Жизнь с ВИЧ

«История про парня, который живет с ВИЧ и не считает нужным скрывать этого»

12804814_967978226583942_738831860949225553_n_899_619

Когда Виталий Коротких узнал, что у него ВИЧ, ему было 19 лет. Он работал в состоящей из двух человек редакции газеты «Вечерний Карпинск» в одноименном городке в Свердловской области и собирался переезжать в Екатеринбург, где жил его бойфренд Саша.

В конце ноября 2007 года Виталий на несколько дней поехал в Москву, вернулся в Краснотурьинск и через пару недель, 12 декабря, ему стало плохо. Он с трудом вставал, его трясло, но Виталий продолжал ходить на работу в редакцию: надо было сдавать номер. А под Новый год он поехал к родителям в Качканар. Там его госпитализировали в инфекционное отделение, сбили температуру и выписали. В середине января молодому человеку пришло уведомление от инфекциониста с просьбой зайти в больницу.

 «Мне мой диагноз по телефону сообщали, — говорит Виталий. — Я жил в Краснотурьинске, а врач в Качканаре. Я приезжаю. Врача не оказалось на месте: она в стационаре была. Фельдшер ей по телефону позвонила. Она говорит: “сядьте, прекратите права качать, и вообще у вас ВИЧ-инфекция “».

Сегодня Коротких 28, и он — единственный в Екатеринбурге открытый гей, не скрывающий свой ВИЧ-статус. Раздел «биография» на странице активиста в Facebook выглядит так: «История про парня, который живет с ВИЧ и не считает нужным скрывать этого».

«Страх никуда не уйдет»

В ноябре власти Екатеринбурга заявили, что каждый 50-й житель города заражен ВИЧ-инфекцией. Однако все эксперты в один голос утверждают, что эта статистика занижена, а реальные цифры в 1,5-2,5 раза превышают официальные. Свердловская область — лишь один из девяти российских регионов, где инфицированы более 1% населения. Как живет четвертый по численности населения город России, где сначала объявили, а потом отменили эпидемию ВИЧ.

Каждый день в России ВИЧ заражается 200 человек. В 2016 году в стране было выявлено около 100 тысяч новых случаев. В одном полуторамиллионном Екатеринбурге, только по официальным данным, с ВИЧ-инфекцией живет 1,8% населения. По словам главы Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИД Вадима Покровского, Россия находится в промежуточной стадии эпидемии — между концентрированной и генерализованной.

«Свердловская область находится на первом месте в России по числу заболевших на 100 тыс. населения, а в самом Екатеринбурге официально объявлена эпидемия ВИЧ», — сказала в начале ноября первый заместитель начальника управления здравоохранения администрации города Татьяна Савинова. При этом чиновница отметила, что реальные цифры могут быть гораздо выше.

После того, как новостные ленты взорвались заголовками об объявлении «эпидемии ВИЧ» в городе, эпидемию «отменили». «В Екатеринбурге официально генерализированная стадия распространения ВИЧ-инфекции. Это не было объявлено вчера или позавчера, это было давно», — заявила Савинова.

Ситуации вокруг проблемы ВИЧ в городе никто долго не долго не придавал значения. «На самом деле, эпидемия объявлена давно. В 2011 или 2010 году. Просто официального объявления никто не делал, — рассказывает главный редактор крупнейшего новостного портала городских новостей в Екатеринбурге Е1 Наталья Попова. — Другое дело, что на мощный информационный виток она вышла только в последнее время, когда случился скандал с формулировкой, что в городе объявлена эпидемия». «Плюс этой шумихи вокруг эпидемии заключается в том, что люди стали больше задумываться о своем статусе, о возможных рисках», — считает она.

 

«Я есть, а ВИЧ нет?»

«Я есть, а ВИЧ нет?», — поднимает бровь Виталий Коротких, когда я спрашиваю его о проблеме ВИЧ-диссидентов. Мы сидим в екатеринбургском баре с полосатыми креслами темных оттенков и приглушенным светом, и Виталий, невысокий брюнет в белой майке с принтом в виде украинского герба, вспоминает, как отреагировал тогда, девять лет назад, на свой диагноз. «Я плакал, носился по кабинету как угорелый. На тот момент, для меня это было все. Все. Допрыгался. Я жил еще теми мифами, той информацией, которая у нас была на тот момент про ВИЧ-инфекцию. И приготовился оформлять инвалидность».

«Это был случайный контакт, — рассказывает он о случившемся во время поездки в Москву. — Я был очень пьяный. Мы поехали куда-то в Хорошево-Мневники, смотрели концерты Пугачевой и, как оказалось, занимались сексом без презерватива».

В течение последующих шести лет Коротких не говорил о своем ВИЧ-статусе ни с кем кроме бойфренда Саши, к которому он все-таки переехал в Екатеринбург, и который, узнав о произошедшем, «никуда не свалил». «Я свой ВИЧ-статус затолкал глубоко-глубоко внутрь себя, — признается Виталий. — Я в игрушку играл: приезжал в СПИД-центр раз в три месяца, сдавал кровь, получал таблетки. Всем знакомым сказал, что у меня проблемы с сердцем, чтобы не объяснять, что за таблетки я пью. После каждого такого визита я напивался. В усмерть. Так продолжалось шесть лет. И еще шесть, наверно, понадобилось бы, если бы не случайное знакомство с замечательными людьми».

парня

Виталий Коротких (слева) с Евгением Писемским, Максим Чевыров (проект Lasky город Москва), Илья Кричной (“Мы против СПИДа” Красноярск)
©Никита Дубенский

Замечательным человеком оказался известный российский активист, руководитель общественной организация «Феникс плюс» Евгений Писемский. С Писемским Виталия познакомил соцработник СПИД-центра. «Женя любит разыскивать активных людей в разных городах, чтобы вовлекать их в процесс профилактики», — объясняет Коротких. Он пригласил Виталия на тренинг для волонтеров в Орел. «Не хотел ехать. Приехал. Смотрю: сидят. Живые, чего-то придумывают. Тогда я понял, что они сидят и не думают о своей проблеме, а думают о проблемах других людей. И я подумал: почему я должен зацикливаться на себе? Я ведь тоже могу, и у меня тоже есть мысли, как это все можно исправить и сделать легче».

Публично объявить о своем ВИЧ-статусе Виталий Коротких решился год назад, когда узнал, что в местном гей-коммьюнити про него распускают слухи: «Я очень быстро это пресек. Я просто сам всем рассказал, что это правда». «Кто-то называл это социальным самоубийством. Кто-то говорил, что теперь ты точно никогда себе парня не найдешь, а кто-то просто в клубах подходил и обнимал», — рассказывает он о последовавшей реакции.

Тема ВИЧ-инфекции жестко табуирована в обществе. «С чем связан рост заболеваний? — объясняет Виталий. — С незнанием своего ВИЧ-статуса. Потому что узнать свой ВИЧ-статус – это стремно. А если ты расскажешь кому-то, что ты тест на ВИЧ сдавал, тебе скажут: “Ты че, проститутка что ли, ты нарк? “».

Автор: Анна Строганова

По материалам: rfi.fr

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
Участник

Троих парней с фото я лично видел на группах и знаю! ))) Евгений Писемский и еще двое.

wpDiscuz