Интервью

«Люди видели слова „ВИЧ“, „СПИД“ и ускоряли шаг»

Алексей Сергеев

Последнее интервью в 2018 году — разговор с координатором «Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие» Алексеем Сергеевым. Об акциях, боязни ВИЧ и помощи ВИЧ-положительным.

Если смотреть со стороны, то создается впечатление, что «Альянс» занимается исключительно акциями. Так ли это?

Это не совсем так. Да, «Альянс» занимается акциями, так как мы с самого начала старались работать в публичной плоскости. Акции это, в хорошем смысле, дешёвый способ заявить свою повестку, повысить видимость ЛГБТ и найти союзников. Если брать общую структуру нашей работы, то акции это не больше трети того, чем мы занимаемся.

Помимо акций, мы организуем правозащитные и просветительские встречи. В частности, три года проводим «Неделю равенства».

Плюс это работа в сети. В наших группах, в отличие от каких-то официальных, серьезных пабликов, люди могут просто подискутировать, высказать свое мнение. Ну и последнее направление это адвокация и лоббирование. На начальном этапе «Альянс» делал больше различных открытых писем, обращений и так далее. Иногда мы проводим общественные кампании и сетевые флешмобы. Мы начали активно работать с различными политическими оппозиционными структурами и партиями — например, с партий «Яблоко» и коалицией «Демократический Петербург». Во многом благодаря усилиям активистов и активисток «Альянса» в программе партии «Яблоко» появились пункты об ЛГБТ, в Петербургской программе таких пунктов целых три. На мой взгляд, очень важно, чтобы в программах партий была ЛГБТ-проблематика. Благодаря сотрудничеству с «Демократическим Петербургом», несколько лет удавалось пройти по Невскому проспекту «Радужной колонне».

У «Альянса» есть представительства в других городах?

У «Альянса» горизонтальная структура. Есть инициативные группы в других городах. На данный момент это Уфа, Краснодар, Москва и Екатеринбург. Сейчас мы работаем над «перезагрузкой», пытаемся немного структурировать деятельность, улучшить коммуникацию и планирование, стать открытее для новых участников.

Изначально вы назывались «Альянс гетеросексуалов за равноправие ЛГБТ», потом переименовывались в «Альянс гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие». Сколько же вообще гетеросексуалов есть в «Альянсе»?

Безусловно, они есть. Мы не можем говорить за всех наших сторонников, но если говорить о ядре, то, думаю, сейчас где-то 35% гетеросексуалов, а 65% ЛГБТ. Изначально Альянс создавали гетеросексуалы, поэтому идея солидарности — очень важная для нас. Именно от лица гетеросексуального сообщества чаще всего говорят всякие гадости по отношению к ЛГБТ. Принципиально было занять эту нишу, чтобы гетеросексуальные люди высказывались в поддержку ЛГБТ. Понятно, что с самого начала последние участвовали в деятельности «Альянса». Кто-то не был готов говорить об этом открыто и созрел до этого со временем. Была договоренность, что публично позицию «Альянса» выражают именно гетеросексуальные люди, чтобы всё было по-честному. Но со временем ситуация менялась, Россию покинули наши первые гетеросексуальные координаторы, и весной 2015 года мы переименовывались.

У вас было несколько акций связанных с ВИЧ-инфекцией. Какая из них запомнилось больше всего?

В 2016 году перед 1 декабря к нам обратился ВИЧ-активист Михаил Романов. Мы ещё раньше думали, что было бы неплохо провести какую-то акцию, но мы не были готовы сами говорить за ВИЧ-сообщество. А тут появился ВИЧ-положительный гей, который был готов открыть свое лицо. Мы решили назвать акцию «Пять фактов о ВИЧ» и сделали соответствующие плакаты на чёрном фоне. Это были шокирующие факты об эпидемии в России. Акцию устроили в формате одиночных пикетов на Невском, они не требует согласования. Мы вели трансляцию в «Перископе». Это была первая трансляция, поэтому её посмотрело много людей.

Алексей Сергеев

Для меня лично неожиданной стала реакция прохожих на нашу акцию. Обычно на подобных мероприятиях много людей подходят, задают вопросы, вступают в дискуссии. Иногда жаркие, если тема связана с ЛГБТ. Здесь же получилось так, что за тот час, пока я стоял с плакатом, ко мне подошла лишь пара человек. Такое ощущение, что я на этот час стал призраком, невидимкой. Люди стараются избегать этой темы. Они читали мельком плакат, видели «ВИЧ» или «СПИД» и ускоряли шаг. Я думал, что будет какой-то больший резонанс, люди будут подходить, интересоваться. Из этого я сделал вывод, что «запугиванием» — ничего не добьешься. Нужно искать другие формы, чтобы, наоборот, уменьшить страх, подтолкнуть к разговору.

Единственный момент, который привлёк внимание, это плакат активистки Рэны, сделанный из зеркала, к которому была проделана табличка с несколько провокационной надписью: «Мне плевать на проблемы ВИЧ-инфицированных». Люди шли, видели себя в зеркале, подходили и высказывались. Некоторые не соглашались, говорили: «Мне не плевать!».

Мы сделали выводы и решили, что на следующий год не будем стоять с плакатами, а сделаем более эффектную, символическую акцию. Мы перекрыли Невский проспект большой Красной лентой, чтобы привлечь внимание к эпидемии ВИЧ. Все было законно — мы сделали это во время зелёного сигнала светофора. Выглядело это эффектно. Сняли видео. В итоге резонанса было больше, чем в первый раз.

Тема эта очень важная. С каждым годом появляется всё больше людей с открытым положительным ВИЧ-статусом. Среди моих знакомых каждый год я узнаю о новых случаях. Это говорит и о том, что эпидемия растёт. Собственно говоря, по этой причине я и стал заниматься темой ВИЧ больше. К сожалению, этому не уделяется должного внимания. Если мы сами не начнём использовать какие-то свои ресурсы и силы, все будет становиться ещё хуже. Из хорошего: всё больше ВИЧ-позитивных ЛГБТ-людей готовы говорить об этом публично. Это может работать на уменьшение стигмы и просвещение. Знакомый человек, его личная история — это не безликий плакат в коридоре.

Последнее время наблюдается тенденция к тому, что все больше геев начинает воспринимать ВИЧ как некую неизбежность — «Все равно это когда-нибудь случится». Не опасно ли такое отношение к ВИЧ?

Да, я встречал такое. Для меня удивительно, что подобно мыслящие люди нередко используют опасные практики, но не предохраняются. Хотя сейчас есть PrEP, какие-то другие средства, есть довольно доступная постконтактная профилактика. Но мне кажется, что многие опасные практики — это следствие «стресса меньшинств». Люди не могут открыто себя вести в обществе, кругом ненависть и угрозы, абсолютно не защищены однополые семьи. Хочется расслабиться, кто-то снимает стресс алкоголем или психоактивными веществами, нередко рискованным сексом. Я не говорю, что моногамные отношения лучше немоногамных — люди разные и имеют право на разные отношения. Но если создание семьи не даёт тебе ничего, ты никак не защищён, то ты тоже будешь больше склонен к «выпусканию пара» со случайными партнёрами.

Алексей Сергеев

Мне кажется, что такая позиция «неизбежности» как мнимый способ психологической защиты, в реальности лишь способствует распространению ВИЧ-инфекции. Это очередная безответственность, инфантилизм. Тоже самое, что и разговоры о презервативах — «они не дают 100% гарантии!». Причем чем дольше я это слышу, тем меньше этот «процент гарантии». Теперь уже говорят 75% (хотя вроде бы по научным данным, 98%). Это позиция закрывания глаз. Люди не понимают, что рискуют не только своим здоровьем, но и проявляют безответственность по отношению к другим.

Хотя я знаю и другие крайности, когда страх заболеваний, передающихся половым путём, приводит к тому, что у людей не очень хорошо с личной жизнью. Начинают бояться близости, причём любой — даже взаимной мастурбации: «Ой, капелька спермы попала мне на кожу, теперь я заражусь!».

Как ЛГБТ-активисты могут помочь тем геям или бисексуалам, которые только что узнали о своём положительном ВИЧ-статусе?

Во-первых, это психологическая поддержка, во многих ЛГБТ-организациях есть психологи и группы взаимопомощи. Во-вторых, юридическая помощь, если человек столкнулся с дискриминацией или какими-то нарушениями при медицинском сопровождении.

Если говорить конкретно про Альянс, то мы больше можем помочь информационно. Мы публикуем время от времени информацию о ВИЧ и другой контент, иногда делаем акции или участвуем в общественных кампаниях, поддерживаем наших коллег. Мы готовы предоставить человеку наши паблики как трибуну, чтобы рассказать о его опыте, привлечь внимание к каким-то аспектам. Если наша просветительская деятельность хоть немного уменьшит стигму в отношении ВИЧ-положительных людей, поможет улучшить их положение — мы будем по-настоящему счастливы.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.