Мнения

Новая книга Элтона Джона, «Любовь – это лекарство»

Новая книга Элтона Джона, «Любовь – это лекарство»

Когда дело доходит до борьбы с ВИЧ, основатель фонда Elton John AIDS Foundation считает, что нам нужны не враги, а союзники

Автор: Сэр Элтон Джон

 

Сэр Элтон Джон признается в своей последней книге, «Любовь – это лекарство», что в самом начале эпидемии он мог бы сделать больше для борьбы со СПИДом. Делая все возможное, чтобы помочь друзьям и близким, которые становились жертвами этой болезни, в то же время легендарный музыкант, автор песен и исполнитель сражался со своими собственными демонами. В течение многих лет Джон боролся с наркотической и алкогольной зависимостью. Только после ранней смерти от СПИДа своего друга Райана Уайта в 1990 году Джон окончательно решил не только покончить с пагубной зависимостью, но и в полной мере начать участвовать в борьбе с ВИЧ/СПИДом.

 

В 1992 году был создан Фонд Элтона Джона по борьбе со СПИДом – Elton John AIDS Foundation (EJAF). Его миссия заключается в привлечении внимания к важности искоренения стигмы и дискриминации, а также в том, чтобы ВИЧ-положительные люди могли жить с достоинством. Ранее Джон признал, что EJAF должен финансировать программы и услуги, за которые никто другой не возьмется, такие как программы обмена шприцев или программы помощи работникам секс-индустрии. На сегодняшний день EJAF потратил более 275 миллионов долларов на поддержку достойных проектов по всему миру.

 

В июле этого года Джон выступил с программным докладом на XIX Международной конференции по СПИДу в Вашингтоне, округ Колумбия. Основная мысль его доклада совпадает с основной мыслью книги: Любовь – это то, что нужно, чтобы действительно покончить с эпидемией СПИДа. Теперь у нас есть инструменты, чтобы немедленно остановить ВИЧ, но без сочувствия и понимания к людям, живущим с вирусом, мы никогда не сможем его победить.

 

В следующем отрывке из его книги Джон описывает неожиданную встречу с президентом США, а также излагает свое видение того, что правительства разных стран могут и должны сделать, чтобы помочь положить конец эпидемии.

 

Я был очень удивлен и польщен, что меня выбрали для вручения престижной Награды Центра Кеннеди [в 2004 году], которая ежегодно вручается лишь нескольким артистам в знак признания их вклада в культурную жизнь Америки. Я понимал, насколько это важное событие. Но если быть совсем  честным, в то время мы с (моим партнером) Дэвидом сильно сомневались, стоит ли мне принимать награду. Сама награда вручается действующим президентом Соединенных Штатов, а я не был большим поклонником Джорджа Буша, независимо от его точки зрения на проблему СПИДа. Более того, в моральном плане мне претили многие его политические установки, а многие его высказывания я воспринял как личную обиду. Однако в конечном счете мы с Дэвидом пришли к выводу, что Награду Центра Кеннеди вручает не президент, а народ, и моя любовь и уважение к Америке гораздо важнее, чем какие бы то ни было политические заявления, которые я мог сделать, отказавшись принять награду из рук Джорджа Буша.

 

Мы с Дэвидом прилетели в Вашингтон, и первым делом посетили торжественный обед в Государственном департаменте США, в ходе которого каждому лауреату Награды Центра Кеннеди вручалась медаль. После нескольких добрых слов Колин Пауэлл, государственный секретарь, повесил медаль на мою шею. Когда я вернулся на свое место, мы с Дэвидом усмехнулись про себя, потому что, как выяснилось, медаль представляет собой несколько металлических планок с большой лентой, окрашенной во все цвета радуги, которая выглядит так же, как флаг гей-прайда. Конечно, я испытывал особую гордость, нося эту медаль.

 

На следующий день мы отправились в Белый дом на торжественную церемонию объявления благодарностей. Поднимаясь по огромным ступеням Белого дома, мы испытывали не восторг, а опасения. Нам казалось, что мы вступаем в логово льва. Мы с Дэвидом понятия не имели, как к нам отнесутся, каково это, когда однополая пара посещает республиканский Белый дом, который, казалось, не скрывал свою враждебность по отношению к геям. Но все наши опасения развеял летчик ВВС, который был назначен нашим сопровождающим по Белому дому. Я уверен, что вы в жизни не видели большего красавца, особенно в этой его форме! И более того, я сразу понял, что он гей. В те дни нельзя было просто «спросить», а они не могли ничего «сказать». Но, конечно, я ничего не мог с собой поделать. «Вы же гей, не так ли?» – спросил я. Он улыбнулся и кивнул. Мы и по сей день дружим с этим сопровождающим из ВВС.

 

Вручение премии происходило в одной из красиво и изысканно украшенных приемных в Белом доме. Президент Буш зачитывал слова благодарности каждому лауреату. Когда подошла моя очередь, президент начал перечислить мои хиты разных лет, в том числе «Crocodile Rock», «Daniel», а также – согласно одной из легендарных оговорок президента – «Bernie and the Jets». Тут первая леди Лора Буш прервала президента и выкрикнула: «Песня называется “Bennie and the Jets”!»

Элтон Джон

Элтон Джон

Президент и все присутствующие засмеялись. То есть все, кроме Дика Чейни. Когда президент Буш закончил читать хвалебные слова в мою честь и зрители зааплодировали, мы с Дэвидом с удивлением увидели, что вице-президент сидит, скрестив руки и хмурясь. Возможно, он все еще не простил мне высказывания в британской прессе, которые были напечатаны за несколько недель до того, что «Буш и эта администрация – самое худшее, что случилось с Америкой». Я лично не могу винить его за то, что он мне не особенно симпатизировал!

 

В тот вечер в оперном театре Центра Кеннеди прошел замечательный гала-концерт – очень трогательное мероприятие, на котором мои друзья Билли Джоэл и Кид Рок исполняли в мою честь мои собственные песни. Мы с Дэвидом сидели в специальной ложе с другими лауреатами: Уорреном Битти, Осси Дэвисом, Руби Ди, Джоаной Сазерленд и Джоном Уильямсом. В антракте наша группа вышла в холл, расположенный за ложей. Наши места были рядом с президентом, и я вначале не понял, что у наших лож общий холл. Совершенно неожиданно я понял, что стою рядом с группой людей, которых мне лично сложно представить на своих концертах: Дональд Рамсфелд, Дик Чейни, Кондолиза Райс, Колин Пауэлл и, да, президент Буш.

 

Момент был поистине удивительным, но настоящей неожиданностью стал для меня разговор с президентом. Я помню, что беседа с ним доставила мне истинное удовольствие. Он был дружелюбен и обаятелен, а также очень лестно отзывался не только о моей музыке, но и о работе моего фонда. Он знал обо всем, что мы делаем, а также продемонстрировал невероятную осведомленность в вопросах ВИЧ/СПИДа.

 

Мы с президентом Бушем довольно долго обсуждали эпидемию, и он спросил, может ли он как-то помочь фонду EJAF. Я поблагодарил его за предложение, но ответил, что его обязательства по исполнению PEPFAR [Чрезвычайного плана президента США по борьбе со СПИДом] уже принесли огромную пользу, и высказал свое одобрение тому, что он делал для борьбы со СПИДом за рубежом. И тут уж я просто обязан был спросить его, могу ли я что-либо сделать, чтобы помочь ему. «Да», – с самым серьезным видом ответил он. –  «Скажите французам, что они должны давать больше денег».

 

Видите ли, на тот момент Франция еще не взяла на себя значительных обязательств по борьбе с глобальной эпидемией СПИДа, и президента Буша это по-настоящему злило. С тех пор ситуация изменилась. Французское правительство инициировало создание замечательной международной программы под названием ЮНИТЭЙД, которая финансирует приобретение лекарств против ВИЧ/СПИДа, а также других глобальных потребностей в области здравоохранения для бедных стран. Это происходит благодаря сбору небольшого налога на покупку авиабилетов. Но в 2004 году президент Буш всячески пытался добиться от них более активных действий. Для него это был не политический вопрос и не какой-то второстепенный проект. Он на самом деле беспокоился о судьбах людей, которые умирали от СПИДа по всему миру.

 

Я никогда не забуду ту нашу встречу. Мы больше никогда не встречались и не общались с президентом Бушем, и я, как и многие другие люди, глубоко сожалею о многом из того, что он совершил находясь у власти, особенно о войнах, которые он вел в Ираке и Афганистане. Но моя встреча с Джорджем Бушем лишний раз напомнила мне о том, что не стоит спешить в своих суждениях о людях, особенно когда дело доходит до борьбы со СПИДом. Больше, чем что-либо, в этой борьбе нам нужны не враги, а союзники.

 

Это был один из важных уроков, полученных в ходе реализации PEPFAR.  Еще одним уроком для меня стало то, что я понял не только наблюдая за созданием PEPFAR, но и по своему собственному опыту выступления перед Конгрессом, а также за годы работы фонда EJAF по всему миру: На всей земле есть всего одно учреждение, одно-единственное, которое способно кардинально менять ситуацию, и это правительство.

 

Правительства обладают достаточной силой и властью, чтобы полностью изменить подвластные им общества. Они могут бороться, вести войну не только против других стран, но и против бедности, против несправедливости, против эпидемии. У них достаточно ресурсов и влияния, чтобы изменить будущее, но они также могут выбирать изменять его или нет. А что касается таких заболеваний, как например СПИД, у них есть уникальная возможность финансировать лечение и уход, образование и профилактику. Они могут обеспечить всем своим гражданам доступ к жизненно важным лекарствам. Правительство, без сомнения, является самым важным фактором, от которого зависит, будет ли СПИД смертным приговором для народа той или иной страны или же ее ВИЧ-инфицированные граждане смогут выжить.

 

Правительства стран мира – это не просто ресурсы для финансирования. У них также есть уникальная возможность не тратя ни копейки бороться со страшнейшим бичом стигмы. Наконец, правительство является главнейшим в стране рупором.  Президенту или премьер-министру всего лишь нужно сказать: «Не имеет значения кто вы и откуда приехали, вы заслуживаете достойного к себе отношения, ваша жизнь столь же ценна, как и жизнь любого из нас». Законодателям всего лишь нужно выступить от лица своих социально незащищенных избирателей. Лидерам всего лишь нужно заявить, что они не позволят болезни уничтожать членов своих сообществ. В наш информационный век повсеместного общения даже одни эти заявления могут иметь огромное влияние.

 

Политическим лидерам, конечно, легко воспринимать проблему СПИДа как нечто абстрактное. Им, конечно, легко забыть о том, что их помощь нужна реальным людям, людям, которые не меньше других заслуживают шанса прожить долгую жизнь.

 

В конечном итоге, положить конец СПИДу можно только одним способом: эти обязательства должны взять на себя правительства всех стран, а не только какой-то одной страны. Обязательства со стороны губернаторов и президентов. Госсекретарей и премьер-министров. В Азии, Африке и Европе. Правительства могут стать самой грозной силой в борьбе за избавление мира от СПИДа. Но только если они этого пожелают.

 

poz.com

Не официальный перевод отрывка из книги Элтона Джона «Любовь – это лекарство» (Love Is Cure). Copyright © 2012 by Elton John.

www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
НИК
Гость

Политики как влиятельные и известные люди могли бы своей помощью хотя бы на информационном уровне повлиять на общественное отношение к проблемам ВИЧ инфицированных и принести пользу ЛГБТ сообществам.

ЛИВЕНЬ
Гость

Надеюсь к тому моменту как я её прочитал ее успели перевести на русский.

wpDiscuz