Последний этаж – атриум, бюджетное кафе, со сносной кухней, стеклянной крышей под которой подвешена огромная зеленая пушистая елка. Каждый шар на этой елке размером с мою голову. Каждая лампочка гирлянды – с мой кулак.

 

Курю, пью кофе. Напротив, меня сидит молодой человек. Ему 24 года, он худой, блондин, серые глаза. Тихий голос. Сутулится. Водит носом по меню и не может сделать выбор. У него большой рюкзак, большой пакет.

– Давай я за тебя сделаю выбор?
– Да, давай.

По правде говоря, я ненавижу делать выбор за кого-то. Даже в плане еды. А сегодня вечером мне предстоит сделать аж два выбора за этого молодого человека. Иногда обстоятельства заставляют принимать решения самому за кого-то.

Юношу звать Игорь. Он только что с поезда. Решил переехать в Питер. Потому что все как обычно. В маленьком моногороде нет работы, нет жизни, нет, нет и много чего нет. Есть мама, работающая в бюджете. Есть папа, живущий отдельно, пьющий. И все. Да, в багаже у юноши помимо рюкзака и пакета, есть какой-то багаж знаний в виде образования, и есть мечты. Куда ж без них-то?

– Какие у тебя планы на жизнь, Игорь?
– Для начала устроится на работу. Снять комнату.
– Хорошее начало.
– Саш, а тут официанты много получают? Тут так красиво, в этом большом магазине!
– Понятие не имею.

Он встал, прошелся по кафе, подошел к стеклянному ограждению атриума. Пролет вниз с первого на пятый этаж примерно 15-20 метров. И сильно так наклонился. На секунду мне представилось, вот он сейчас упадет, пролетит все пролеты. И для него рождество закончится, и новый год не начнется. А мне потом объясняй милиции, как случилось что его мозги на первом этаже на витрине с дорогой посудой.

– Игорь, принесли заказ, давай ужинать!
– У меня нет денег, чтобы оплатить ужин.
– Я знаю.
– Но я могу сделать массаж стоп. Я читал книжки.
– Книжки — это, безусловно, хорошо.
– Но…
– Ешь, не парься.

Пока мы ужинали, он рассказал грустную историю про родителей, про бабушку, про неразделенную любовь, про вечную любовь и редкий секс, и много чего еще грустного и местами веселого. Второй бокал вина совершенно его размазал. И я к своему стыду, начал уставать от этих соплей.

– Сашка, а мы сейчас поедем к тебе ночевать, да? А можно я поживу у тебя? А?
– Что?
– Мне нужно как-то тебя отблагодарить за ужин? Я ведь…
– Нет, нельзя!
– И что же? И куда же? Мне предлагал ночлег один мужик, но он старый, ему 36! Представляешь?
Я аж поперхнулся.
– Так, мне нужно в туалет.
Закрываюсь в туалете. Где-то у меня был телефон одного товарища.
– Алло, Женя?
– Да, я. Привет, Саш!
– Привет! С наступающим! Женя, ты по-прежнему один, ты веришь в светлую любовь? Что-ты смеешься? Не ржи как невоспитанный конь! Ты же коренной Ленинградец! У тебя родители интеллигенция! Говори да или нет?

– Да, верю, верю.
– Женя, это же просто замечательно! А теперь слушай меня максимально внимательно. Если надо записывай. Не надо, да? Есть возможность сделать чудо, рождественское, ага. И будет тебе встреча нового года не в компании кота и Путина…

Так теперь второй звонок.
– Ир, привет!
– Привет!
-Ты в центре?
– Да, минут через 20 буду.
– Забери меня пожалуйста.
– Хорошо.

Она на машине. Она если можно так сказать мой личный психолог. Но это совершенно другая история. Вернулся. Игорь чуть не плачет. Попросил счет.

– Игорь, слушай меня внимательно. Вот тебе салфетка. На салфетке написан адрес, телефон одного моего хорошего товарища. Сейчас я покурю, оплачу счет, выйдем из магазина. Я сяду в машину…
– И мы поедем к тебе, да?
– Нет, я сяду в машину и уеду. Ты пойдешь в метро. От метро ты пойдешь до дома пешком, чтобы протрезветь. И ради бога утри сопли! Выбор у тебя не большой. Либо ты используешь этот адрес, либо ты едешь, как ты сказал «к старому 36-летнему», либо на вокзал, на поезд домой. Я понятия не имею, сколько стоит проезд до твоего города, но вот тебе 500р. Дашь проводнику. Ты все понял?
– Да. Но хотел к тебе…
– Да, понимаю, что ты тут за два часа влюбился в меня с пол-оборота, но я циничный эгоист и люблю только себя. Я тебе советую мой вариант – номер один.
Прощаемся на улице. Пожали руки.

Сел в машину. Закурил.

– Это кто, Саш?
– Да так, юноша с мечтами. Надеюсь, у него получится.
– Что получится?
– Все получится
– Куда едем?
– Домой. И выключи это рождественское говно которое льется из радио. Тошнит просто уже. Я не католик и уж точно не верю.

*****

Прошло два месяца. Февраль. Стужа жуткая. Зазвонил телефон. Убираю с себя тяжелую обнимающую меня руку.

– Здравствуй, свет мой, Евген! Все ли хорошо в твоей меланхоличной жизни?
– Дааа! Все хорошо. Хотел тебя в гости пригласить, у нас тут праздник!
– Это какой такой праздник?
– У меня с Игорем дата! Два месяца как мы вместе!
– Ого, ну ничего себе! Прям рад-рад за вас. Все ли хорошо?
– Да, живем вместе, он устроился на работу.
– К сожалению, я не смогу приехать, дела, занят я весь и полностью.
– Хорошо, понимаю. Звони, пиши!
– Всенепременно.

Возвращаюсь в комнату. Голос из глубин одеял и подушек:

– Кто звонил? Все хорошо?
– Да так, прошлогодний звоночек, если можно так выразится. Но все хорошо в итоге сложилось.
– Ааа…
– Тебе через месяц 36, верно?
– Да, а что?
– По мнению некоторых молодых людей 36 лет — это старость. Дурачки!

Автор: Александр Спутник

www.parniplus.ru 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
Dexter
Гость

Прям рождественская история, с счастливым концом;-). а интересно, почему автор от массажа отказался

Анастасия
Гость

У меня улыбка сейчас до ушей. Милая, волшебная история. Какой наивный парень, неужели такие сейчас бывают? А вот герой молодец, действительно сделал доброе дело, да и не стал пользоваться наивностью пьяного парня.

wpDiscuz