Новости

ОБРЕЧЕННЫЕ ВЫБИРАТЬ

гендер

Часто ли Вам приходится видеть мужчин, стоящих на коленях? А если на время позабыть о тех, кто, преклоняя колено, делает предложение, просит руки и сердца? Лично я подобного случая припомнить не могу. Недавно пришлось увидеть и такое… Поразительный и в то же время неприятный почин.

Утро началось очень обыденно: будильник, который я несколько раз переставил на «попозже», быстрые сборы на работу, толчея в вагоне поезда, ставшая за 2 года жизни на фиолетовой ветке привычной. Кажется, что попасть в вагон хочет куда больше народу, чем только что из него вышло. Поезд наконец-то доползает до заветного Кузнецкого моста, и народ вываливается на платформу. Десятиминутное пингвинье топтание в очереди у эскалатора, долгожданный подъем. То, что я увидел дальше, заставило меня моментально проснуться. На островке между двумя потоками людей на коленях здоровый, молодой, нормально одетый мужчина с картонной табличкой в руках. Народ, как ни в чем не бывало, спешит на работу. Если честно, я не сразу понял, что происходит. Присмотрелся раз, второй, чтобы спросонья понять, что мужчина просит помощи. Кажется, для ребенка.

Что было дальше, не помню. Ехал на работу и много раз проматывал в памяти эту картинку – думал над тем, что поразило, почему именно эта сцена заставила меня так отреагировать. Видимо, сыграло свою роль то, что каждому из нас рассказывают еще в детском саду: «Мальчик должен быть сильным, не бояться трудностей, защищать слабых, решать проблемы» и т.п. Холодным рассудком я понимаю, что в реальной жизни так происходит далеко не всегда: мужчины и плачут, и ломаются под напором обстоятельств – все как у всех. Но в тот момент стереотипы как ржавый, но исправно работающий механизм оказались сильнее. Мужчина на коленях – это было действительно сильно… На этом месте я был готов видеть кого угодно: беременную с заморенным видом, бедно одетую старушку, мать с больным ребенком в коляске. Кажется, изнанка столичной жизни за 3 года приучила к самым разнообразным сценам. Не тут-то было…

Еще одна мысль, которая еще долго не отпускала меня: «Правильно ли я сделал, что не остановился? Может быть, ему действительно было нужно? Может быть мои, пусть и небольшие деньги, смогли бы помочь этому человеку?». Как это ни цинично звучит, но я пришел к мысли, что повиноваться быстрому течению толпы в тот момент было лучшим решением из всех возможных. Слишком много я уже знаю о том, как таким способом зарабатывают. И, судя по многочисленным репортажам моих коллег-журналистов, никак не меньше, чем среднестатистический менеджер в Москве.

Галерея образов, трогающих толпу за живое, выбивающих из нее завалявшуюся в карманах мелочь, растет. Калеками и мадоннами (на тюремном жаргоне – женщина с маленьким ребенком на руках – прим. авт.) уже никого не удивишь. Другой случай, который заставил меня призадуматься на этот счет, произошел там же – на станции метро «Кузнецкий мост». Что поделать, центр города.

Представьте себе, конец дня, час-пик. Народ совершает вечерний ритуал под названием «исход с работы домой». Около колонны, аккурат рядом с местом, где с эскалатора на платформу поворачивает народ, стоит парень. Опять же, самый обычный, без увечий, небогато, но вполне опрятно одетый и держит в руках табличку «Помогите доехать до Оренбурга». Тоже ничего сверхъестественного, согласитесь? Я решил остановиться и со стороны понаблюдать за приемами. Изюминка этого персонажа оказалась во взгляде: парень усиленно изображал растерянность, активно хлопал глазами, очень напоминая потерявшегося ребенка, старался поймать взгляды прохожих. Оригинально, не правда ли?

И я нисколько не удивляюсь, что люди подходили и помогали – народ у нас хоть и с виду угрюмый, но все-таки сердобольный. Я в тот момент опять оказался в меньшинстве: денег решил не давать, но оригинальность приема и идею оценил. Видимо, настолько, что очень хорошо запомнил лицо парня. И каково же было мое удивление, когда я увидел этого же молодого человека спустя полгода на другом конце Москвы – на Сходне! Все бы ничего, но тут цифры говорят сами за себя. Самый дешевый билет из Москвы в Оренбург в среднем стоит 2,5 тысячи рублей, с питанием в дороге – 3 тысячи. Полгода – это 150 дней для круглого счета. Путем нехитрых вычислений получаем забавный вывод: жители столицы оказались настолько нечуткими к проблемам заезжего провинциала, что не подали и 20 рублей в день?

По большому счету, дело совершенно не в деньгах. Я готов биться об заклад, что за день парню с потерянным взглядом встречалось немало людей, возможности которых позволяют целиком оплатить билет до Оренбурга. Не такая уж и большая сумма, согласитесь? Скорее, дело в обманутом доверии. Не знаю, кто как, а я очень сильно злюсь, когда понимаю, что моими чувствами и эмоциями пренебрегли, а доверчивостью – воспользовались. Для меня это каждый раз выбор, и выбор достаточно тяжелый: между сопереживанием и безразличием, между участием и безучастностью, между добром от сердца и холодом разума.

Послесловие. Живу я относительно недолго, но то и дело убеждаюсь в мысли, что жизнь – это карусель. Прошел оборот, новая ситуация, в чем-то похожая на то, что уже было, и в то же время, со своими особенностями, деталями, обстоятельствами. Под Новый Год в одной из социальных сетей ко мне на страницу постучал молодой писатель, собирающий деньги на издание детской книги. К сожалению, опять пришлось выбирать. В этот раз между тем, состоится новогоднее чудо или нет.

Автор: Денис Желтый

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
wpDiscuz