Здоровье

На пути к лекарству от ВИЧ

На пути к лекарству от ВИЧ

В целом, это означает, что нам нужно узнать подробности того, как регулируется ДНК ВИЧ – а по сути, ДНК в целом

Научный сотрудник и практикующий врач Стивен Дж. Дикс, доктор медицинских наук, объясняет науку лечения и дает нам основания для надежды. «Существует два вида исцеления: функциональное и стерилизующее. Мы считаем, что первый вид исцеления возможен».

 

Стивен Дж. Дикс, доктор медицинских наук, профессор медицины Университета Калифорнии в Сан-Франциско (UCSF). На протяжении почти двух десятилетий в UCSF, он и изучал ВИЧ, и лечил людей, живущих с вирусом. На своей последней должности сопредседателя Научной рабочей группы по вопросам лечения ВИЧ Международного общества по СПИДу (International AIDS Society, МОС) Дикс, а также еще 36 ученых и практикующих врачей, представил свой доклад под названием «На пути к лекарству от ВИЧ». Он делится с нашими читателями перспективами получения лекарства от ВИЧ.

 

Расскажите о рабочей группе МОС и своем докладе.

 

В этой группе мы хотели собрать различных ученых из разных стран мира, чтобы они наметили препятствия для лечения и разработали дорожную карту того, как мы, ученые, могли бы преодолеть эти препятствия. Мы надеемся, что благодаря этой стратегии мы сможем вовлечь сообщества, вдохновить людей на работу в этой области и использовать этот документ для повышения общей заинтересованности и, возможно, привлечения финансирования.

 

Наша группа определила несколько ключевых приоритетов. Мы должны знать, где именно находится вирус в организме у людей, которые находятся на длительном лечении – в каких тканях, в каких видах клеток. Мы имеем на удивление мало информации об этом. Нам также нужно знать, где на молекулярном уровне пролегают пути, которые открываются в клетке, позволяя вирусу уходить «в подполье» и прятаться там. В целом, это означает, что нам нужно узнать подробности того, как регулируется ДНК ВИЧ – а по сути, ДНК в целом.

 

Мы должны выяснить, какую роль играет иммунная система в качестве механизма этих систем. Способствует ли хроническое воспаление бессрочной персистенции ВИЧ?

 

Мы должны понять, почему некоторые люди, которые приобретают ВИЧ, казалось бы, излечиваются от ВИЧ, почему появляются так называемые элитные контроллеры или долгосрочные нонпрогрессоры. Мы должны понять механизмы, которые отвечают за этот процесс.

 

Мы должны придумать способы измерения вируса. Очень немногие клетки содержат вирус, который может размножаться, и измерение этих клеток станет большой проблемой при проведении клинических испытаний.

 

И, наконец, мы должны определить агентов, которые как бы вмешиваются в различные механизмы персистенции ВИЧ, и [потом нам нужно] переместить их в условия клинических испытаний.

 

На данный момент у группы нет конкретной задачи на будущее, но работа, которой группа надеется заняться, еще только начинается.

 

Какова ваша роль в программе «Коллективная лаборатория имени Мартина Делэйни» (Martin Delaney Collaboratory)?

 

Признавая, что лечение должно стать основной частью будущей повестки дня ВИЧ-исследований, [Национальный институты здоровья, NIH] несколько лет назад финансировал три коллективные лаборатории [под общим названием «Коллективная лаборатория имени Мартина Делэйни», названной так в честь ныне покойного активиста в борьбе со СПИДом].

 

Эти три большие группы исследователей, каждая из которых имеет свою, отличную от других направленность. CARE, Collaboratory of AIDS Researchers for Eradication (Коллективная лаборатория исследователей по ликвидации СПИДа, ЗАБОТА), работает над молекулярной биологией латентного течения ВИЧ. «Победить ВИЧ», инициативная группа Лаборатории Делэйни по клеточной и генной инженерии, работает над разработкой подходов к генной терапии.

 

А еще есть DARE, Delaney AIDS Research Enterprise (Исследовательское предприятие лаборатории Делэйни в области СПИДа, ОТВАЖЬСЯ), одним из руководителей которого я являюсь. Мы пытаемся понять, как можно использовать иммунную систему для предотвращения персистенции вируса или полной очистки от него организма.

 

Расскажите, пожалуйста, об исследовании дисульфирама.

 

Основным препятствием к излечению является тот факт, что генетическая информация ВИЧ интегрируется в долгоживущие клетки CD4, поэтому они, по сути, существуют в течение многих лет, причем в скрытом, «затихшем» состоянии. Чтобы вылечить людей, нам нужны препараты, которые активируют этот пребывающий в состоянии покоя ВИЧ, заставляя его выйти из укрытия. В теории, это должно привести к гибели инфицированной клетки.

 

Несколько лет назад, Боб Силичиано установил, что дисульфирам – [более известный как Антабус, который используется для лечения алкогольной зависимости] – выводит ВИЧ из скрытого состояния в клеточной культуре. Посредством пока не известных нам механизмов препарат активирует ВИЧ в покоящихся клетках. Чтобы вызвать этот эффект, нужно употреблять этот препарат примерно так же, как его принимают люди, у которых проблемы с алкоголем.

 

Поскольку этот препарат существует уже почти 60 лет, и, очевидно, что он безопасен, по крайней мере, для людей, которые не пьют, мы разработали серию клинических испытаний, чтобы проверить эту идею на пациентах.

 

Сначала мы провели пилотное исследование, чтобы подтвердить его безопасность. В ходе этого исследования мы обнаружили, что препарат может увеличить генерацию ВИЧ. При финансовой поддержке AmFAR, а теперь и NIH, мы собираемся начать более точные исследования, чтобы посмотреть, действительно ли этот препарат может способствовать излечению.

 

Зачем вы изучаете элитных контроллеров?

 

Есть два способа исцеления: функциональное, при котором иммунная система пациента контролирует вирус, и стерилизующее, при котором все вирусы удаляются из организма. Мы считаем, что первый вид исце возможен, потому что он, по существу, наблюдается примерно у каждого сотого из людей, живущих с ВИЧ. У так называемых элитных контроллеров вирусная нагрузка неопределима в отсутствие терапии, и обычно она остается неопределимой в течение многих лет и даже десятилетий без терапии.

 

На основе работы, проделанной нашей и другими группами, [мы теперь знаем, что] около 50% этих лиц могут управлять вирусом благодаря наличию мощных ВИЧ-специфических Т-клеток. На основании этих результатов предпринимались попытки разработать вакцины, которые генерируют такие Т-клетки.

 

Нашу группу заинтересовали два совершенно разных вопроса. Во-первых, каков механизм контроля у остальных 50% тех людей, у которых не наблюдаются сильные ВИЧ-специфические Т-клетки? Знания, полученные в этих исследованиях, могут открыть путь к новым процедурам, направленным на излечение.

 

Во-вторых, действительно ли элитные контроллеры защищены ото всех заболеваний, связанных с ВИЧ? Мы обнаружили, что у многих элитных контроллеров на самом деле присутствует хроническое воспаление, например, сердечно-сосудистое заболевание в ранней стадии или даже небольшие нарушения иммунологического характера. На основании, по большей части, последней серии наблюдений, наша группа сейчас пытается понять, стоит ли применять терапию при лечении элитных контроллеров.

 

Исследование воспаления является двигателем исследований нашей группы с 1996 года. Мы заинтересовались воспалением с точки зрения объяснения того, почему некоторые люди с лекарственно-устойчивым ВИЧ демонстрируют прекрасный результат при использовании терапии. Вследствие этой работы мы заинтересовались изучением воспаления у элитных контроллеров, а в последнее время – определением того, способствует ли хроническое воспаление раннему развитию болезней сердца и/или персистенции ВИЧ при длительной терапии. Хроническое воспаление играет центральную роль в том, что происходит при не подвергающемся и подвергающемся лечению заболевании. Мы пытаемся выяснить, почему так происходит и что с этим делать.

 

Что вами движет?

 

Я по-настоящему люблю свою работу. У меня на работе висит картинка с подписью: «Слава Богу, сегодня понедельник». Мне невероятно повезло, ведь каждый день я работаю с замечательной группой талантливых и очень преданных делу людей. Кроме того, работая в клинике и в рамках клинических исследований, я общаюсь с группой высоко мотивированных пациентов. Ситуация в области лечения и исследования ВИЧ меняется очень быстро. Постоянно возникают разные интересные вопросы.

 

Моя работа практически не изменилась с тех пор, как я приступил к ней в 1993 году. Я был принят на неполный рабочий день в качестве клинического врача, чтобы помогать в различных клинических научно-исследовательских проектах, большинство из которых по своему характеру были «переходными», то есть связывали исследования в лаборатории и в клинике. Единственное, что изменилось с тех пор, как я начал здесь работать в 1993 году, так это, что мои часы работы в клинике немного уменьшились, а наша исследовательская программа выросла. Проблемы, над которыми мы работаем, часто меняются, но они всегда остаются тесно связанными с нашей клиникой и местным сообществом.

 

Сейчас мы работаем над, вероятнее всего, самым сложным вопросом: Можно ли вылечить ВИЧ? Тимоти Браун (так называемый «Берлинский пациент») переехал в Сан-Франциско и присоединился к когорте нашего исследования. Его присутствие вдохновило нашу команду и сотрудников на работу с вопросам, связанными с лечением. Он является своего рода общеизвестным символом того, что мы делали в течение многих лет. Он работает в тесном сотрудничестве с сообществом ЛЖВ, проводя передовое и, мы надеемся, весьма важное исследование.

 

 

 

Автор: Ориол Р. Гутиеррес-мл.

По материалам poz.com

www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
Glabella
Гость

Стоит задуматься об обратной стороне вопроса: если ВИЧ станет излечим, то множественные фармацевтические компании, производящие АРТ, потерпят колоссальные убытки. Так что по сути именно они являются главным препятствием на пути к изобретению лекарства, а не сложность структуры вируса или его жизненного цикла.

wpDiscuz