Мнения

Гомофобия лечится

гомофобия

Геи и члены их семей начали первыми бороться за права ВИЧ-позитивных. Фактически они создали фундамент моей жизненной позиции

“На протяжении многих лет я не считал гомосексуалов за людей. В них я видел исключительно преступников, которые нарушили принятые в моем мире правила. Я просто не представлял, что существуют какие-то “сексуальные ориентации”. Более того, я считал, что до таких людей нельзя даже дотрагиваться. Ведь таким образом я могу пошатнуть свой авторитет, и как следствие, свое положение”.

Его зовут Илья. Он – представитель сообщества ВИЧ-позитивных людей и активист. У него за спиной опыт взаимодействия с криминальным миром и употребления наркотиков.

Илья прожил достаточно интересную жизнь, в которой было многое: лихие девяностые, смутные нулевые и перспективный новый век. Он был преступником которого судили, был наркоманом, националистом и радикальным гомофобом. Сейчас он защищает права людей.

“Я пришел к этому довольно не простым путем. Дело в том, что когда я рос и формировался как личность, то находился под сильным влиянием социальных стереотипов. Криминальная среда предлагала мне единственный вариант развития – четкое, безоговорочное следование уголовным принципам. В миру это называется “понятия”. И меня это устраивало, так как они очень четко регулировали отношения с обществом. Внутри среды, мы всегда знали кто есть кто, и кто чего стоит. Порой казалось, что жизнь в таком формате – это и есть свобода.

Важно отметить, что криминальный мир делит людей на определенные касты, каждая из которых обладает разными уровнями свобод, а гомофобия, сексизм в этом мире считается нормой.

Начну с отношения к женщинам: женщина – не человек, а лишь средство для удовлетворения мужских потребностей. Любовница, служанка, кухарка, но никак не равный мужчине. Меня это устраивало до некоторого времени, ведь я учился общаться с противоположным полом исключительно на примере своих старших товарищей, которые относились к девушкам именно так, как я описал. “Любви достойна только мать” – это понятие четко регламентировало нашу позицию по отношению к женщинам.

В отношении к гомосексуалам все было еще серьезнее. Дело в том, что в криминальном мире есть определенный кодекс, в котором помимо прав и поощрений есть достаточное количество санкций и наказаний. Большинство людей считает, что смертная казнь это высшая мера наказания, но в мире в котором я жил, все сложнее. Смерть – это не самое страшное. Именно поэтому в криминальной среде, в тюрьмах и лагерях применяют практику изнасилований, так называемое “опускание”. Фактически это обречение человека на страдания и бесправие. Это страшнее смерти. Важно понимать, что такое наказание применяют в том случае, если человек совершил поступок который не только нарушает правила принятые в криминале, но и повлек за собой страдание нескольких людей или сообщества в целом. Если говорить проще – человека лишают человеческих прав не за то, что он использовал нетрадиционные практики, а за то, какую ошибку он совершил. А изнасилование – это лишь ритуал по переводу человека из одной касты (масти), в другую.

Руководствуясь этими принципами, на протяжении многих лет я не считал гомосексуалов за людей. В них я видел исключительно преступников, которые нарушили принятые в моем мире правила. Я просто не представлял, что существуют какие-то “сексуальные ориентации”. Более того, я считал, что до таких людей нельзя даже дотрагиваться. Ведь таким образом я могу пошатнуть свой авторитет, и как следствие, свое положение.

А теперь представьте, как я со всем багажом подобных “понятий”, отреагировал на то, что за мой стол на какой-то очередной рабочей встрече сел гей?

Это произошло в 2003 году, когда меня пригласили на тренинг для работников программ “Снижения вреда среди потребителей наркотиков”. Я сорвал со стола скатерть, сбил со стула человека, и потребовал сменить скатерть и посуду. При этом я искренне не понимал, почему на меня уставились осуждающие взгляды.
Наверное именно тогда я впервые узнал о существовании такого термина, как “гомофобия”.

Для меня это слово было не совсем понятным, так как “фобия” это страх. Но я не боялся геев, и до сих пор считаю что этот термин не совсем верный. Я просто не считал эту категорию людей за людей. И не считал, что они могут иметь равные права со мной.

Со временем, я понял, что если я хочу заниматься правозащитной деятельностью, то мне необходимо всегда быть на стороне меньшинства. Не зависимо от того, какого именно меньшинства. Будь то гомосексуалы, секс-работники, мигранты, потребители наркотиков или ВИЧ-позитивные люди.

В тоже время, одного понимания было не достаточно. Ведь проявление жалости и терпимости к этим людям было просто неприемлемо для таких, как я.

Но постепенно во мне начали происходить перемены. Что во мне поменялось, и как именно это произошло? Что заставило меня вытащить из под кожи все (или почти все) предубеждения?

В первую очередь я понял, что сам являюсь членом небольшого, довольно закрытого сообщества. Я живу с ВИЧ много лет, и борюсь за то, что бы таких как я считали равными. В какой то момент я увидел, что просто не имею право требовать от общества равноправия к себе, при этом дискриминируя и стигматизируя других. Тем более, что именно геи и члены их семей начали первыми бороться за права ВИЧ-позитивных. Фактически они создали фундамент моей жизненной позиции. Я встречался с людьми, знакомился, работал, и все реже стискивал зубы при встрече с представителями ЛГБТ-сообщества. При этом, я замечал за собой, что руководствуюсь двойными стандартами: я принимал лесбиянок как нечто нормальное, но при этом продолжал сжимать кулаки при виде геев. Я не знаю почему, но я понимал, что это не правильно.

Я много раз сталкивался с угрозами, обвинениями, жалобами в свой адрес… Раньше это было связано с моим криминальным путем, потом с тем фактом, что я требую равноправия к ВИЧ-позитивным. Я осознавал, что люди не справедливы к таким, как я. Но ведь существуют еще множество людей со своими особенностями, которые ровно также имеют право на жизнь, как и я. В такие моменты я и прорабатывал свою гомофобию. Но, как правило, надолго меня не хватало. И это было связано с тем фактом, что некоторые представители гей-сообщества реагировали на меня не совсем адекватно.

Я работаю в сфере защиты прав человека, и профилактики ВИЧ уже более 12 лет. И за это время несколько раз возвращался в позицию гомофоба. Как правило, это происходит по следующему сценарию: я оказываюсь в компании, в которой есть люди с нетрадиционной (для меня) ориентацией. Рано или поздно их разговоры становятся крайне откровенными. Важно отметить что отнюдь не все геи публично распространяются о своих сексуальных практиках. Но есть и исключения, которые начинают провоцировать таких как я, специально приставая, высказывая в мой адрес шутки сексуального содержания. Я понимаю, что я должен быть терпимым. Но увы, я не ангел, и не всегда в такие моменты сдерживаюсь.

Я пришел к выводу, что во многом причина повальной агрессии к ЛГБТ является поведение отдельных представителей этого сообщества. При этом я понимаю, что это не оправдывает меня, когда я позволяю себе гомофобные или сексистские шутки. Нет, в этих моментах я не прав. Но я такой какой я есть. Я готов защищать и помогать людям вне зависимости от их особенностей. Мне не интересно кто и в каких позах спит со своими женами, ровно так же как мне не нужно знать, как один гей спит с другим.

Наверное это единственная проблема, с которой сталкиваюсь по сей день, и которая не дает мне покоя. При этом, на сегодняшний день я могу сказать что моя гомофобия – это прошлое. А то что мне не нравится – не имеет к ней никакого отношения. В каждом сообществе есть идиоты, и просто преступно ставить клеймо на всех только на основании поведения этих единиц.

Первый, и самый важный совет гомофобам я сформулирую так: “Если тебе не нравится человек – просто не общайся”. Я имею в виду то, что если ты по каким то причинам не можешь понять или принять человека целиком – это не значит что ты имеешь право его ограничивать в правах. Помни, что когда-то ты можешь остаться в меньшинстве. Это может случится по разным причинам: по религиозным мотивам, по социальным, по политическим, или в связи с особенностями твоего физического состояния. Ни кто не застрахован от этого. И как ты сможешь требовать к себе равноправия, если сам ущемлял других?

Второй совет: “У каждого есть скелеты в шкафу, и грязное белье. Если ты начинаешь лезть в чужую жизнь, будь готов к тому что кто-то влезет и в твою”.

Третий: “Жить в мире со всем миром легче и продуктивнее. Не плоди ненависть, ее и так в мире слишком много”.

Автор: Лейла

www.parniplus.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
id251267583
Гость

Главное что – бы принимало общество. а так уже доказано, что любая фобия даже самая страшная и запущенная лечится. Все происходит от того, что и как тебе преподносится. Менталитет ранее был не готов воспринимать людей со своим мировоззрением. Сейчас времена меняются и люди меняются.

Moisha Abramson
Гость

У “общества” – нет головного мозга. Имена, явки, пароли, как любит говорить Кремлевский Карлик.

Elias Regul
Гость

Блестящая Статья! Поучительная Сага и весьма Знаковая- по всем статьям! Респект автору, Илье, редактору!

wpDiscuz