Профилактика

ВИЧ-положительный гей создал международную службу волонтеров, живущих с ВИЧ

«Позитивный волонтер» – это первая в мире международная служба, которая поддерживает ВИЧ-положительных людей, которые хотят поработать непродолжительное время добровольцами в международных программах

Американец Карлотон Раундс – исполнительный директор и основатель организации «Позитивный волонтер» (Volunteer Positive). Это некоммерческая организация, которая позволяет американцам, живущим с ВИЧ/СПИДом, стать добровольцами СПИД-сервисных организаций в других странах. Его основная работа – должность ассистента директора в Центре международных программ Университета штата Нью-Йорк.

 

В этом интервью Раундс рассказывает, как его профессиональный опыт работы в разных странах и его личный опыт жизни с ВИЧ после диагноза в 2005 году, научили его, что ВИЧ-положительные могут сделать очень много, чтобы помочь людям, живущим с вирусом, во всем мире.

 

Расскажите нам немного о «Позитивном волонтере».

 

«Позитивный волонтер» – это первая в мире международная служба, которая поддерживает ВИЧ-положительных людей, которые хотят поработать непродолжительное время добровольцами в международных программах. Это по сути работа свахой. Мы соединяем людей, которые инфицированы или затронуты ВИЧ, с теми, кто живет с аналогичными проблемами в других странах мира. Это наш инаугурационный год. Первая цель «Позитивного волонтера» – Чианг Май, Таиланд. Мы отправим туда первую группу волонтеров в январе 2012 года. В будущем мы планируем направлять людей в ЮАР и Мериду в Мексике.

 

Почему вы выбрали Чианг Май?

 

Таиланд достиг очень больших успехов в профилактике ВИЧ и программах аутрич, тогда так другим странам этого не удалось. Они первыми провели испытания вакцины против ВИЧ на людях. В Чианг Май много негосударственных организаций, и некоторые из них делают потрясающую работу с людьми, затронутыми ВИЧ-инфекцией. Кроме того, они очень толерантны к ЛГБТ.

 

Помимо прочего, это невероятно красивое место. Там потрясающая медицинская поддержка. В городе находятся университеты мирового класса. В таком месте не грех немного поработать.

 

Каким организациям вы будете помогать?

 

Там есть просто фантастическая организация, которая называется «Забота бабушки». Она поддерживает бабушек, которые воспитывают детей, осиротевших из-за СПИДа. Другая организация – «Обретение сил», она предоставляет тестирование на ВИЧ секс-работникам.

 

Есть там одна организация, к которой я питаю личную слабость – это «Фиолетовый дом» для мужчин, практикующих секс с мужчинами. Это организация, созданная ВИЧ-положительными людьми для ВИЧ-положительных людей. Она борется со стигмой в отношении ВИЧ, опираясь на местную тайскую культуру.

 

Каковы ваши надежды в отношении участников программы?

 

Я хочу, чтобы вернувшись в США, все они продолжили работу. Я хочу, чтобы они смогли сказать: «Я чувствую себя сильнее, потому что я смог изменить ситуацию и повлиять на будущее борьбы с ВИЧ и права ВИЧ-положительных людей в мире». Я бы хотел, чтобы они захотели вернуться обратно. Я бы хотел, чтобы они говорили мне: «Карлтон, куда поедем в следующий раз?»

 

Я наблюдаю отсутствие настоящего лидерства среди ВИЧ-положительных людей. Мы никак не влияем на новое законодательство о здравоохранении и гражданские права в США. Это мой способ всех расшевелить. Моя цель в том, чтобы участники «Позитивного волонтера» приобрели опыт, который позволит им стать уникальными глобальными лидерами.

 

Каким образом волонтеры оплачивают свои расходы?

 

«Позитивный волонтер» финансируется самими добровольцами. У такой стратегии есть свои плюсы и минусы. Поскольку мы новая организация, денег у нас немного. Но это также означает, что у нас нет больших административных расходов. Участие в программе относительно дешево, поскольку нам не нужно поддерживать большую инфраструктуру.

 

Люди сами ищут средства и пожертвования, чтобы оплатить расходы на свою поездку. Мы надеемся, что по мере роста организации мы сможем субсидировать суммы, которые сейчас привлекают добровольцы.

 

Какую поддержку вы предоставляете?

 

Я работаю с волонтерами, отвечаю на их вопросы, объясняю, чего можно ожидать, стараюсь понять их как людей. Волонтеры в других странах должны понимать местный культурный контекст, в котором им придется работать. Для работы в Чианг Май мы будем проводить лекции по буддистской философии, истории Таиланда и тайскому языку. Моя цель в том, что обучить группу добровольцев базовым навыкам и культурной компетентности. Я бронирую жилье, организую медицинскую помощь на месте, организую обучение и занимаюсь всей логистикой.

 

Как был создан «Позитивный волонтер»?

 

Я сидел в кабинете моего лечащего инфекциониста и взял номер журнала POZ. На обложке была фотография Иеремии Джонсона [он стал ВИЧ-положительным, работая в Корпусе мира, и начал лоббировать изменение политики организации по отношению к ВИЧ-положительным добровольцам, что ему впоследствии удалось].

 

Поскольку я работал в международной благотворительной организации, я встретился с нашим исполнительным директором. Я положил ему на стол этот журнал и сказал: «Меня это очень беспокоит». Он прочитал статью и ответил: «Это просто ужасно. Давай, позвоним Иеремии».

 

Мы договорились о том, чтобы отправить его в другие страны в рамках наших программ. Мы предложили ему поездку в Перу, где я раньше работал. Пока Иеремия готовился к поездке, я понял, что положительные люди готовятся к поездкам иначе, чем те, у кого нет ВИЧ.

 

Иеремия, который теперь стал одним из членов попечительского совета моей организации, беспокоился о поездке в Перу. Готовя его, я понял, что у меня есть уникальная возможность помочь людям в такой ситуации.

 

Однажды я попросил об участии в совещании по поводу недостаточно представленных социальных групп в международных службах. Кто-то спросил меня: «А почему это ты участвуешь в совещании?» До этого момента мне и в голову не приходило, что я настолько привык не говорить о своем положительном ВИЧ-статусе, что у меня на работе никто об этом не знал. И я объявил о своем статусе открыто.

 

Затем кто-то спросил: «И что ты будешь делать по этому поводу?» А я ответил: «Я создам первую организацию для таких людей как я – для открытых ВИЧ-положительных, работающих в международных службах». Затем я отправился в свой номер в отеле, и там меня прошиб пот при мысли: «Что же я наделал?»

 

На следующий день мой электронный ящик был забит письмами – действительно потрясающими письмами. Не было ни одного негативного отзыва. Как раз тогда президент Обама собирался отменить ограничения на въезд для ВИЧ-положительных. Я еще подумал: «Вот это синхронность».

 

Каким образом ВИЧ влияет на вашу личную и профессиональную жизнь?

 

Я помню, что однажды вечером в 2005 году после чтения лекции я рухнул за свой стол. И я подумал: «Боже, что-то мне нехорошо». Я протестировался на ВИЧ, и оказалось, что я положительный. Это такой эмоциональный процесс, который нельзя осознать интеллектуально.

 

Вскоре после того, как я узнал, что я ВИЧ-положительный, я сел на самолет в Кейптаун. Я управлял правозащитной программой – мы готовили презентации по правам человека и ВИЧ в Южной Африке – и помогал с организацией группы взаимопомощи, где я был единственным американцем, буквально через месяц после моего диагноза.

 

Это было совершенно сюрреалистично. Я справился со своей работой, вернулся домой. Все мои представления о том, кто я, и в каком мире я живу, изменились. Теперь мое мировоззрение расширилось. Наверное, эмоционально я стал гораздо доступнее.

 

Сущность «Позитивного волонтера» – это преодоление стигмы. Это о том, чтобы отстоять свое место в этом мире. Я смог заново обрести внутренние силы, когда боролся за свое право быть гражданином мира. Организация создает новый имидж ВИЧ-положительных людей – как сильных личностей. Я надеюсь, что однажды «Позитивный волонтер» прекратит свое существование, потому что вклад ВИЧ-положительных людей станет очевидным и видимым для всех.

 

 

 

www.poz.com, перевод Парни Плюс

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
Анонимно
Гость

Забота бабушки – это крайне важная группа взаимопомощи. Бабушки-опекуны часто надеются на чудо и лишают ребёнка полноценной АРВТ.
А мы сейчас ещё думаем создать группу для тех, кому за 60-65. Они особенно тяжело переживают свой статус.

Nikaleta
Гость

Что мне нравится в иностранцах, это не равнодушие и порядок. Они предусматривают каждую мелочь. Может для нас это странно, но в действительности работает. Движение волонтеров у нас только начинает развиваться, а у них это давно на серьезной основе. И охватывает все социальные сферы. И кто же лучше поймет нужды больного ВИЧ, как не другой страждующий?

wpDiscuz