Жизнь с ВИЧ

Знак бесконечность

пьяный
дискордантные пары

Я был в конце года с друзьями в клубе, там пошел в темную комнату. Был пьяный. И с кем-то у меня был секс. Был настолько пьяный, что не вспомню уже, защищенный секс был или нет…

Коридор больницы был в ужасном состоянии. С порванной дерматиновой обивкой продавленные диваны. Потрескавшиеся зеленые стены. Места, где краска сильно отлетела, были закрыты плакатами времен позднего СССР или ранней России. На диване сидел мальчик лет восьми, одет он был в простые брюки, коричневые ботинки и клетчатую фланелевую рубашку. Серые глаза, маленький нос. Соломенного цвета волосы. Хорошо причесан. Лицо в веснушках. Рядом сидела его мама. В платье и маленькой сумкой в руках. Дверь в кабинет рядом открылась, и врач пригласил маму в кабинет. Мальчик остался один, стал разглядывать плакаты на стене. На одном из плакатов были нарисованы легкие человека и подписано: «Туберкулез не пройдет!

Берегите здоровье! Делайте флюорографию!». Другой плакат был совершенно не понятен мальчику. Огромные губы, в красной помаде, шприцы, бутылка шампанского. И еще более непонятная надпись, чем сам рисунок. «Чума XX века! СПИД не спит! СПИД – это приговор! СПИД передается при занятии проституцией, наркомании, незащищённом сексе!». Мальчик покраснел. Слово «проституция» и «секс» — это что-то из неприличных слов? Но больница для взрослых, тут, наверное, такие слова употреблять можно…А вот СПИД… Имя такое? Почему он не может уснуть? На третьем, последнем плакате, был нарисован старик в кресле. Кожа его была в каких-то то ли пузырях, то чешуе. Какой-то живой мертвец из фильма ужасов. Надпись была страшная «К нему пришел СПИД! Он умрёт! Ему 25 лет!». Стало еще всё запутаннее. Этот самый СПИД какой-то мужчина? Или кто он? Странное имя. Из кабинета вышла мама. Взяла его за руку.

-Так пойдем домой.
-Мам, а кто такой СПИД?
-Это ты где прочитал?
-Там, на плакате, на стене.
-Не знаю. Правда не знаю.

И мальчик не знал. Он узнает очень хорошо, что значит СПИД. Он узнает это через 17 лет…

Я люблю печь пироги. Или какие другие вкусные штуки. Новые рецепты люблю. Сегодня за окном типичная питерская погода – дождь и серое небо. Не знаю, что хуже, здешняя осень или весна? Все одно и тоже. Рецепт выпечки в интернете интриговал названием: «Кухня Франции эпохи Рококо. Рецепты».
Читаем: «Возьми 2/3 кедровых орехов, 1/5 орехов кешью, 2/5 орехов грецких…». Это рецепт или задачка по математике для начальных классов? Читаем дальше: «…крем нужно непрерывно греть на открытом огне помешивая 5 раз по часовой стрелке и 4 раза против…». Я не удивлюсь, что за такой рецепт Священная Инквизиция могла бы и сжечь на костре такого вот повара как я. И не только за это. Ладно, сделаем старый добрый пирог со персиками. Там хоть все понятно. Но не успел…

Звонит мобильный телефон. Костя.

-Привет, Костя!
-Привет! Мне нужна твоя помощь.
-Какого свойства помощь?
-Поговорить.
-Так говорим же.
-Не со мной. С моим парнем, с Лёшей. Ему неделю назад поставили диагноз, ВИЧ, понятия не имею откуда он мог взяться. Может татуировка? Он в январе делал.
-Ох…блин. Бедный. Как он сам?
-Плохо. Мало разговаривает со мной, мало ест. Боится даже целоваться со мной. Погас. Практически не встречается с друзьями. Ты можешь с ним встретится? В кафе, или просто погулять, поговорить? Я с ним не могу обсуждать эту тему. Он не хочет.
-Да, конечно.
-Тогда он за тобой заедет завтра. Я его уговорю.
-Договорились. Пока.

Костя и Лёша удивительные товарищи конечно. Вместе уже более десяти лет. Познакомились в маленьком городе N как в какой-то комедии. Один шел и смотрел в телефон, другой – ему навстречу смотрел в документы. Оба столкнулись лбами так, что вот уже столько времени вместе. Вместе переехали в Санкт-Петербург. Осели. Машина, квартира, добротный дом за городом. Костику сейчас 39, Лёшке 33. Один спокойный, другой скорее меланхоличный. Один такой «ух крепыш», другой худой. Познакомился я с Костей по работе, по рабочим вопросам общались по телефону, а потом как-то обсуждения по телефону сменилось приятным рестораном, а чуть позже он меня и познакомил с Лёшкой. Втроем мы начали проводить периодически выходные. За городом. Или в городе. Спокойно и размеренно. Пару раз оставался ночевать у них в доме.

Смотрели фильмы, разговаривали на разные темы. Так и засыпал перед камином в кресле, с бокалом коньяка, а Костя укрывал меня пледом, ловил практически выпадающий из руки бокал. Костя как-то странно оказывал мне теплые знаки внимания. Иногда даже, как мне казалось, уж очень. Более чем дружеские… То приобнимет чуть дольше и сильнее. То посмотрит таким вот взглядом… Но всякие двусмысленные намеки я рубил на корню.

Все понимаю. Более десяти лет, наверное, они друг другу несколько наскучили…Очень хочется чуточку новых эмоций. Нет, нет и еще раз нет. Танго втроем это не мое. Да и клин вбивать в отношения не хотелось.
Теперь вот такая неприятность случилось у них. Почему у них, а не у Лёши одного? Потому что они вместе, и я уверен просто что Константин не бросит его. Надо поговорить, успокоить. Банальное «ты это, там держись» не то. Держаться нужно за поручень в вагоне метро, а друзья должны выслушать, высказать свою точку зрения. Но что ему говорить? С его то меланхоличностью по жизни? Буду просто слушать. Это самое лучшее что у меня всегда получалось. Слушать и слышать человека. Наблюдать.

Через пару дней, вечером, позвонил Лешка.

-Привет, заеду за тобой через час. Собирайся.

Мы достаточно сухо поздоровались. Поехали в центр города. В кафе сели в угол. Как можно дальше от посторонних глаз и ушей. Взяли чай.

Лёша был уставший на лицо, одет достаточно тепло. Куртка, джемпер, джинсы, огромные ботинки. Взгляд скорее равнодушный. Юношеские черты лица. Время еще долго не будет властно над ним. Морщины появятся не скоро. Первая седина в лучшем случае годам к 45. В ухе серьга-гвоздик. Чуть заметная.

-Рассказывай, что у тебя случилось?
-Ну, Костя, наверное, уже сказал тебе всё…
-Он сказал мне только что у тебя обнаружили относительно недавно ВИЧ-инфекцию. И всё больше ничего не говорил.
-Ну, это самое…у меня обнаружили ВИЧ тут недавно. Наверное, из-за татуировки. Делал в Берлине. Тату-салон был вроде приличный.
-Что за тату, где?
-Знак бесконечность. На лодыжке.

Закатав штанину, показал. На лодыжке красиво была сделана татуировка. Восьмерка перевернутая. Знак бесконечность. Или скорее даже Лента Мебиуса, перекрученная и украшенная звездами.

-Я сначала сомневался, но Костя сказал, хочешь – делай! Было не больно.
-Кхм…интересно. Я не психолог, не твой личный врач, и ты не на исповеди, поэтому я не буду спрашивать был ли у тебя кто помимо Кости…
-Нет, нет, никого!
-Саш, а поехали покатаемся на машине. Вот чтобы ночь, дорога, музыка и поболтаем в дороге. Душно мне в кафе.
-Хорошо. Поехали.

Выехали за город. По трассе «Скандинавия».

И тут Лёшку прорвало…До этого тихий, спокойный, меланхоличный мужчина практически выл.

-Как же так? Проклятая татуировка! Как же дальше жить? Я ведь Костю люблю, очень люблю. Как нам вместе быть? А вдруг он меня не любит теперь? Я же поцеловать его боюсь теперь. Сторонюсь. Я с самого детства боялся СПИДа. Я сам виноват. Я был в конце года с друзьями в клубе, там пошел в темную комнату. Был пьяный. И с кем-то у меня был секс. Был настолько пьяный, что не вспомню уже, защищенный секс был или нет…

-Лёша, милый Лёша, я думаю, что Константин любит тебя, и не боится диагноза. Он видит тебя, а не болезнь. И пожалуйста, сбавь скорость. Мы не ралли. Да и дорога скользкая.

Но Лёша не слышал. Или не хотел меня слышать. Так недалеко до чего-то самоубийственного и убийственного одновременно. Но скорость нарастала…65…70…75…80….

И тут пора бы мне перестать быть атеистом и начать вот срочно верить и молится Богу, Будде, Зевсу или Космосу. Но самое умное, что мне пришло в голову, так это взять телефон и набрать сообщение Константину. «Костя, вот сейчас срочно звони Алексею, скажи, что ты любишь его вне зависимости от диагноза. Скажи, что должен был сказать, когда тот узнал о диагнозе». Ушло.

Скорость 120. При лобовом ударе у меня шансов никаких. Никакой ремень безопасности меня не спасет. Никакая подушка безопасности. Никакие святые. Про водителя молчу. Он даже не пристегнут.
Лешин телефон был прикреплен на лобовое стекло, зазвонил. Экран навигации сменился фотографией Кости. Такая светлая фотография. Костя улыбался белой улыбкой. Глаза довольные. Лучики морщин. Казалось бы, протяни руку и фотография согреет.

-Леша, тебе звонят, возьми трубку!
-Думаешь нужно это делать?
-Считаю.

Машина начала снижать скорость. Остановились на обочине.

-Ты поговори, а я покурить выйду.

Меня мутило. Кровь стучала в висках. Я выкурил одну сигарету. Сразу же вторую. Они разговаривали минут 20. Лёшка договорил. Вышел из машины.

-Прости меня Саша, прости. Прости что напугал тебе до смерти.
-Всё хорошо. Все живы. Константину необязательно знать о том, что ты мне сказал, и о том, как ты возможно получил вирус. Я ничего не скажу.

Обнял меня. Уткнулся в шею мне. Так мы и стояли, обнявшись, ночью на трассе «Скандинавия». Лишь проезжали редкие машины. А небо было усыпано звездами.

-Ты успокоился?
Глаза были красные, но его не трясло больше.
-Поехали, отвезу тебя домой Саша.
-Поехали, и только пожалуйста, не больше 40 км в час, договорились?
-Ха-ха-ха…договорились.

Мы доехали за час. Разговаривали. Я не стал спрашивать про их разговор по телефону. На прощание я попросил, чтобы он дал знать, как доберется домой. Скинул сообщение мне.

В квартире не стал включать свет. Так и разделся в прихожей побросав всю одежду на пол. Выкурив последнюю сигарету из пачки, получил сообщение от Леши. Добрался. Благодарит меня. Зовет в гости за город.

Через два месяца я поехал к ним в загородный дом. Константин пообещал какую-то мега вечеринку с алкоголем, кучей народа, «…и будет весело жеж!». Я долго упирался, так как не люблю такие вечеринки. Но согласился приехать. Хотел посмотреть на Алексея и поговорить с Константином.

Дверь их дома открыл мне Лёша. В относительно веселом и чуточку пьяном настроении. В просторной гостиной было человек 12-15. Парни, девушки. Играла какая-то музыка. Все с бокалами напитков. Цели перезнакомится со всеми у меня не было. Налил джина, разбавил соком и тоником. Константин был на террасе. Курил. Решил присоединиться к нему. По дороге поприветствовал одного товарища, старого знакомого, еще одну давнюю приятельницу поцеловал в щеку.

Но прежде чем выйти на террасу дома, поймал Лешу и отвел в сторону на пару слов.

-Как ты Лёша?
-Нормально. Лучше. Спасибо!
-Умничка. Я рад за тебя. Пойду к Константину, поговорить надо.

На террасе было прохладно. Мы были одни.

-Привет, мой дорогой!
-Привет, Костя! Как вы оба?
-Мы хорошо. Вот закатил вечеринку. Показать Леше что жизнь продолжается, что жизнь веселая.
-И поэтому море алкоголя, куча народа, мы должны от счастья продолжения жизни перепиться тут все и перетрахаться? – пошутил я.
-Нет конечно. Хотя тебя не помешало бы, познакомился бы с кем.
-Ну тебя!
-Саш, вот как сделать его счастливым?
-Ты задаешь странный вопрос. Не знаю. Вот к примеру, кто-то счастлив что он водит трамвай, мечта детства сбылась. Или хлеб выпекает. Тоже по-своему счастлив. Мне кажется, что вы вдвоем счастливы. Мне кажется, что если вы любите друг друга и за столько лет вы не разбежались, что ты любишь его, не взирая на диагноз, он любит тебя, не это ли счастье? Съездите вместе в Европу. На три-четыре дня. Там сейчас хорошо наверное. Проведите их вдвоем.
-А как он заразился, как ты думаешь?
-Это теперь совершенно не имеет никакого значения.
-Да, ты прав.

Через месяц мне пришла от них открытка из Португалии.

Автор: Александр Спутник

www.parniplus.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
Dexter
Участник

Меня всегда умиляли рассказы про то что я не сантиметра в рот и попу, это во время маникюра видимо или в стоматологическом кабинете ВИЧ получил

wpDiscuz