Интервью, ЛГБТ-сообщество

О квирфобии

квирфобия

В гей-сообществе никого не удивишь словамим «гомофобия» и «трансфобия». И даже к «бифобии» как к термину уже начинают потихоньку привыкать, через «не хочу». Через «не хочу», потому что намного сложнее признать себя неправым, чем признать неправым гетеросексуальное большинство. Ведь бифобию проявляют и гомосексуалы, причем довольно часто.

Вы наверняка не раз сталкивались с геями, которые считают, что есть «правильные» геи, а есть «не правильные». Это я о том, когда одни геи обвиняют других в том, что они «пидовки», «ведут себя как бабы», «манерны», и т. д. т. е. предъявляют претензии к их самовыражению: внешнему виду, поведению, речи и т. д. И с такими проявлениями нетерпимости можно столкнуться в клубах, на сайтах знакомств, в социальных сетях и даже, порой, на вполне себе активистских мероприятиях. Многие гомосексуальные мужчины очень тщательно избегают проявлений женственности в своем поведении, демонстрируют маскулинность и, таким образом, считают себя «настоящими мужчинами», «правильными мужчинами». Многие также особо подчеркивают свою активную (мужскую) роль в сексе при этом и часто, само собой, на самом деле лгут.

Квир (англ. queer) — собирательный термин, используемый для обозначения сексуальных и гендерных меньшинств, не соответствующих гетеросексуальной или цисгендерной идентичности. Изначально имевшее значение «странный» или «своеобразный», слово квир использовалось в качестве оскорбления людей, которые испытывали влечение к людям своего пола или имели с ними отношения. К концу 1980-х годов квир-активисты начали реапроприацию слова, намеренно выбрав провокационную и политически радикальную альтернативу. Люди, отвергающие традиционные гендерные идентичности и ищущие альтернативу аббревиатуре ЛГБТ, могут называть себя квирами.

Некоторым сложно поверить в то, что в транс-сообществе на «неправильных» трансгендерных женщин и «неправильных» трансгендерных мужчин также выливаются ушаты помоев. Люди, которые это делают, исходят из представлений о четкой границе, отделяющей женственность от мужественности, словно прозрачной, но видимой линии между черным и белым. Те, кто не «правильные мужчины» и не «правильные женщины» — автоматом причисляются к «фрикам», а если говорить понятно — уродам. Вот такая толерантность. Уж казалось бы, кто, как не транссексуалы должен понимать, что не все так однозначно. Вот родился человек в мужском теле, но ощущающий себя женщиной — он мужчина или женщина? Вот начал человек принимать гормоны — он еще мужчина или уже нет? Вот сделал человек коррекцию пола — уже женщина или еще нет?

квирфобия

Странно тут говорить о четкой границе, но и в случае с геями и в случае с трансгендерными людьми, многие из них не хотят видеть или принимать промежутков, в рамках которых живут другие. И в одном и в другом случае можно говорить о внутренней гомофобии/трансфобии, т. е. внутренних проблемах человека, в принятии себя и как следствии проблемах в принятии инаковости других. Тот стресс, который испытывает этот человек от конфликта между нормами и своей непохожестью на большинство, с попытками стать как все, не всегда удачными, он и заставляет огрызаться на всех, кто имеет смелость быть собой и не скрывать особенности своей идентичности на людях.

Это квирфобия

Можно было бы говорить тут исключительно о внутренней гомофобии и трансфобии в обоих случаях, если бы не одно «но»: некоторые якобы френдли-гетеросексуалы также готовы принимать только «правильных» геев. В частности, они аналогичным образом обращаются к мужественности и женственности, к нормам, вроде обязательного гей-брака, обязательного наличия постоянного партнера, неприятием промискуитета, неприятием любых публичных проявлений сексуальности геев и рассказов о своей сексуальной жизни.

квирфобия

Таким образом, одна из главных причин такой нетерпимости находится не только внутри ЛГБТ-сообщества — она намного шире. Это квирфобия. А если говорить конкретней — страх перед выходом за границы нормативности. И естественно, этот страх, который ты ощущаешь внутри, проецируется и на действия других людей, потому что их поведение напоминает тебе о своем внутреннем сопротивлении: с одной стороны через навязанные нормы, через воспитание, опыт взаимоотношений с другими людьми внутри общества и навязывание стандартов через культуру и т. п., с другой стороны твоё желание быть собой, которое подавляется наличием стандартов и тому как к тебе относится большинство, если ты соответствуешь этим стандартам или, напротив — не соответствуешь.

Почему это происходит? Базовой потребностью человека является безопасность, ощущение безопасности. Нетрудно догадаться, что представители уязвимых групп находятся в ситуации почти ежедневного стресса. Особенно, если мы говорим о государстве, где у представителей ЛГБТ нет вообще никакой реальной защиты. И само собой, представители сообщества, не найдя реальных способов обезопасить себя, ищут способы субъективные, ложные, которые скорее служат имитацией возможного варианта защиты от опасности. И таким способом является «не выпячивать» — т. е. не давать поводов для создания опасных ситуаций. Такую аргументацию часто навязывают жертвам преступлений — мол, сами виноваты. Но такая квазилогика не имеет к реальной логике никакого отношения. Виноват всегда агрессор, потому что он проявляет действие, которое наносит объективный вред другому человеку. Он мог этот вред не наносить, пройти мимо, но он это делает — унижает достоинство, бьет или того хуже. Геев ведь убивают отнюдь не на гей-прайдах чаще всего, а как раз в тех уютных квартирках, в которых большинство советует нам «по-тихому сидеть и заниматься своими делами».

Что делать и как быть?

Некоторые представители гей-сообщества повторяют эту мантру. Почему они это делают? Для ответа на этот вопрос надо понять, что любое наше поведение обусловлено не только социальными причинами. Стоит обратиться и к физиологии, точнее нейрофизиологии. Мозг человека контролирует все процессы в нашем организме и ему это делать не так легко, как кажется. Десятки тысяч операций проворачивает эта машина одновременно. И естественно, он должен заботиться об экономии энергии, поскольку это залог работоспособности. Думать, рассуждать, анализировать — крайне энергозатратно. Поэтому мы привыкаем пользоваться простыми схемами, шаблонами, стереотипами. Даже то, над чем мы смеемся — юмор, анекдоты — почти всегда построено на неких стереотипах и шаблонах. Так и с любой коммуникацией — мозгу проще найти готовый стереотип и выдать его. Так и проявляется любое мышление шаблонами, в т. ч. квирфобия. Кроме того, как я уже говорил ранее, те люди, у которых крайне мало внутренних ресурсов — рискуют чаще обращаться к использованию простых схем, стереотипов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ущемленные, угнетенные сами ущемляют и угнетают.

Читайте также:   Никогда не вытирайте слезы без перчаток

квирфобия

Что же делать, как с этим бороться? Сами вы можете просто стараться отслеживать, часто ли вы используете стереотипы в речи. Как правило это бывает тогда, когда вы примеряете к людям стандарты поведения и внешнего вида (в т ч речи, манер и т д). Пытайтесь остановиться и подумать — причиняет ли поведение и внешний вид человека кому-то объективный вред? Объективный вред — это то, что несет прямую опасность жизни, здоровью, имуществу людей. Люди, которые никого не трогают, а просто отличаются одеждой, цветом волос, манерой речи, жестами — не несут объективного вреда окружающим. А вот когда кто-то увидев инаковость человека пытается его унизить, оскорбить, избить — это нанесение объективного вреда. Безусловно, такие действия опасны для жертвы.

Естественно, не стоит наивно полагать, что вы сможете убедить другого человека, что проявленная им стереотипизация — это ложные, субъективные суждения. Как я уже писал выше, люди, которые не имеют необходимого количества внутренних ресурсов — не могут просто так перестроить схемы коммуникации на схему выработки аргументации без использования шаблонов. Поймите, им это крайне сложно сделать. Это не потому что они такие плохие негодяи-гомофобы--квирфобы, а потому что им сложно начать делать иначе, используя ресурсы, которых у них не так много. В конце концов, помните, что эти люди тоже страдают от гомофобии, трансфобии, бифобии, как и вы, только вы (раз уж читаете это) имеете возможность лучше понимать логические схемы в коммуникации. Да, имеете, поверьте, раз уж вы дочитали этот скучный текст почти до конца. Приглашайте людей на группы психологической поддержки, знакомьте с психологами, делайте это очень аккуратно и ненавязчиво. Часто, люди просто не работают со своим внутренним миром и поэтому так агрессивны. Помогите им решить их проблемы, но только если они это разрешат. Не бегайте за ними, чтобы «причинить помощь». В конце концов, некоторым нужно самостоятельно прийти к осознанию ошибочности стереотипизации. Просвещайте других, в т. ч. гетеросексуалов — пусть они узнают о нормативизме чуть больше (хотя они много о нем знают, просто не задумываются). И главное — не бойтесь быть собой, ведь личный пример — это самое важное.

Автор: Константин Голава

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

1

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Dmitry Sazonoff Авторы недавних комментариев
Dmitry Sazonoff
Dmitry Sazonoff

Диагноз «гендерная дисфория» ставит психиатр. А лечит — хирург, оперируя гениталии и эндокринолог, отслеживая влияние гормонов на внешний вид.