Трансгендерные люди, ВИЧ и государство

Как государственные структуры России работают с трансгендерными людьми? Публикуем результаты исследования.

Недавно Яна Кирей-Ситникова подготовила результаты исследования, посвящённое следующей теме: «оценка сенситивности государственных структур РФ в отношении трансгендерных людей».

В исследовании попытались выяснить, ведут ли государственные структуры статистику по транс-персонам, предоставляют ли ВИЧ-положительным персонам препараты заместительной гормональной терапии, посещают ли трансгендерные люди СПИД-центры и так далее.

Сама Яна занимается трансгендерным и политическим активизмом с 2010 года. Также она занимается написанием статей, исследований и докладов на тему трансгендерности и трансфеминизма.

Предлагаем вам ознакомиться с результатами этого доклада.

Методология

Исследование проводилось в июле 2022 года и включало в себя два компонента: написание запросов в государственные структуры и опрос транс-персон об их опыте взаимодействия со СПИД-центрами. В рамках исследования было проведено несколько бесед с трансгендерными людьми — было получено 3 валидных устных ответа и 6 письменных. Возраст респондентов: от 18 до 38 лет.

Запросы были направлены в СПИД-центры и министерства/департаменты здравоохранения в 9 регионах: Краснодарский край, Москва, Санкт-Петербург, Московская, Новосибирская, Ростовская, Самарская, Свердловская и Челябинская области. Также исследование включило в себя написание запросов в общественные советы, МВД и УФСИН — подобные письма были направлены в соответствующие органы трёх регионов: Москва, Санкт-Петербург и Челябинская область.

В исследование включили вопросы, связанные со статистическими данными по числу людей, получивших диагноз F64.0 «Транссексуализм». Также в рамках исследования запрашивали информацию о людях, получивших справку формы №087; уточняли число транс-персон, протестированных на ВИЧ и имеющих положительный результат теста; людей, получающих антиретровирусную терапию и имеющих неопределяемую вирусную нагрузку.

Также в общественные советы, МВД и УФСИН были направлены запросы, содержащие вопросы о числе транс-персон, совершивших преступления и отбывающих наказание, порядок их содержания под стражей и предоставляются ли им препараты заместительной гормональной терапии.

Трансгендерные люди, ВИЧ и государство

Численность трансгендерных людей

В первую очередь была получена информация про численность трансгендерных людей (и ведётся ли вообще их подсчёт). Так, согласно ответу Минздрава Краснодарского края, статистическая отчётность по количеству диагнозов F64.0 «Транссексуализм» и количеству выданных справок
№087 не ведётся.

Что касается численности транс-персон с ВИЧ, то согласно ответам, полученным от Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга и Минздрава Московской области, обязательному учёту среди обследованных на ВИЧ-инфекцию подлежат следующие ключевые группы:

  •  «Лица, употребляющие психоактивные вещества»,
  • «Мужчины, имеющие секс с мужчинами (МСМ)»,
  • «Лица, занимающиеся оказанием коммерческих сексуальных услуг, проституцией (КСР)» и другие.

Стоит отметить, что трансгендерные люди не выделены в качестве ключевой группы, а в самих формах (Сведения о результатах исследования крови на антитела к ВИЧ) присутствуют столбцы «Мужчины» и «Женщины», то есть гендерная идентичность и пол, приписанный при рождении, не разделены, что делает невозможным сбор данных о транс-персонах.

Однако Минздрав Московской области «справочно информировал», что на диспансерном учёте в СПИД-центре Московской области состоят 7 трансгендерных человек с диагнозом ВИЧ. Все 7 человек получают АРВТ и имеют неопределяемую вирусную нагрузку.

Тем не менее из ответа неясно, по какому критерию пациенты причисляются к трансгендерным людям (согласно самоопределению, наличию диагноза «транссексуализм» или факту смены документов).  При этом по состоянию на 31.12.2020 года в Московской области зарегистрировано 45 326 человек, живущих с ВИЧ. Из этого можно сделать вывод, что транс-персоны среди ЛЖВ (люди, живущие с ВИЧ) в Московской области составляют 0.015%. Эта цифра согласуется с данными более раннего исследования в 27 регионах РФ, где был выявлен 1 трансгендерный человек на 7000 ЛЖВ, то есть 0.014%.

Согласно консервативной оценке, в России проживает 25000-29000 транс-персон или 0.017-0.020% от всего населения в целом. При этом стоит иметь в виду, что распространённость ВИЧ среди транс-персон, на основе мировых исследований, составляет в среднем около 9.2% тогда как число ЛЖВ среди российского населения в целом составляет около 0.54%. Исходя из всего сказанного, численность трансгендерных людей, живущих с ВИЧ и полученная из отчётов Центров СПИД, может быть занижена примерно в 20 раз.

Общественные советы и МВД

В ряде городов существуют общественные советы, которые должны работать по проблемам ВИЧ/СПИД. Так, например, в Новосибирской области существует Межведомственный совет по проблемам ВИЧ/СПИД. В Санкт-Петербурге есть Координационный совет по проблемам
ВИЧ/СПИДа. В Общественной палате Москвы функционирует Комиссия по здравоохранению и социальной политике, в ведение которой входят вопросы ВИЧ-инфекции.

Только вот в результате исследования осталось непонятным, как трансгендерные люди могут принять участие в работе этих общественных советов. Ответов по этому вопросу предоставлено не было.

[adrotate group="1"]

Про работу МВД (и ведут ли они подсчёт транс-персон в своей работе) стало известно следующее — в своей работе они используют типовые бланки протоколов, форма и содержание которых не зависит от биологического пола или гендерной идентичности правонарушителя. Более того,  статистической отчётностью не предусмотрено ведение учёта количества трансгендерных лиц, привлеченных к ответственности.  

Согласно приказу Минюста России, в тюрьмах должно производиться обеспечение лекарственными препаратами, в том числе препаратами гормональной заместительной терапии. Обеспечение лекарственными средствами должно производится в рамках оказания необходимой медицинской помощи и по назначению лечащего врача. Однако на вопрос о порядке содержания транс-персон под стражей (один из вопросов исследования — содержатся ли они с женщинами или мужчинами) ответов не поступило.

Трансгендерные люди и СПИД-центры

Респонденты посещали СПИД-центры в следующих регионах: трое в Московской области, по одному в Астрахани, Волгограде, Красноярске, Махачкале, Омске и Сыктывкаре. Двое обращались для назначения АРВТ, ещё двое обращались в связи с активизмом для сопровождения клиентов и лучшего понимания работы СПИД-центров, остальные — с целью тестирования.

Все респонденты скрывали свою трансгендерность за исключением одной респондентки, которая обращалась к врачу, сотрудничающему с ЛГБТ-организацией и одновременно работающему в одном из СПИД-центров (фактически обращение происходило частным образом). При анонимном тестировании респонденты не показывали паспорт. Поскольку врачи не были поставлены в известность о трансгендерности, невозможно оценить их осведомлённость на эту тему и корректность обращения.

Одна трансгендерная женщина не говорила о своей трансгендерности прямо, однако из-за несоответствия внешности и документов «они смотрели в мой паспорт и не верили, задерживали и косо смотрели». Респондентка, посетившая дружественного врача, сообщила, что он не был осведомлён о совместимости АРВТ и ЗГТ. Согласно рассказу другого респондента, у тестируемых на ВИЧ анонимно нет возможности рассказать о своей трансгендерности, даже если они готовы к открытости, т. к. процедура проходит быстро, а до- и послетестовое консультирование фактически не проводится.

Кроме того, респонденты сообщали, что предпочитают обращаться в ВИЧ-сервисные неправительственные организации, так как считают, что их сотрудники лучше осведомлены о трансгендерности. Но даже в этих организация встречается «мисгендеринг» (использование грамматического рода, не соответствующего гендерной идентичности).

Выводы и рекомендации исследования

Ответы из государственных органов, как и опросы транс-персон подтверждают, что трансгендерные люди остаются в России невидимой группой.

Представители государства ссылаются на абстрактные нормы о гендерном равенстве, но поскольку дискриминация в отношении транс-персон и их особые потребности официально не признаны, специальные программы и процедуры для этой группы не предусмотрены.

Это, в частности, выражается в том, что люди не выделяются в качестве уязвимой группы в связи с ВИЧ. Статистика же по числу трансгендерных людей на государственном уровне не ведётся. Работники СПИД-центров не осведомлены о трансгендерности, а статистика по количеству наблюдающихся в них транс-персон может быть занижена примерно в 20 раз.

Трансгендерные люди в свою очередь предпочитают не обращаться в государственные СПИД-центры, выбирая ВИЧ-сервисные НПО. А если всё же обращаются, то по возможности скрывают свою трансгендерность, чтобы не столкнуться с негативным обращением.

Сам факт того, что при исследовании возникли значительные сложности с поиском респондентов, говорит о том, что транс-персоны стараются не посещать государственные СПИД-центры без особой на то необходимости.

В связи с этим авторы доклада считают возможным сделать следующие рекомендации:

  • Внести изменения в «Государственную стратегию противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации на период до 2030 года», в СанПиН 3.3686-21 «Санитарно-эпидемиологические требования по профилактике инфекционных болезней» и форму статистического наблюдения «Сведения о результатах исследования крови на антитела к ВИЧ». Необходимо добавить трансгедерных людей в качестве отдельной ключевой группы.
  • Включить диагноз F64.0 «транссексуализм» (согласно МКБ-10), а после перехода на МКБ-11 — диагноз HA60 «гендерное несоответствие», в число диагнозов, по которым ведётся учёт на уровне региональных министерств/департаментов здравоохранения.
  • Вести учёт выданных справок по форме 087 («справка об изменении пола»).
  • Организовать обучающие мероприятия для сотрудников СПИД-центров по работе с ТГЛ и другими ключевыми группами.
  • Вести сбор данных о количестве преступлений, совершённых в отношении транс-персон.
  • Разработать правила содержания транс-персон в учреждениях УФСИН, включая возможность выбора камеры, наиболее безопасной для человека, а также обеспечить для них доступность ЗГТ.

«Главных выводов для меня два: первый — государство отказывается признавать транс-людей в качестве ключевой группы, требующей специфических мер в рамках программ ответа на ВИЧ; второй — транс-люди не обращаются в государственные Центры СПИД без особой нужды, опасаясь негативного обращения. Они предпочитают получать услуги у НКО. Соответственно, Центры СПИД не имеют представления о том, как работать с этой группой. Получается замкнутый круг», — рассказала Яна.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ