«Прикрыть эту лавочку»: о срыве ЛГБТ-фестиваля Бок-о-Бок глазами очевидца

Вчера, 12 ноября, было сорвано оффлайн-открытие крупнейшего российского ЛГБТ-фестиваля «Бок о Бок«. Публикуем рассказ очевидца произошедшего — би-активиста, участника «Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие», автора телеграм-канала «Бисексуальный четверг» Алексея Сергеева.

Около 18:20 мы подходим к пространству «Пальма» в переулке Пирогова. Несколько машин полиции, много сотрудников в форме. Во дворе молодые люди в масках стоят цепочкой с листовками-плакатами против ЛГБТ. Между пикетчиками нет и метра, не то, что положенных пятидесяти, массовые мероприятия в городе запрещены. Но полиция их не трогает. Это оппозиционные или ЛГБТ-пикетчики — давно были бы в автозаке, а «социально близких» никто не задерживает. Такие вот двойные стандарты…

Тем не менее, молодые люди пикетируют мирно, никто не преграждает путь желающим пройти на фестиваль. Нет камней как на Марсовом поле в 2013, нет нападений и воспрепятствования. В этом плане, протест можно назвать довольно цивилизованным.

Проходим мимо «массовки» и охраны фестиваля у дверей пространства. Пока замешкались в холле, в дверь входит большая «делегация»: какой-то крупный коротко стриженный мужчина в пиджаке, ведущий себя особенно развязно, несколько женщин, сотрудники в форме и штатском. По всему, ждали именно женщин, особенно одну из них, видимо, какого-то чина в Роспотребнадзоре.
— Никого не впускать и не выпускать, — командует мужчина в пиджаке полицейским.

«Делегация» идёт наверх в поиске «главных фестиваля». Пока она замешкалась на этаже, мы поднимаемся выше, где находится холл и зал фестиваля. На лестничной площадке наши паспорта проверяет охрана фестиваля на предмет достижения совершеннолетия, а также осматривает рюкзак, что там нет опасных предметов и алкоголя.
Мы проходим в холл, где нам обрабатывают руки антисептиком, дают дополнительно маски и перчатки. На стойке у входа в зал продают билеты. В самом зале стулья стоят на большом расстоянии, всего 50 мест, всюду нанесены на полу плёнкой риски, показывающие безопасное расстояние. В зале всё готово для начала: экран, подсветка, звуковая аппаратура с пультами и проектор. Некоторые зрители уже находятся в зале, другие в холле.

Становится известно, что задним числом аннулирован QR-код, выданный мероприятию. Площадка ставит об этом в известность организаторов и требует предоставить новый, действительный.
Вскоре в зал приходит «делегация». Женщины в красно-бордовых кителях Роспотребнадзора переговариваются между собой о том, что стоит задача «прикрыть эту лавочку» и найти нарушения в любом случае. Насколько они имеют отношение к действительности — их мало волнует. Задача дана одна: под любым предлогом закрыть ЛГБТ-фестиваль в Петербурге. При этом всего неделю назад в городе проходил кинофестиваль «Послание к человеку». Никаких претензий не было.

 

— Принесите мне ноутбук, — говорит одна дама в малиновом кителе помощнику, — будем печатать о закрытии.

— Вы же понимаете, что вы используете закон репрессивно? Вы должны быть уволены, — говорит им депутат Трошин…

— Вырубай аппаратуру!, — кричит мужчина в пиджаке.

— А вы, что стоите, — обращается к полицейским в форме. — Выводите зрителей.

[adrotate group="1"]

Задача: очистить помещение.

Организаторы и адвокат требуют письменного постановления о нарушениях от сотрудниц. Те уходят писать текст. Полиция действует довольно вяло, кто-то из зала под её напором уходит, тот, кто понастойчивей, остается.

Организаторы раздают интервью прессе. И принимают решение: не рисковать безопасностью зрителей, объявить об отмене оффлайн-открытия. Видна их досада: столько сил вложено в этот фестиваль. Пандемия сказалась на многом: меньше гостей, в том числе статусных, меньше зрителей (из-за ограничений), а значит — выручки от билетов, меньше волна поддержки не ЛГБТ: «в пандемию могли бы и не проводить». Хорошо, что заранее был продуман вариант Б с онлайн-кинофестивалем. Так хотелось обнять всех организаторов и волонтёров, поддержать, чтоб они не опускали рук, не сдавали завоеванные годами позиции.

Открытие фестиваля сорвано. Запрет наложен еще на несколько дней. Разумеется, он будет обжалован в суде.
Надо признать, что тучи сгущаются. Срыв фестиваля — это не козни гомофобных фанатиков, а самое что ни на есть лицо государственной гомофобии. Государство стремится убрать все яркие публичные проявления ЛГБТ из общественной жизни: будь то акции, фестивали или что-то ещё.

Только объединившись, поддерживая друг друга, делая свой голос громким — ЛГБТ-сообщество может пережить эти непростые времена. Ведь молчание, как известно, это знак согласия. Мне очень хочется надеяться, что ЛГБТ-люди Петербурга и их союзники — не проглотят случившееся. Возмутятся пикетами, звонками и обращениями в Роспотребнадзор и другие органы, публичными заявлениями и флешмобами в защиту кинофестиваля.

Сегодня Я/МЫ — БОК о БОК!

Фото: Алексей Сергеев, «Альянс гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие«; Бок о Бок

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ