Жизнь с ВИЧ

Андреас Люндстедт, Швеция: Я это сделал. И ощущаю себя прекрасно!

Андреас Люндстедт, Швеция: Я это сделал. И ощущаю себя прекрасно!

Я хочу рассказать об этом сам, а не чтобы кто-то другой рассказал за меня. И посколько у меня замечательная семья и чудесные друзья, которые меня поддерживают, то силы на рассказ у меня есть. Без поддержки я бы не справился

Один из самых известных в Швеции поп-исполнителей Андреас Люндстедт признался, что у него ВИЧ. 35-летний музыкант, который получил международную известность в составе шведского диско-квартета “Alcazar”, а сейчас является ведущим популярной телевизионной программы “Ranking the stars” дал интервью шведскому гей-журналу “QX”.

 

Люндстедт является первым шведским представителем шоу-бизнеса с 1980-х годов, публично признавшим свой ВИЧ-статус. Открытое заявление Люндстедта была встречено с большим одобрением представителями мира политики и шоу-бизнеса. Мона Салин, лидер шведской оппозиционной партии социал-демократов, заявила газете Expressen: “Очень печально слышать, что Андреас является ВИЧ-позитивным. Он смелый, и мы все должны его поддерживать”. Поп-звезда Александр Бард, один из создателей группы “Alcazar”, сказал, что Люндстедт является “очень храбрым парнем”. Исполнительница и победительница конкурса Евровидения Шарлот Перрелли, которая гастролировала с Люндстедтом, заявила, что огорчена новостью. По ее словам, Люндстедт является “одним из самых прекрасных людей в мире”.

 

Предыдущим вечером Андреас позвонил редакцию журнала “QX” и сказал, что он хотел бы дать интервью, где он раскажет о том, что у него ВИЧ. Главный редактор журнала Андерн Эрман встретился с Андреасом у него дома.

 

Почему ты вдруг решил рассказать об этом сейчас?

 

Частично я устал от слухов о самом себе, частично я только сейчас созрел для такого заявления. Я хочу рассказать об этом сам, а не чтобы кто-то другой рассказал за меня. И посколько у меня замечательная семья и чудесные друзья, которые меня поддерживают, то силы на рассказ у меня есть. Без поддержки я бы не справился.

 

Если бы я был простым человеком, то я не обязан был делиться со всем шведским народом своими сугубо личными секретами. Но как популярный артист – я на виду, и от меня все ждут всяческих признаний. Это обратная сторона медали.

 

Тебе раньше приходила в голову мысль рассказать об этом?

 

Да, я думал об этом. Но всему свое время. Вот сейчас я чувствую, что пора. В течение нескольких лет я выступал на “радужных” мессах в церкви, помогал в проведении Всемирного дня борьбы со СПИДом, и много раз мне хотелось встать и сказать: “Я тоже ВИЧ-положительный”.

 

Я, конечно же, надеюсь, что хорошо, что люди с ВИЧ “получат лицо”. Я знаю, что в моем бизнесе достаточно ВИЧ-положительных, и так жалко, что на эту тему наложен запрет. Об этом почти не говорят. Знаешь, это как один из моих друзей тут недавно сказал: “Я думал, что ВИЧ только у детей в Африке бывает”.

 

Ты нервничаешь, по поводу того, как твоя откровенность будет воспринята?

 

И да и нет. Конечно, я столкнусь и с непониманием, и со злыми языками. Но я не должен обращать на них внимание – это же не мои друзья. Немного конечно я побаиваюсь, что как только я буду где-нибудь появляться, про меня будут говорить: “Вон идет СПИДушная пидовка”… (Смеется)

 

Нет, ну, а если шутки в сторону, то я думаю, что все в жизни происходит с какой-то целью. Наверно, я должен поднять знамя Сигстена Херргорда (Сигстен был стилистом и дизайнером, он был очень популярным человеком в Швеции. Его появление на каких-то мероприятиях автоматически поднимал рейтинг этим заведениям или телепрограммам. В 1987 году в прессу просочилась информация о том, что у Херргорда СПИД. После этого Сигстен Херргорд стал “Лицом СПИДа” в Швеции и до последних дней своей жизни занимался просвещением людей о ВИЧ. Прим. AIDS.ru). C момента его смерти в 1989 году у нас в Швеции не было ни одного знаменитого человека, который бы официально признал, что он ВИЧ-положительный. Никто не осмеливается. Я хочу показать, что не обязательно выглядеть больным, если у тебя есть вирус. Можно прекрасно выглядеть и быть преуспевающим человеком, и я надеюсь, что я смогу вдохновить других на признания. Я уверен, что другие ВИЧ-положительные поймут, что они не одиноки и не являются отбросами общества. Я, конечно же, ни в коем случае не хочу изобразить из себя Мать Терезу, но, ты понимаешь, я надеюсь, что мое заявление приведет к чему-то хорошему.

 

Когда ты узнал, что ты ВИЧ-положительный?

 

Достаточно давно. Рассказывать все детали я еще не готов. Придется с этим подождать. Мой жених Матиас, с которым я нахожусь в гражданском браке, рассказывает, что когда он сдавал анализ, ему пришлось самому ехать за ответом. Но в моем случае это было не так. Сначала мне позвонили из клиники и сказали: “У нас есть подозрение, что ты был в контакте с ВИЧ-положительным”. Так что пришлось ехать и сделать тест. Потом пришлось ждать 7 дней. Ожидание было мучительным. 7 дней спустя я напрвлялся в фитнес (я веду там иногда аэробику) и решил по дороге позвонить, узнать, готов ли анализ. Молодой человек на другом конце провода ответил мне: “К сожалению, похоже, ты положительный. Мы должны сделать еще один анализ”.

 

Слушай, но это же невероятно, что тебе дали ответ по телефону?

 

Но это так. Я понятия не имею, насколько квалифицированным был тот врач и почему он решил сказать мне о статусе таким образом, но узнать о таком по телефону, было тяжело.

 

Это было в Венхэльсе? (поликлинника в Стокгольме – Прим. AIDS.ru)

 

Нет, это было не там. Я не собираюсь вывешивать на позорный столб тех, кто это сделал.

 

Какая у тебя была реакция?

 

Все было как в замедленном кадре, и я не помню, что я думал или ощущал. Но я помню, что я сразу стал сильным. “Это меня не изменит”, – думал я. “Я одержу над этим победу. Я очень жизнерадостный человек, я обожаю жизнь, и я не позволю этому факту испортить мне существование или вогнать меня в депрессию. Конечно, я расстроился, но я не собирался позволить какому-то вирусу взять контроль над моей жизнью. Негатив порождает негатив, а я не собирался забивать себе голову страшными мыслями, стать угрюмым и мучаться вопросом “кто меня заразил”. То, что у меня ВИЧ – это факт, и я должен сделать наилучшее из этой ситуации.

 

Конечно, сейчас, по истечении какого-то времени, легко сидеть и говорить, но я чувствовал именно так: “Твою мать, меня это не сломит”.

 

Ты знаешь, от кого у тебя ВИЧ?

 

Нет. Да я никогда и не хотел знать это. Конечно же, у меня были размышления на эту тему, но важным для меня это не было. Что я могу сделать, если узнаю, кто он? Побить его? (смеется) Нет, я выбрал вложить свою энергию в будущее.

 

В момент, когда ты узнал об этом, у тебя были отношения с кем-нибудь?

 

Да, и когда я узнал, что меня есть вирус, я сразу пришел и рассказал ему об этом.

 

Ему передался вирус от тебя?

 

Нет, все мои бывшие бойфренды остались отрицательными. Мой жених тоже отрицательный.

 

А когда ты рассказал об этом своему жениху? Сразу же, как вы познакомились, или ты дождался, когда он в тебя влюбится?

 

Я ждал. Я хотел его узнать поближе, и, конечно же, я думал “кто захочет жить вместе с ВИЧ-положительным? Но он захотел. И все идет нормально. Надо только быть более осторожным. И можно жить обычной жизнью. Есть хорошие лекарства.

 

Тебе сразу выписали терапию?

 

Да, практически.

 

Много таблеток приходится принимать?

 

Нет, я безумно благодарен судьбе за то, что я живу в XXI веке, а не в 80-е годы XX века, и что я живу в Швеции.

 

Да, показывали же эти ужасы, когда человеку приходится пить кучу таблеток.

 

Да, я видел передачу по телевидению. Там один парень показывал, сколько ему приходится пить лекарств. Мне повезло. И мой вирус, похоже, достаточно “добрый” и не такой агрессивный, как у некоторых.

 

Ну а каково было рассказать родителям?

 

Конечно напряжно.

 

И как ты это сделал?

 

Я просто рассказал. Я хотел, чтобы они узнали это от меня, а не из сплетен. Невыносимо было держать все в тайне, сложным был период подготовки себя к предстоящему разговору. Потому что, когда уже сказал, то ощущаешь необыкновенную легкость и чувство освобождения. Конечно, поплакали. И сейчас иногда плачут, но не всегда. В принципе это же ничего не меняет. Единственное отличие, это то, что у меня вирус в крови.

 

А как же ты, как известная личность ходишь в больницу, сдаешь анализы и получаешь препараты?

 

Я же скрывался. Было не так легко. Но персонал в больнице помогал и помогает мне просто здоровски! У меня замечательная медсестра. Она со мной с первого дня. Прежде чем придти в больницу, я звоню, и она следит, чтобы в корридоре никого не было. К тому же она назначает время, когда людей немного. Однажды, когда я собирался уходить, она сказала: “Извини, тебе придется подождать, потому что сейчас по коридору идет еще одна знаменитость”. Мне, конечно, было любопытно, но с другой стороны было приятно, что я не один такой.

 

Поскольку я знаменит, то я, к сожалению, никогда не участвовал во встречах группы “Ноев Ковчег” или “Позитивной группы”. Это было слишком сложно. Сразу же пошли бы слухи. И без этого мне газеты звонили, минимум раз в год и спрашивали, правда ли, что я ВИЧ-положительный, потому что “до них дошли сведения”. Видимо какие-то злые люди хотели меня подставить. Это дурдом. Ведь такие вещи настолько глубоко личные. Я всегда отрицал. Я был не готов. К тому же мне хотелось рассказать об этом именно QX. Мне кажется, что это наиболее правильно.

 

Как ты думаешь, геи легче относятся к ВИЧ, чем натуралы?

 

К сожалению, многие натуралы до сих пор думают, что ВИЧ поражает в основном гомосексуалов. Но в сегодняшнем мире гетеросексуалы точно так же подвержены риску.

 

Ты так и не впал ни в какую депрессию, после того как узнал, что у тебя ВИЧ?

 

Нет, в депрессию нет. Каждый по-своему это перерабатывает. Я никому в начале не рассказывал. Только бойфренду, и то по настоянию врача. Я держал все в себе. Я, правда, немного позанимался “саморазрушением”. Пропадал на вечеринках и пробовал различные наркотики. Конечно, это было плохо. Я думаю, я пытался убежать от проблемы. Но я достаточно быстро понял, что наркотики ничего не решат. Наркотики это говно.

 

Где-то в году 2001 ты открыто заявил, что являешься геем. Ты считаешь, что рассказать о том, что ты ВИЧ- положительный сложнее?

 

Да, конечно. Насчет гея было не так сложно. Масса народу уже с этим выступила. Сегодня нет ничего странного, чтобы быть геем в Швеции. Ах, если бы это касалось и ВИЧ-статуса! Но я знаю, что я уж точно не единственный ВИЧ-положительный!

 

Ты знаешь кого-нибудь еще из ВИЧ-положительных?

 

Хм, вопрос слишком личный. Я не хочу распространяться на эту тему.

 

А что насчет детей?

 

Я много думал об этом. Я и одна моя подруга поговаривали о том, чтобы завести ребенка. Но когда я узнал, что я ВИЧ-положительный, я начал говорить: “Может подождем немного”. Сейчас у нее уже есть ребенок. И она все обо мне знает. А я понял, что я, наверное, никогда по-настоящему не хотел иметь детей. У меня есть крестник, у друзей есть дети. Мне достаточно.

 

Когда ты нам позвонил и предложил интервью, ты отказался быть лицом номера, попасть на обложку. Почему?

 

Я почувствовал, что интервью достаточно. Может быть глупо говорить, что я не хочу делать из этого шумиху. Конечно же, шумиха будет и так. Но я не хочу, чтобы люди видели меня на обложке в течение месяца, и каждый раз думали “Андреас Люндстедт – ВИЧ-положительный. Я же не пиарю себя. Я делаю это, потому что мне есть что рассказать, я надеюсь и верю, что это поможет другим. То есть я хочу просто хороший разговор в хорошей форме. А не “О, Боже мой!”.

 

Кто из твоих друзей в шоу-бизнесе в курсе твоего ВИЧ-статуса?

 

У меня есть несколько близких друзей, которые в теме. Остальные узнают сейчас.

 

Количество людей с ВИЧ увеличивается. Как ты думаешь, от чего это зависит?

 

Может быть потому, что люди забыли, что вирус существует? Особо же про это в Швеции больше не говорят. Но вирус же есть. Надо лучше предохраняться. Я считаю, что в 80-е этому уделялось больше внимания, особенно в США. Элизабет Тейлор, Мадонна и многие другие участвовали в различных кампаниях против СПИДа. Люди носили красные ленточки. Но сейчас это как-то забылось. Нельзя организовать большое мероприятие по СПИДу с участием звезд? Я, наверное, попробую.

 

А как твое самочувствие на сегодняшний день?

 

Я чувствую себя прекрасно. То, что у меня ВИЧ не отражается на каждодневной жизни. Вот это я и хочу, чтобы люди поняли! Я не чувствую себя жертвой и не жалею себя! Это просто факт, и, наверное, Бог не хотел, чтобы мне в жизни было слишком хорошо (смеется).

 

Ты изменился как личность с тех пор?

 

Ой, какой сложный вопрос! Я, наверное, стал чуточку смиреннее и больше не воспринимаю жизнь как данное. Когда находишься на вершине карьеры, глаз замыливается. А это помогло мне вновь почувствовать наслаждение жизнью.

 

Как ты думаешь, что ты будешь чувствовать, когда журнал выйдет в свет?

 

Я вообще-то уезжаю заграницу. Я все-таки не такой сильный, чтобы выдержать всю эту шумиху. Я хочу об этом рассказать, но мусолить это не хочу. Мне до сих пор трудно представить, что я сейчас сижу с вами здесь разговариваю. Но, по крайней мере, я это сделал. И ощущаю себя прекрасно!

 

 

 

www.aids.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
wpDiscuz