«Я понял, что у нас сами люди дерьмовые». Истории ЛГБТ-людей в эмиграции

ЛГБТ в эмиграции

Рассказываем истории русскоговорящих ЛГБТК-людей, эмигрировавших в другие страны

Продолжаем публиковать истории русскоговорящих ЛГБТК-людей, которые приняли решение эмигрировать в другие страны из-за войны и гомофобии. Интервью были взяты в рамках проекта «ИСХОДники».

Всеволод Звездин — гей, уехавший во Францию в город Гренобль. Он молодой перспективный ученый, занимающийся исследованиями в области онкологии. В этом интервью вы узнаете историю его отъезда, а также сможете прочесть о том, как Всеволод сохраняет отношения со своим молодым человеком на расстоянии.

Также Всеволод поделился своим бескомпромиссным отношением к войне и к российскому обществу, которое, по его мнению, содержит в себе фашистские черты и тоже виновато в случившейся войне в Украине.

Расскажите о себе

Я Всеволод, студент-международник. Уехал во Францию. Мечтал уже лет 10 получить образование за рубежом, а потом здесь найти работу и остаться жить. В прошлом году я сделал огромный шаг в эту сторону. 

В какой момент вы уехали и как приняли это решение?

С одной стороны, это был плановый отъезд. В прошлом году я закончил ВУЗ, бакалавриат. На магистратуру уже поступил здесь. В прошлом январе подал заявки, это планировалось долгие годы. 

С другой стороны, это было связано с тем, что для меня было совершенно очевидно, что в районе окончания моего обучения начнется какая-то заваруха, что мне нужно серьезно думать об отъезде и предпринимать меры, чтобы уехать. Поэтому в сентября 2022-ого года я и уехал.

Расскажите, а почему Франция? 

Мне хотелось эмигрировать через учебу и желательно в Евросоюз. Это моя давняя мечта —  обосноваться где-то здесь, чтобы можно было спокойно путешествовать по разным странам, которые входят в ЕС. Мне всегда этого хотелось. 

Две страны, в которые очень легко приехать через учебу — это Франция и Германия. Я выбирал между ними, совершенно не зная ни немецкого, ни французского языка. При этом у меня было больше информации о Германии, были какие-то гайды. Может быть во мне какой-то дух авантюризма сыграл, что я решился на переезд во Францию.

Но какое-то время я все-таки отвел на то, чтобы учить местный язык. Он мне нравился  и я подумал, что мне было бы комфортнее тут и потому решил выбрать Францию. Здесь легко с поступлением — в каком-то смысле даже легче, чем в России. Также тут очень легко с эмиграцией. Думаю, что проще чем в Германии.

Обучение у вас во Франции на французском или на английском?

Обучение у меня на английском на 95%. Остальные же 5% мне приходится избегать, потому что на французском я бы не смог учиться. Французский язык пока для меня является трудностью.

Расскажите, какой ВУЗ и по какой специальности вы закончили в России?

Я закончил педагогический ВУЗ по направлению “биология”. Моим основным интересом было заниматься экспериментальной биологией. Моя статья (“увеличение экспрессии генов протеасом в клетках множественной миеломы в процессе приобретения устойчивости к протеасомным ингибиторам” — прим. ред.) связана с моей стажировкой в лаборатории, которую я нашел на 4 курсе для диплома. Здесь я продолжаю тоже самое. Моя новая программа называется: “Молекулярная и клеточная биология”. Соответственно, в моей жизни очень много лабораторий, биоинформатики, опытов. 

Приезжали ли вы во Францию до переезда?

Семь лет назад, когда я учился еще в школе, у нас с матерью случился небольшой автобусный тур по Европе. Мы достаточно часто ездили в европейские страны, но в основном в Восточную или Южную Европу. тогда же мы съездили до Франции и обратно. Правда, пробыл здесь я всего пару дней. Был в Диснейленде, еще где-то.

Кстати, тут очень любят спрашивать во всех анкетах о том, был ли ты во Франции. Например, когда подаешь документы в ВУЗ.

«Я понял, что у нас сами люди дерьмовые». Истории ЛГБТ-людей в эмиграции

Что было для вас маркером того, что из России нужно уезжать?

Для меня маркером был захват Крыма в 2014-ом году. Всё стало понятно, когда я учился в старших классах — то, что мы творим такие ужасные вещи, и что в конце концов всё это выйдет нам боком. Даже тем из нас, кто не имел к этому отношения. 

Ходили ли вы когда-нибудь на протесты?

Наверное, всего один раз в своей жизни. Возможно, это был какой-то санкционированный протест — я не помню, чтобы там кого-то задерживали. Это был суд над “Новым величием”.

Всё проходило недалеко от того места, где я живу в Москве и это сыграло определенную роль, что я всё же решил пойти. Но это типичное событие последних лет. Мне ужасно не нравилось, что наша власть творит с людьми. Захотелось поприсутствовать и поддержать людей, которых будут выводить после приговора. 

Помните ли, что вы делали 24 февраля 2022 года?

У меня это был учебный день, один из первых в семестре. Я помню, что все несколько пар, что у меня были в этот день, я просидел в каком-то ошарашенном состоянии. Мне было очень мерзко от того, что вокруг меня как будто никого нет в таком же состоянии. По крайней мере это было незаметно невооруженным глазом. 

Вы в это время уже знали, что уедете?

Нет. У меня как раз закончился процесс с подачей заявок. И я ждал ответов на них. Мне тогда только первый отказ пришел. Так что было совсем не очевидно, что я уеду. 

Когда вы получили подтверждение, согласие на учебу?

Это случилось довольно скоро. Мне одобрили единственную заявку и назначили интервью на начало марта. У нас состоялось душевное интервью с руководителем этой программы, где я сейчас учусь. В середине марта они прислали мне одобрение. После этого был только один вопрос — дадут ли мне визу или нет. 

Платите ли вы за обучение, получаете ли вы стипендию?

Во Франции не все так классно, как в Германии. Обычно у всех, кто поступает во Францию, одни и те же информационные каналы. Таким образом я узнал про стипендию, которую довольно сильно рекламируют. Хотя изначально я не прошел на нее конкурс, но в конце лета мне сказали, что готовы выдать её. Когда я приехал во Францию, то мне ее дали в самом конце августа. Правда, на первом семестре она уже закончилась. 

В целом есть еще один плюс учиться во Франции — здесь во многих ВУЗах очень низкая плата за обучение, буквально пару сотен. Но на этот год я освободился даже от нее, потому что стал лауреатом этой стипендии.

Есть ли у вас какой-то план на следующий год? Из каких средств вы будете платить за учебу?

Для тех, кто хочет эмигрировать и заниматься научной деятельностью, Франция — идеальный выбор. Когда ты получаешь визу, тебе нужно изначально предоставить сведения о том, что у тебя уже накоплены какие-то деньги. 

Для Германии тебе нужно предоставить сведения о том, что у тебя накоплены деньги на счету. Потом этот счёт замораживают, а в месяц выдают лимитированную сумму. Во Франции же ничего такого нет. В принципе, ты можешь предоставить письмо, что тебя спонсируют родители и этого будет достаточно. Только там необходимо подтверждать родственные связи с ними и переводить все свидетельства. В общем, слегка заморочено. Но это идеально подходит тем, у кого нет денег прямо сейчас. 

Конкретно у меня получилось, что какие-то деньги я вложил в обучение за первый год сам, а половину оплатили мои родители с родственниками. Потом пришла эта стипендия неожиданно, которая поможет мне уже в следующем году. А потом платная стажировка. Думаю, мне уже хватит до конца учебы того, что есть. 

Планируете ли вы оставаться во Франции после окончания учебы?

Думаю, да. Это связано с тем, что здесь действительно легко получить ВНЖ и гражданство. Я буквально пару дней назад узнал, что здесь достаточно выучить язык на уровне В1. Это гораздо легче, чем в других странах. Более того, по времени это примерно будет совпадать с окончанием моей учебы. 

В большинстве европейских стран требуют пять лет проживания для получения гражданства, тогда как здесь достаточно и двух, если ты обучался в местном вузе или высшей школе. Здесь как раз подходит мое обучение в магистратуре.

Расскажите про родителей. Как они относились и относятся к вашим планам?

Мы не общаемся с отцом довольно давно, у нас тяжелые отношения с ним. Мама меня очень поддержала. Особенно после того, как мои другие родственники ей сказали поддержать меня, раз я столько усилий приложил к этому. 

Но изначально им, конечно, не нравилось, что я буду куда-то переезжать из России. И мне пришлось переубеждать их, что это именно то, что надо делать даже в рамках карьеры: где можно заниматься наукой, где нельзя, где имеет смысл в принципе это делать — это вещи, которые надо было объяснять. Еще до того, как началась война.

Имело ли это значение то, что вы гей, при принятии решения оставаться или не оставаться жить в России?

Это было одним из дополнительных стимулов уезжать далеко и быстро. 

«Я понял, что у нас сами люди дерьмовые». Истории ЛГБТ-людей в эмиграции

Знают ли ваши родители о вашей ориентации?

Они знают, да. 

Приняли ли они это? Как они отнеслись?

Мне кажется, у меня типовая история для человека, у которого в целом родители адекватные, но где-то глубоко внутри. Изначально они очень жестко, просто отвратительно к этому отнеслись. 

У нас были серьезные конфликты, мать угрожала мне убийством чуть ли не каждый день. Но, мне кажется, так часто бывает, когда люди говорят какие-то вещи, которые они не сделают. Потом у нее не осталось другого выбора, как принять меня. При этом она узнала, что я начал встречаться с мужчинами, примерно лет 8 назад. Мне было тогда 17, почти 18 лет. Мое совершеннолетие было нереально тяжелым в этом смысле. 

Что произошло?

Ничего хорошего. Моя мама следила за мной — выясняла, куда я вообще хожу. И как раз к моему 18-летию мы находились в центре крупного скандала. Пару месяцев она мучала меня угрозами и шантажом. 

Что изменилось с этого времени?

Кажется, что мы в целом не очень доверяем друг другу и не очень много разговариваем. Скорее всего, она просто за кадром осознала, что у нее нет каких-то вариантов повлиять на эту ситуацию и изменить ее. Она просто остыла. 

Иногда я думаю, что мне очень тяжело понять, что у нее в голове. Она может часто говорить вещи, в которые она не верит на самом деле. 

Были ли вы в отношениях до отъезда и на момент отъезда?

Да, я был в отношениях и до сих пор в них состою. Эти отношения не закончились. 

Ваш партнер остался в России?

Да. Он доучивается, в этом году заканчивает вуз. Пока что мы общаемся на расстоянии с ним. 

Когда вы виделись последний раз?

В 20-х числах августа, когда я уезжал из Москвы. У меня был шикарный маршрут — Эстония-Польша-Швейцария. Изначально пришлось в Питер уехать, я тогда сел в автобус до города и тогда же мы виделись с моим партнером последний раз. 

Есть ли у вас и у него планы о его переезде?

Мне сложно ответить на этот вопрос ответить. Я очень на это надеюсь и рассчитываю. Он тоже мне говорит об этом. Иногда мы мечтаем, что будем вместе жить где-нибудь. Но у меня такое впечатление, что его что-то удерживает или что-то пугает в переезде, из-за чего может быть не так просто это будет осуществить. Даже после окончания вуза. Но я всё же надеюсь, что он сможет переехать после того, как закончит учебу. Но я не уверен. 

Вы не говорите об этом?

Мы говорим об этом довольно часто, но вот в том-то и дело — он убегает от этой темы. Иногда мне кажется, что это связано с его родителями. Он и сам об этом говорит — что ему не хотелось бы оставлять своих родителей. Хотя я не вижу в этом большого смысла. Разве станет лучше от того, что он останется вместе с ними? Чем он им сможет помочь?

t.me/parniplus
[adrotate group="1"]

Как устроены ваши отношения на расстоянии?

Как правило, мы общаемся с ним и созваниваемся каждый день. Посылаем друг другу стикеры, мяукаем и все такое. Мило, да. Иногда у нас бывают какие-то совместные ZOOM-тусовки. Например, когда он ходит к нашим общим друзьям, с которыми они устраивают вечеринки. Тогда я присоединяюсь к ним через ZOOM. Также у нас бывают какие-то совместные созвоны. Например, мы вместе учимся, смотрим кино или делаем что-то такое. 

Долго ли вы были вместе до вашего отъезда?

Примерно год. До годовщины мы не дотянули буквально несколько дней. Но еще на первом или втором свидании мы обсуждали эту тему, поскольку у меня уже было всё решено с отъездом. 

Сначала его это разочаровало, но потом мы решили, что отношения на расстоянии — это не так уж и плохо. Это может быть каким-то испытанием, которое сплотит нас друг с другом. 

В целом, мы довольно классно живем в 21 веке, так что каких-то сложных вещей не так и много в нашей жизни. Да и мне казалось, что это в любом случае сделает наши отношения гораздо крепче и лучше. Но я даже не подозревал, сколько проблем может вылезти. 

Что вам кажется самой большой проблемой в отношениях на расстоянии?

Я очень боюсь, что эти отношения разорвутся, как только он закончит вуз и нам нужно будет решать, что делать дальше. Мне кажется, что мы совершенно особые люди друг для друга. Я не знаю, будет ли это продолжаться и захочет ли он переехать со мной. Я боюсь такого исхода. Мы не думали об этом практически, когда были вместе. Сейчас это всё обострилось.

Думали ли вы о возможном возвращении?

Я практически на сто процентов уверен, что я не вернусь. Да, мы это обсуждаем в таком ключе и я говорю об этом все время, что для меня это бескомпромиссный вопрос. 

Что должно произойти в России, чтобы вы захотели вернуться? 

Я думаю, что это вообще нереально. Я ничего такого теоретически даже не могу представить. Если бы было все идеально, если бы могло случиться все что угодно, то меня бы ничего не могло заставить вернуться. У меня слишком много плохих ассоциаций с этим государством и с тем, как оно запресовало всю мою молодость. Поэтому нет, мне не хотелось бы вернуть в Россию. 

Можете назвать ТОП-3 таких ассоциаций?

Мне тяжело говорить об этом в формате какого-то топ-списка. Это мерзкое отношение власти к людям. Причём власти на любых уровнях. У нас это слишком глубоко укоренилось и проникло в каждого из нас. Я даже на себе ощущаю, что я стал каким-то более гаденьким человеком, чем если бы я жил в какой-то другой стране. 

Когда я смотрю на других людей у нас, то я просто в ужасе. Иногда я читаю чаты различных сообществ, в том числе ЛГБТ-сообществ, в которых я состоял. Меня просто бесит, когда люди, например, обсуждают вопрос отъезда, и никогда, практически никогда, не ставят перед собой вопрос, что нужно уезжать именно потому, что ты работаешь, платишь налоги и делаешь это в таком государстве и такой стране. 

Тебе стоит уехать именно с точки зрения того, чтобы не поддерживать всю эту дрянь своей работой и своими налогами. Люди думают только о своей безопасности и о каких-то шкурных интересах. Только с этой точки зрения обсуждают отъезд. 

«Я понял, что у нас сами люди дерьмовые». Истории ЛГБТ-людей в эмиграции

Что вы чувствуете, когда вам задают вопрос: «Откуда вы»?

Изначально у меня была очень сильная нервозность, но она поутихла со временем. Думаю, это связано с тем, что Франция — это страна, где всем по барабану, что я из России. Мне практически никто и никогда не говорил ничего плохого в связи с этим. 

Думаю, в других странах Европы может быть похуже с этим, но здесь всё довольно нормально и меня это успокоило со временем. Самый неприятный эпизод, который у меня был, это когда какой-то прохожий подумал, что я беженец из Украины. Он тогда стал очень резко наезжать на меня, что я не знаю французского и что я должен по идее говорить с ним по французски, если я нахожусь во Франции. Хотя это не я начинал с ним разговор, это он ко мне пристал. Но я думаю, что ему в принципе было не важно — из Украины я или из России. Но это скорее исключение, обычно такого тут не бывает.

Встречались ли вы с людьми из Украины?

У нас есть одна студентка. Еще пару раз встречались люди из Украины на курсах французского, на которые я ходил в том семестре. Мы не общались и не общаемся. Я бы просто не смог. Мне было бы тяжело с ними говорить, мне нереально стыдно было бы открывать свой рот или поднимать глаза. 

Чувствуете стыд за войну?

Да, именно это. 

Знаете ли вы какие-то инициативы волонтерской помощи украинцам во Франции?

Есть вещи, которые я делаю безотносительно Франции. Я жертвую деньги в небольшом количестве, в котором могу. Когда у меня появится побольше свободного времени, то я запишусь преподавателем-волонтером на волонтерские программы, где украинцев учат английскому языку. Тут это могут делать любые люди, у которых есть разговорный язык. Это не привязано к месту. Но здесь мне очень многими такими вещами мешает заниматься то, что я не знаю французский язык.

Расскажите о том, где живете. Это общежитие или снимаете квартиру? Как устроен ваш быт?

Тут похожие многоэтажки на те, что понастроили к Олимпиаде. И у них очень просторные квартиры. Сейчас я живу в пятикомнатной квартире, в которой может максимально жить пять жильцов, но сейчас она полупустая — нас всего трое тут живёт и мы почти друг друга не видим.

Получается, что я снимаю комнату в большой светлой просторной квартире, в которой почти никогда никого нет. Причем это довольно обычная ситуация. Я слышал, что у других людей тоже бывало, что ты живешь по несколько месяцев в таком большом пространстве практически один.

Насколько вам интересно включаться в какие-то местные сообщества?

Мне это интересно, когда у меня есть на это силы. Где-то с конца сентября у меня начался очередной большой упадок, потому что одновременно случилась мобилизация в России и начались усиленные удары по Украине. Эти две вещи сильно повлияли на меня —у меня очень резко почти ко всему в жизни пропал интерес. Очень сильная депрессия началась. Но где-то в январе я стал из нее выходить. 

Я хожу время от времени на англоязычные тусовки, где мне незнание языка не мешает. У нас есть чаты для международных студентов, клубы по интересам. В клубе, в который я хожу, мы иногда играем в какие-то настольные игры. Я со своей одногруппницей примерно раз в неделю встречаюсь. Мне очень сильно повезло, она местная, но знает английский лучше, чем я. Мы шикарно с ней общаемся и нет никаких проблем. 

Обычно для французов — это кошмар переходить на английский даже на минуту. Поэтому мне очень повезло, что мы есть друг у друга. Когда у меня будет больше свободного времени, то я буду наконец-то учить французский язык. Я читал, что гораздо успешнее люди устраиваются, когда у них в голове сидит мысль, что это нужно делать и не нужно пересиживать с собственными мыслями.

Есть ли что-то что за последние полгода видели во Франции, что действительно понравилось?

В конце сентября я сходил в Бастилию в тот момент, когда там не было никакого туристического потока. Это очень популярное место здесь, в Гренобле. Это был дождливый вечер, все сидят дома в такую погоду, а мне очень нравится. Там были шикарные виды на город. Я не помню, когда мне в последний раз нравилось так что-то видеть своими глазами. 

У меня все хорошие впечатления из начала сентября идут, когда мне казалось, что все новое и все нравилось. Потом эмоции сильно поутихли. У меня был интересный эпизод в начале осени, когда я пытался найти для своего молодого человека какие-то возможности продолжить учиться или куда-то устроиться, если бы ему пришлось экстренно уехать и бросить учебу. Я ходил в местный центр для мигрантов. Они сказали, что могут принимать людей в вуз на учебу в любых обстоятельствах, даже когда у них нет никаких документов с собой. Это возможно даже без удостоверения личности. Меня это очень поразило. Французы с одной стороны кажутся бюрократами, и часто об этом говорят, но при этом они могут в определенных ситуациях забить на это и очень понимающе относиться к любым людям, которые хотят здесь остаться и жить. И я до сих пор про это помню, и мне это нравится.

По чему вы больше всего скучаете, из того, что осталось в России?

У меня таких проблесков довольно много бывает. Надо вспомнить. Я очень часто забываю об интересных вещах, которые мне приходят в голову. Тоска по моему парню все-таки приглушена мыслью о том, что мы скоро увидимся. 

Кроме этого, может, и не скучаю ни по чему. У меня нет родственников, к которым я действительно очень искренне привязан. Они уже умерли. Меня слегка раздражает, что друзья мои тоже не хотят никуда уезжать. Они не думают о своем будущем совсем. Это их выбор, поэтому у меня тоже из-за этого тоска появляется. 

В целом, получается, что ничего такого особо и нет. Какие-то вещи в России, конечно, были проще — например, учиться, но это не то, по чему я серьезно могу скучать.

Встречались ли вы в соц.сетях с недавно появившившимся контекстом, спор уехавших и оставшихся после начала войны. Что думаете об этом?

Да, конечно. Есть чат в Telegram, раньше он назывался “гайд по релокации”. Я в нем сижу, захожу время от времени. Там кроме этих срачей ничего и не осталось. Моя личная позиция, как уехавшего, единственная адекватная вещь, которую можно сделать, это уехать, если ты, конечно, не готов стать революционером. 

Я думаю, что многие не готовы к такому, поэтому по дефолту говорю, что единственное нормальное, что ты можешь сделать для себя и для своей семьи — это уехать и забрать их с собой, может быть забрать с собой кого-то еще, если у тебя есть влияние, и ты можешь устроить их на какие-то программы. 

Я еще учусь параллельно на одной онлайн-программе в России. У нас очень многие из преподавателей уехали и вещают из других мест. Некоторые студенты переехали в Европу, в Германию, в рамках крупной программы, где буквально одна контора больше сотни студентов вывезла в партнерские университеты. Помогла им таким образом и они, может быть, еще даже не представляют, как сильно. 

Меня с этой точки зрения очень сильно огорчает, что люди, не понимая будущего в России, не хотят уезжать и быстро шевелиться в эту сторону. Особенно, если это мои близкие люди делают, мне от этого очень плохо становится. Я мысленно с несколькими из них уже попрощался. У меня были мысли, что я их никогда больше не увижу. Это очень тяжело, такие эмоции у меня часто возникают. 

Хочу поделиться одной историей из недавнего прошлого. Я не знаю, почему я про это не рассказал, когда вы спросили о том, почему я не хочу возвращаться в Россию.

Это случилось в апреле прошлого года, когда я ехал в автобусе. В нем сидел подвыпивший человек, мне кажется, не славянской внешности, что было этакой вишенкой на торте в этой ситуации. И напротив него стояла мама с ребенком,  к которым он тянулся рукой и говорил что-то неразборчивое так тихо, что его было не слышно. Не знаю, может ему понравился этот ребенок в коляске. Рядом со мной сидел дед, который очень агрессивно начал на него наезжать, говорить что-то в духе: “Зачем ты докапываешься до ребенка?”. Потом пьяный начал защищаться, старик стал угрожать, что изобьет его, а потом начал его бить на самом деле. Я сказал ему, что сейчас вызову полицию. Он сначала обрадовался, потому что подумал, что я вызову полицию для этого пьяницы и его увезут. Потом я ответил, что вызову полицию для него, потому что он психопат и сам орет при ребенке, которого он вроде как защищает.

Мне, конечно, не хотелось на самом деле вызывать полицию, это был блеф с моей стороны, потому что с полицией в России мне тоже не хочется общаться. Но я подумал, что это может успокоить этого деда, ну и что меня кто-то поддержит. Ничего подобного не случилось, к сожалению. После этого вообще начался трэш: этот дед начал орать на меня и оскорблять, его поддержали другие люди в автобусе, по плечу его похлопали, типа какой ты молодец. Да и мама этого ребенка смотрела на меня, как на врага народа. А самое сюрреалистичное случилось, когда мы подъехали к остановке: водитель подошел к тому пьянице и сказал ему, что если тот не прекратит устраивать здесь скандалы, то он его выкинет. А его вообще нельзя было услышать, он реально безобидный был. На него набросились всей толпой и сожрали, и еще на меня заодно.

Меня это очень потрясло тогда, для меня это был момент, когда я понял, что это не какие-то абстрактные политические вещи, типа какая у нас плохая власть, и люди несчастные-бедные от нее страдают. Я понял, что у нас сами люди дерьмовые. Там было человек 20, и меня никто не поддержал, этого агрессивного деда никто не стал успокаивать вместе со мной. В основном люди смотрели и просто молчали. Мне хочется, чтобы про это знали. 

Есть такая популярная точка зрения, что Путин — вор, а народ тут ни при чем. На мой взгляд, корень проблемы состоит в том, что мы и сами такие фашистские, мы из этого состоим практически. Надо, чтобы это понимали и реагировали на это, потому что мы сами в себе этого не замечаем. И тем более этого не замечают европейцы, американцы. Они не думают про это таким образом. Наоборот, это всегда строится в таком нарративе, что существует только диктатор, который всех угнетает. Но все глубже гораздо. 

Надо сначала принять все это, что да, мы в в таком дерьме, и если это принять, тогда можно начать с этим что-то делать. Я в этом вижу выход какой-то. Уехав из этого, посмотрев со стороны, ты это понимаешь лучше. Когда вокруг тебя нормальное поведение, нормальное общество, нормальная жизнь, всё становится проще. Да и ты сам становишься лучше.

Помогаете ли вы кому-то, кто остался в России, с переездом или с консультацией? Спрашивают ли у вас, как переехать?

Да, есть сообщество выпускников биологической школы, в которой я когда-то давно делал для школьников презентацию о том, как можно поступить во Францию и уехать. Иногда мне пишут мои знакомые и спрашивают об этом, также интересуются знакомые знакомых.

Выражаем благодарность за предоставленный материал
журналисту Валерию Клепкину и фотографу Никите Эрфену

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ