Юрий Шандрик: «Ставьте себя в центр своей вселенной»

Интервью с представителем казахстанского комьюнити-центра “Safe Space”

В этот раз наша команда пообщалась с Юрием Шандриком — координатором комьюнити-центра, ЛГБТК-активистом и открытым геем, проживающим в Казахстане. В нашей беседе мы затронули различные аспекты жизни ЛГБТК-сообщества в этой стране.

Юрий поделился с нами своими историями из жизни, а также рассказал о тех вызовах и проблемах, с которыми сталкиваются ЛГБТК-люди в Казахстане в настоящее время. Кроме того, мы обсудили ситуацию со здравоохранением, затронули роль самоцензуры в жизни ЛГБТК-людей и поговорили о местной гей-культуре. В общем, беседа получилась насыщенной! 

Что рассказал нам Юрий — читайте ниже! 

Работа в комьюнити-центре

Меня зовут Юра, мне 22 года, я открытый гей и живу в Казахстане в чудесном городе Алматы. Работаю координатором комьюнити-центра “Safe Space”. Это организация, которая по своей сути является такой большой паутинкой, в которую вплетены различные ЛГБТК-заведения. 

Наш комьюнити-центр является безопасным пространством для проведения различных мероприятий, направленных для ЛГБТК-людей. Причём мероприятие может организовать любой человек – будь то представитель сообщества или просто его союзник. Достаточно просто прийти со своим запросом в нашу организацию. 

Допустим, у человека есть какая-то квалификация и он хочет провести мероприятие на соответствующую тематику или он просто желает устроить вечер настольных игр для членов ЛГБТК-сообщества. Мы будем только рады этому и с удовольствием посотрудничаем с таким человеком. Посмотрим на занятость в расписании, подберем подходящее время и согласуем мероприятие. 

Люди, которые приходят на наши мероприятия, понимают, что они приходят в безопасное пространство, где недопустимо проявление гомофобии, лесбофобии или шовинизма в целом. Другими словами, это пространство, которое свободно от стереотипов и архаичности.   

Если говорить про то, с чего я начинал, то вообще я по образованию юрист и изучал уголовное право. Яростное чувство справедливости всегда сидело внутри меня. Все мы заслуживаем того, чтобы не сталкиваться с ненавистью в обществе. Чтобы нас не хватали на улице и не кидали в наш адрес пренебрежительные фразы в духе – “о, педики!”. Мне хочется, чтобы люди чувствовали себя комфортно в том обществе, в котором они находятся. И так получилось, что реализацию своего внутреннего порыва я нашёл как раз в комьюнити-центре. 

Все началось с того, что я занимался открытием клубов по настольной игре “Мафия”. У комьюнити-центра была площадка в виде ЛГБТК-бара, которую я посещал вместе со своим будущим мужем. В какой-то момент я пришел к его владельцу и объяснил, мол, вот у КЦ есть свободные дни без каких-то мероприятий, есть вечер настольных игр — так давай добавим туда вот эту настольную игру. Так мы начали наше сотрудничество. А спустя время мне предложили координаторскую и организационную работу в комьюнити-центре.

Уже потом я понял, что комьюнити-центр – это именно то место, где я реализовываю какие-то свои потребности, реализовываю свой потенциал. Что это то место, где я могу развиваться и помогать сообществу, в котором сам нахожусь.

В Казахстане есть и другие организации, которые поддерживают ЛГБТК-сообщество. Есть “Феминита” – это феминистическая инициатива, которая занимается вопросом защиты прав женщин и активно взаимодействует как с государством, так и с нашим сообществом.

Есть ещё один комьюнити-центр “Community Friends” – это наши друзья, которые тоже создали безопасное место для ЛГБТК-персон. У них, например, можно получить бесплатную психологическую помощь, консультацию по профилактике и борьбе с ВИЧ. Есть и другие наши партнёры, которые проводят различные мероприятия на базе нашего комьюнити-центра. 

Знакомство с мужем

Тут в Казахстане ЛГБТК-люди знакомятся либо в барах (например, в таких, как наш), либо в клубах, которых как мне кажется тут даже больше, чем в Москве. Также тут активно пользуются привычными для всех нас приложениями для знакомств – тот же тиндер, грайндер и хорнет. 

Отдельно хочу рассказать, как я сам познакомился со своим мужем.

Я не люблю говорить слово “парень”, поскольку многие воспринимают это как-то слишком легко — “ага, он его парень, они встречаются”. Я называю его своим мужем, поскольку хочу подчеркнуть всю серьезность наших отношений. 

У меня была анкета на “Дайвинчике” (популярный телеграм-бот для знакомств – прим. ред.), которая была достаточно развернутой. Аналогичная анкета была и у моего мужа. При этом таких подробных анкет там было мало — получилось, что наши анкеты выделялись в общей массе, поэтому мы обратили внимание друг на друга и начали потихоньку общаться. 

И вот в какой-то момент настал «день икс», когда мы должны были встретиться. Встретиться мы решили как раз таки в ЛГБТК-баре семьи Safe Space – в тот день было драг-шоу, в котором мой муж принимал участие. В итоге я приехал в бар, посмотрел на его выступление, познакомился с ним и немного пообщался вживую. По факту это не было полноценным свиданием – это просто была наша первая встреча. Настоящее свидание у нас произошло лишь через несколько дней в ресторане азиатской кухни. Там мы уже впервые нормально пообщались и узнали друг друга получше. И вот мы вместе уже полгода. 

Юрий Шандрик: «Ставьте себя в центр своей вселенной»

Мой муж, как и я, тоже живет достаточно открытой жизнью. Всё же он драг-артист и ведёт свой публичный аккаунт в инстаграме. Единственная наша разница – это то, что у меня совсем нет людей, от которых мне нужно скрывать информацию о своей сексуальной ориентации. В этом плане я совершенно свободная птица. 

При этом во многом я обязан и благодарен именно своему мужу. Это тот человек, который вдохновляет меня каждый день. Он побуждает меня развиваться и работать в том направлении, в котором я работаю. Раньше я, как и многие другие люди, мог пойти по самому простому пути – это игнорирование и уход от проблемы. Но этот путь никогда не ведёт к какому-то результату. Это просто отодвигание проблемы. Проблемы так не решаются — они так копятся.

Отношения дали мне толчок для развития. Конечно, я благодарен Амиру (основатель Safe Space), что он дал мне возможность развиваться как волонтеру, активисту, координатору и менеджеру. Но больше всего я благодарен своему мужу. Он действительно очень сильно вдохновил меня. 

Отношение к ЛГБТК-людям

Если взять человека из Санкт-Петербурга или Москвы и переместить его в Алматы, то в принципе никакой разницы он не заметит. Что в Питере, что в Москве, что здесь — обстановка для ЛГБТК вполне нормальная. Понятно, что существуют определенные районы или места в городе, в которые поздними вечерами лучше не ходить. Но это больше относится к общей преступности, а не конкретно к сексуальной ориентации человека. 

Если два парня стоят на остановке или просто идут вместе и не держатся за руки, то никто из людей в крупном городе не будет обращать на них внимание.

Не могу сказать, что тут можно часто столкнуться с какими-то гомофобными высказываниями в свой адрес. В этом плане уровень социальной напряженности в Казахстане куда меньше, чем в той же России.

Я, например, хожу с проколотыми ушами и живу в обычным спальном районе — у меня нет никаких проблем с тем, чтобы выйти ночью до магазина или просто сходить куда-либо. В Казахстане я персонально не сталкивался с какими-то нападениями или преследованиями. Хотя недавно я шёл со своим мужем по торговому центру, где какой-то проходящий мимо мужчина бросил в наш адрес – “педики”.

Ну сказал и сказал — на меня это как-то не влияет. Последнее, чего я буду бояться – это какого-то мужика, который говорит подобное.

Но вот у моего мужа опыт чуть негативнее. Стоит заметить, что мы с мужем оба выглядим достаточно феминно. А у моего мужа еще и довольно нетипичная внешность для Казахстана. Поэтому он куда чаще сталкивается с ситуациями подобного рода.

Но всё же нужно понимать, что это какие-то единичные случаи и что это всё же не какие-то нападения или насилие. Гомофобные комментарии – это фигня. Такое может произойти и в США, и в Польше, и в Беларуси, и в России.

Тем не менее с трансгендерными людьми ситуация чуть сложнее. У нас были прецеденты проявления трансфобии. У меня есть трансгендерная знакомая, достаточная известная местная модель, на которую напали несколько людей, порвали ей футболку и преследовали на улице. И такие ситуации, к сожалению, происходят. В 2021-ом году было 15 обращений по поводу трансфобных нападений. В 2022-ом году их стало уже 34. То есть если опираться чисто на статистику, то можно сказать, что ситуация стала хуже.

Но тут нужно учитывать, что вполне возможно, что об этом стали больше говорить. То есть раньше люди могли просто никуда не обращаться. Предполагаю, что в маленьких селах или небольших городах таких ситуаций может быть больше — какой-то точной информации об этом нет. Нужно понимать, что зачастую люди там не готовы жить такой открытой жизнью, как люди в крупных городах. Конечно, было бы замечательно, если бы таких ситуаций вообще не происходило.

При этом многие ЛГБТК-люди, с которыми происходят какие-то гомофобные ситуации, боятся обращаться в правоохранительные органы. Если бы ко мне какой-нибудь человек применил физическое насилие, то скорее всего я бы обратился в правоохранительные органы и написал на него заявление.

Но тут тоже нужно учитывать контекст происходящего. Если это просто немотивированное физическое насилие, то тут не о чем говорить. Если же это было совершено на почве ненависти к ЛГБТК-сообществу, то это уже другое дело. Но даже если меня кто-то ударит, то я до последнего не буду упоминать о том, что принадлежу к ЛГБТК-сообществу. 

Все же мы живем в странах СНГ, в которых лучше избегать упоминания, что ты квир-персона при обращении в правоохранительные органы. Это же касается и других государственных учреждений. Если ты скажешь об этом, то скорее всего это будет сразу “минус десять очков Гриффиндору”.

Людям можно продать идею, что у них есть внутренние и внешние враги, когда у тебя огромное государство, в котором люди объективно бедно живут. Тут же уровень благосостояния людей выше, чем в той же Москве. Я, например, зарабатываю здесь больше, чем зарабатывал в России.

Всё же среднестатистический казахстанец тут думает о том, как улучшить свое благосостояние, а не о том, кто кого любит и чем занимается. Чтобы продать идею о том, что у Казахстана существуют какие-то “враги” — это нужно приложить колоссальные усилия. Всё же в первую очередь людям важно, что происходит в их личной жизни.

Да и моя жизнь, как открытого гея, никак не угрожает жизни среднестатистического казахстанца и не делает её хуже. Более того, за счёт меня жизнь этого казахстанца может лишь улучшиться, поскольку я тоже плачу налоги.   

“ЛГБТ-пропаганда” и работа парламента

Недавно в Казахстане депутат парламента Ардак Назаров предложил запретить “ЛГБТ-пропаганду”. Не воспринимать серьезно слова таких депутатов можно лишь в тому случае, если парламент в стране не имеет никакого влияния. Взять, к примеру, парламент в России — там неважно, что скажет тот или иной депутат. В любом случае депутаты проголосуют одинаково, если решение уже принято. То есть в России нарушена связь между обществом-парламентом-исполнительной властью. Другими словами, неважно, что думают в обществе, если решение принимается сверху. 

В Казахстане же парламент имеет реальную власть. Мажилис – это не то место, куда приходят депутаты, чтобы единогласно проголосовать и разойтись. Поэтому я не могу сказать, что к этим словам нельзя относиться серьезно. К ним нужно относиться серьезно.

Но при этом нужно понимать, что Казахстан – это то государство, в котором проблемы общества стоят куда выше, чем тот факт, что какому-то депутату не нравится так называемая “ЛГБТ-пропаганда”. 

Недавно тут еще одна депутатка выступала с довольно одиозным заявлением. Сказала, мол, мы вот выделяем такое огромное количество денег на борьбу с ВИЧ — а где же тогда падение статистики и снижение количества гомосексуалов? Я, конечно, не очень понимаю, как она связывает статистику по ВИЧ и количество гомосексуальных мужчин, ну да ладно. Не обязательно, чтоб депутатка имела медицинское или социологическое образование, чтоб делать подобные заявления.  

t.me/parniplus
[adrotate group="1"]

В любом случае такие заявления время от времени появляются. Но нужно учитывать, что когда люди сосредоточены на том, чтобы улучшать собственную жизнь — им просто неинтересно лезть в жизнь ЛГБТК-персон.

Даже если депутаты попытаются внести что-то гомофобное в парламент, то я сильно сомневаюсь, что это примут и что таким образом это как-то отразится на жизни сообщества. Законодательство здесь – это не лакмусовая бумажка. 

При этом в Казахстане есть общественные деятели, которые выдвигаются в местный парламент и при этом открыто говорят о своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Они пытаются взаимодействовать с государственными структурами, чтобы хоть как-то донести свою позицию.

В этом году у нас проходили выборы в Мажилис и у нас была кандидатка, которая была голосом всего ЛГБТК-сообщества — Жанар Секербаева. Так что такие люди есть, и ЛГБТК-активисты тут тоже есть. 

Жанар Секербаева

Жанар Секербаева

Самоцензура ЛГБТК-людей

Конечно, в Казахстане есть ЛГБТК-люди, которые подвергают себя самоцензуре. Не все готовы выйти из шкафа. Та же религия тоже влияет на отношение к ЛГБТК-сообществу. Взять ту же Россию — в ней придерживаются православного христианства и уже исходя из этого можно понять, какое в обществе будет отношение к ЛГБТК-людям. Но в то же время нужно учитывать, какой уровень вовлеченности у людей в религию.

Тут можно задать себе вполне конкретный вопрос — а насколько у меня религиозный круг общения? И насколько моё окружение соблюдает то, что предписано в их конфессии? Дав себе ответ на эти вопросы можно понять, как реально обстоят дела. Но, конечно, всё это действительно влияет на отношение общества. В маленьких городах и селах не стоит рассчитывать, что ситуация будет лучше, чем в других странах СНГ.

Зачастую люди, которые переезжают в Казахстан, сразу же начинают думать о   том, как будут реагировать люди на их сексуальную ориентацию. Но повторюсь — в большом городе никому нет дела до того, кто кого любит и чем занимается.

Тут есть такая проблема, что люди в целом боятся показывать свои лица, боятся выкладывать собственные фотографии или приходить в какие-то ЛГБТК-места. Даже к нам в комьюнити-центр приходят люди, которые боятся, что их заснимут. Но если человек принадлежит к ЛГБТК-сообществу, то в крупном городе все равно об этом кто-то да узнает. Но будет ли до этого кому-то какое-то дело? На мой взгляд, вопрос тут совершенно в другом. Готовы ли люди сами себя принять?

Драг-культура в Казахстане

В Казахстане существует драг-культура, причем она не находится в какой-то изоляции — она активно развивается. Она имеет свою специфику: у неё есть определенные культурные и национальные особенности. При этом у нас существует свой собственный большой драг-конкурс, на которой приезжают люди из других стран. Называется он “DragOn” и проводится на базе нашего бара. По факту это конкурс, на которой приезжают начинающие драг-артисты. 

В конкурсе есть определенное количество раундов, которое зависит от количества участников. Начинается всё с презентационного раунда, в котором участники выходят и показывают свои номера. Потом идут отборочные раунды, которые уже оценивает приглашенное жюри из числа драг-квин и драг-кинг. В целом драг-культура тут довольно неплохо развивается и наш конкурс это лишь подтверждает.

Юрий Шандрик: «Ставьте себя в центр своей вселенной»Юрий Шандрик: «Ставьте себя в центр своей вселенной»

Нельзя сказать, что общество как-то негативно к этому всему относится. Но по большей части это всё же шоу для своих. Чтобы попасть на драг-шоу нужно прийти в один из ЛГБТК-баров или клубов — а просто так туда люди не придут. К счастью, у нас есть ресурсы для развития драг-культуры. Более того, у нас есть площадка, куда могут прийти начинающие драг-артисты и начать развиваться в этом направлении. В этом плане их поддержат и помогут. Попасть на драг-шоу можно, также как и пробиться в этой сфере.

При этом драг-шоу – это не какое-то уникальное событие, которое надо прям ловить. В Казахстане драг-шоу довольно доступны и проводятся регулярно.

ВИЧ, PrEP и отношение врачей

Важно упомянуть, что в Казахстане государство очень плотно взаимодействует с организациями, которые борются с заболеваемостью ВИЧ. Если в целом говорить про здравоохранение, то тут ситуация значительно лучше, чем в России. 

Взять, к примеру, антиретровирусную терапию. Это все в Казахстане есть. Любой резидент страны может спокойно её получить. Человек, который живет с ВИЧ, может прийти в медицинский центр, где ему предоставят все необходимое. Конечно, существует определенная схема, по которой всё это работает. Нельзя просто прийти в центр, забрать терапию и уйти. Или, например, приходить раз в несколько месяцев, забрать лекарства на полгода и уйти.

Препараты для терапии и для профилактики нельзя так просто купить. В любом случае все должно быть под присмотром врача — нужно ведь отслеживать динамику, наблюдать уровень вирусной нагрузки.

Доконтактная профилактика тоже доступна и в тех же медицинских центрах резиденты страны могут её получить. То есть в стране существует опция, когда можно прийти в центр и получить себе препараты для доконтактной профилактики. Но опять же, все это должно быть под присмотром врача и выдаваться на определенный срок.

Допустим, если человеку нужна доконтактная профилактика, то ему нужно прийти в центр и сдать необходимые анализы. После этого врачи посмотрят, что там вообще по анализам и выдадут, условно говоря, препараты на один месяц. Потом через месяц этот человек должен будет вновь прийти в центр и опять сдать анализы, чтобы посмотреть на динамику — как они вообще влияют на здоровье человека. Если все окей, то потом ему могут выдать препараты уже на более длительный срок. 

Если говорить про самих врачей, которые работают в медицинских центрах, то чаще всего они все ЛГБТК-френдли. Оно и понятно — у них всё же соответствующая специфика работы. При этом в Казахстане существует такие “мобильные мероприятия”, когда медсестры из центров приходят на мероприятия других организаций, чтоб люди могли сдать кровь и посмотреть на результаты экспресс-теста на ВИЧ и ИППП.

Государство спокойно предоставляет и лекарства, и профилактические препараты, и средства контрацепции, и врачей — причём делает это всё на бесплатной основе. Государство вкладывается в это. Тут действительно есть ощущение, что государство заботится о здоровье граждан в области ВИЧ и других ИППП. 

По поводу других заболеваний уже сложнее. Если ЛГБТК-персона пойдет в государственную или частную клинику, то никто не может дать гарантий, что какой-то отдельный врач будет корректен, если узнает о вашей сексуальной ориентации. Хотя с другой стороны – зачем ему вообще об этом знать?

У меня, например, бронхиальная астма и я не буду говорить о том, что я гей и у меня есть муж, придя к пульмонологу или аллергологу. Это просто ненужная информация. Я просто приду, мило пообщаюсь, всё сдам и уйду. В любом случае с какими-то проблемами в государственных клиниках я не сталкивался и о подобных проблемах не слышал.

Борьба с дискриминацией

Скажем так – сколько работы нужно провести, чтобы в Прекрасной России Будущего можно было бы жить без дискриминации, предрассудков и стереотипов? Много. Очень много. 

Эту работу нужно проводить везде: и в России, и в Германии, и в Казахстане. Эта такая работа, которую необходимо проводить безостановочно. Просто здесь, в странах СНГ, этой работы больше. При этом в Казахстане нет такого, что люди напичканы мыслями об “ЛГБТ-пропаганде” и видят её даже в радужном шарике.

Тут спокойно можно прийти в книжный магазин и купить себе книжку на ЛГБТК-тематику — такие книги могут стоять прямо в центре книжного магазина. Помню, я как-то пришёл в магазин, где купил себе радужные носочки из прайд-коллекции. Так что это всё спокойно существует в масс-маркете. 

Конечно, это не значит, что тут всё так радужно и конфетно. Для того, чтобы решить вопрос со стереотипами и архаичностью общества потребуется многолетняя работа. Пройдут десятилетия, прежде чем в Казахстане будет тот же уровень открытости, как в какой-нибудь стране Европы. Это ведь не тот вопрос, который может решиться быстро. Но он будет решаться со временем.

Чем выше будет уровень благосостояние людей, тем лояльнее они будут. Чем лучше у человека образование и уровень жизни, тем меньше он подвержен влиянию общества и религии. Если человек понимает, что его налоги идут на улучшение инфраструктуры и в целом на улучшение его жизни, то меньше всего его будет заботить вопрос, с кем спит его сосед по дому. Его будет волновать прежде всего экономический вопрос — а платит ли его сосед эти 20 процентов налога или нет. Ведь именно от этого будет зависеть, сколько налогов он будет платить завтра и насколько хорошо будет устроена его жизнь в Казахстане.   

Но на мой взгляд, в Казахстане ситуация всё же лучше, чем в России. Здесь тебе хотя бы не льют в уши из каждого магнитофона байки про ЛГБТ-секс-инструкторов из НАТО.

Да, стереотипы по-прежнему существуют в обществе – эта архаика никуда не делась. Но со временем ситуация будет становиться лучше. У Казахстана огромные перспективы и экономический потенциал. Это всё нельзя недооценивать. Уверен, что благосостояние граждан будет постепенно улучшаться. А если оно будет улучшаться — ситуация со всеми остальными сферами в жизни людей также будет становиться лучше. 

“Не бойтесь пробовать”

Самое первое и самое базовое, что я говорю всем людям — ставьте себя в центр своей вселенной. Не нужно ни на кого надеяться – ни на родственников, ни на религию. Никто не придет и не положит вам серебряную ложечку в рот. 

Если вы живете в маленьком городе или селе и вы понимаете, что вам нужна поддержка, то самое рациональное – это поставить себя на первое место. Если у вас хорошее финансовое положение, но ваши близкие вас не понимают или не принимают, то самое время переехать куда-то в более комфортное место. В случае если положение не очень хорошее, то существует инициативы, которые могут вам помочь. Но все равно помните, что вы можете рассчитывать только на себя.

В этом плане нужно правильно расставлять жизненные приоритеты. Что для вас на первом месте? Вы сами или что-то другое?  

Не нужно бояться переезжать в большой город. Не нужно бояться уезжать из места, где вы укоренились. Конечно, это всегда тяжело. Но никто никогда вам не скажет, что будет просто. А если даже кто-то вам так и говорит, то наверняка у этого человека все хорошо деньгами, либо он просто вам врет. 

Тут нужно четко поставить себе следующую установку в голове – “вот я перееду на новое место, мне будет тяжело, но если я приложу достаточно усилий, то у меня все получится”. 

Только с такой установкой можно переехать. Только с такой установкой можно найти новые социальные связи. При этом не нужно бояться общаться с людьми и посещать различные мероприятия. Самое худшее, что можно сделать, переехав в большой город – это замкнуться в себе и отказываться посещать мероприятия, где тусуется ваше сообщество.

Не нужно жить в шкафу. Иначе вы просто пренебрегаете собой, своей жизнью и своим счастьем. Возможности действительно есть и если очень захотеть, то можно многого добиться. Не бойтесь хотя бы пробовать. Самое главное – быть счастливым и у вас обязательно все получится.

Когда-нибудь у каждого будет любимый человек, который нежно скажет – “Алақанды жай, мен саған бақыт себемін”. Но важно помнить: кто ищет счастье – будет искать годами, кто строит счастье – построит целую вселенную.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ