Новости

Судебный лингвист назвал ЛГБТ «незащищаемой» группой

Лингвист

Ведущий российский эксперт по судебной лингвистике, доктор филологических наук Михаил Осадчий отказался считать сексуальные меньшинства «социальной группой» и назвал её «незащищаемой» в судебном производстве.

Призывы к насилию над геями — «не экстремизм», — заверил судебный лингвист. Унижение человека на основании его сексуальной ориентации и принадлежности к ЛГБТ — не является «тяжким преступлением».

В интервью «Российской газете» проректор по науке Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина и эксперт по судебной лингвистике Михаил Осадчий порассуждал о социальных группах в России, обеспеченных защитой государства. Прежде всего, это «чиновники»:

М.О.: «В соответствии со сложившейся практикой власть к социальным группам не относят. Власть — это такой институт. Совершенно иначе обернется дело, если кто-то призовет применять насилие к „чиновникам“, вот это уже группа людей, объединенных по роду деятельности.

Если основанием для агрессии была не личная неприязнь, а, например, ненависть к нации, расе или религии — это уже совершенно другое дело. Унижение человека на основании принадлежности к какой-то группе — это экстремизм, более тяжкое преступление, рисковать не советую».

— А как же геи? — спрашивает журналист.

М.О.: «Действительно, мы часто слышим не просто негативные суждения о геях, но даже призывы применять к ним насилие. Вроде бы по всем признакам тут статья за экстремизм.

Но реальная практика такова, что данная группа воспринимается российской судебной системой как „незащищаемая“.

То же самое относится, например, к людям, больным ВИЧ. На них тоже часто объявляется травля, но правоохранительная система на такие факты закрывает глаза».

«Виртуальная реальность, перестала быть виртуальной. Мы покупаем билеты на самолет, платим за услуги. Чем не реальная реальность? А за реальную реальность и отвечать приходится по реальному УК РФ.

«Козёл», «ублюдок», «идиот»…

Намек на расу (футболиста) приведёт к приговору. Вот назови он его в пылу эмоций, например, «козлом», приговора бы не было. «Козел» — слово, конечно, обидное. Но под статью об оскорблении подпадают только слова в неприличной форме, то есть банальный русский мат, сравнения с отходами жизнедеятельности, половыми органами и тому подобное.

А слова «козел», «свинья», «собака», «ублюдок», «идиот», «дебил» неприличными, конечно, не являются.

Читайте также:   "Пила" угрожает российским ЛГБТ-активистам и журналистам расправой

«Рискую стать объектом травли»

В конце беседы судебный лингвист Осадчий пожаловался на «травлю» в Сети:

«Сегодня судебная лингвистика стала самым опасным родом экспертиз. Лингвист больше других своих коллег рискует стать объектом травли и преследований. Чем честнее и объективнее эксперт, тем больше вероятность, что он станет неугодным всем. Истина во многих делах где-то посередине, и объективная экспертиза не приводит к полной победе ни одной из сторон. В итоге честный эксперт становится врагом и для защиты, и для обвинения, и для истца, и для ответчика».

Справка:

Михаил Осадчий окончил факультет филологии и журналистики Кемеровского государственного университета. В 2013 году защитил докторскую диссертацию: «Публичная речевая коммуникация в аспекте управления правовыми рисками».

С 2007 по 2013 годы — ассистент, доцент, профессор кафедры стилистики и риторики Кемеровского государственного университета.

Проректор по науке Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина. Автор книг «Правовой самоконтроль оратора», «Русский язык в судебном процессе».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.