ЛГБТ-движение

Не бойтесь быть женственными

Не бойтесь быть женственными

Гомосексуальный мужчина тоже может быть героем, несмотря на любовь к блёсткам и стразам

Новое лицо гей-сообщества – подчёркнуто, возможно, даже несколько чересчур маскулинное. Теперь, когда нас представляют кинозвёзды – как Уэнтворт Миллер, и спортсмены – как Джейсон Коллинз, мир понимает, что мы тоже можем быть сильными и мужественными и ничем не выделяться среди остальных мужчин. Но в гей-культуре всегда были и те, чья сила проявляется не в рельефных мышцах и не в низком голосе.

В отличие от своих мужественных собратьев, у женственных геев нет возможности прикрываться образом «настоящего мужчины» до тех пор, пока они, наконец, не решатся признаться в своей гомосексуальной ориентации. Вы знаете таких людей. Танцевальные движения к последнему поп-хиту они разучивают быстрее, чем вы – текст самой песни. В старших классах, едва прозвенел звонок, им приходилось пулей мчаться к машине, в противном случае их ожидали оскорбления, угрозы, а иногда и физическая расправа. Начиная с самого детства, стразы и блёстки всегда были, есть и будут их лучшими друзьями. Может, таким женственным геям с рождения не суждено быть мужественными в традиционном понимании – но именно это и делает их примером стойкости.

Я сам всю жизнь находился в таком пограничном состоянии между мужественностью и женственностью и отчаянно пытался вести себя «по-мужски», одновременно изо всех сил стараясь подавить свою другую сторону. На моё счастье, я был прекрасным спортсменом, мускулистым и стройным, эдаким типично американским белым парнем. Но стоило мне открыть рот, как этот образ мгновенно рушился. Это был какой-то шепелявый писк, который совсем не вязался с внешностью школьной звезды футбола. И так уж получалось, что люди замечали только мой голос.

Я продолжал бороться с собственной женственностью даже после того, как принял свою сексуальную ориентацию. Я часами качался в спортзале, пытаясь соответствовать традиционным представлениям о том, как должен выглядеть мужчина. Я перестал пользоваться своим любимым средством для автозагара и начал носить короткую стрижку на армейский манер. Я даже отказался от втайне обожаемых мною ярких обтягивающих футболок в пользу вещей более сдержанных расцветок. Но я ничего не мог поделать со своим голосом и вихляющей походкой. Что бы я ни делал, мои манеры всё так же вызывали смешки и язвительные замечания. Вот только исходили они не от гетеросексуалов, а от геев.

Всякому терпению наступает предел. Я принял и полюбил свои женские качества так же, как и мужские. Если маскулинность – главное, к чему должны стремиться все мужчины, то геи по определению всегда будут проигрывать гетеросексуалам. Будучи гомосексуальными, мы понимаем, что мужчины могут быть разными, и мы – живое тому доказательство. Поэтому скрывать или подавлять в себе женские черты – это всё равно, что предавать всю гей-культуру и признаваться в том, что это действительно «неправильно» и это действительно необходимо всячески подавлять. А ведь именно такие «женоподобные» геи первыми начали борьбу за права гомосексуалов. По мере интеграции в гетеросексуальное общество мы должны помнить, как важно, чтобы ни один представитель нашего сообщества не чувствовал себя ущемлённым.

Отношение к женственности геев в обществе, где нормой считается гетеросексуальность, примерно такое же, как к чёрному цвету кожи – там, где господствует белый расизм. В этом отношении самых женственных геев можно сравнить с обладателями самой тёмной кожи, а геи, которые наиболее полно соответствуют представлениям главенствующей культуры, получают привилегии, сходные с теми, которые даются самым светлокожим из чёрных. Эта мысль навязывается обеим группам той частью общества, члены которой требуют, чтобы мы были «как они». Те же, кто наименее соответствуют их представлениям о том, какими должны быть люди, в полной мере испытывают на себе неприязнь со стороны правящей верхушки. Мы должны помнить о чувстве собственного достоинства и требовать, чтобы и внутри нашего сообщества женственность не считалась показателем ценности человека и чтобы мы все уважали друг друга независимо от различий между нами.

Я обращаюсь ко всем тем, кого унижали и избивали за их женственность, кого третировали за то, что они отказывались подстраиваться под некую «норму». Вы – истинные герои гей-сообщества. Именно вам мы обязаны нашей нынешней свободой быть именно такими, какими нас создала природа.

И теперь, пусть я и говорю в нос и обладаю природным талантом к танцам, я понимаю: я – ровно настолько мужчина и ровно настолько женщина, насколько сам того хочу. Это и есть подлинная сила.

Вот так-то!

Автор: Тайлер Карри

По материалам advocate.com

www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
Переводчица
Гость

Мне кажется, это подмена понятий, грандиозный миф нашей современной цивилизации – сама идея о том, что мужчина-гей может быть “женственным”. Ни мужественность, ни женственность не определяются тем, что человек носит, как он говорит, иными словами, не определяются внешним. Но есть женские, “лунные”, качества – сострадание, готовность помочь, поддержать, прислушаться, и вот их и надо бы современным мужчинам в себе развивать, независимо от сексуальной ориентации. А за крайними случаями манерности, уже граничащими с патологией (то есть с неспособностью эффективно взаимодействовать с окружающим миром) , стоят серьезные психологические проблемы человека, по-моему.

Анонимно
Гость

Согласен с тем, что именно женственные геи первыми заявили о правах геев. И именно они получают тумаки и терпят оскорбления и унижения. Так, если совсем на чистоту, сам таких недолюбливал раньше. И только когда стал старше и умнее, все понял… Женственный – не значит слабый. Порой это самые мужественные челы. Иногда даже обидно, что натуральные альфа-самцы этого не понимают.

невтык
Гость

Женственность для женщин, мужественность для мужчин. Для геев что-то непридуманное.

Участник

Когда мне один болван на работе угрожал физической расправой, я сказала ему: смотри! И продемонстрировала свою грудь. Он уткнулся мордой в стол, чтоб не смотреть, но продолжал угрожать. Тогда я задала ему вопрос: ты всех девушек бьешь? Он заткнулся и больше со мной не связывался. Боялся за свой авторитет перед женщинами.

wpDiscuz