Интервью

Евгений Писемский: “НКО “Феникс ПЛЮС” вынуждают закрыться”

писемский

НКО “Феникс ПЛЮС”, которая занимается профилактикой ВИЧ среди гей-сообщества, выявлены признаки некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента. Сделано это после внеочередной проверки Минюста. Председатель организации Евгений Писемский рассказал о том, как это произошло и что теперь ждёт “Феникс ПЛЮС”.

На чем основано решение Минюста?

Было два фактора, которые позволили Минюсту признать нас иностранными агентами: наличие иностранного финансирования и так называемая «политическая деятельность». Остановлюсь подробно на каждом из них.

Не секрет, что наша организация на 95% финансируется из-за рубежа, и тому есть очень простое объяснение. Дело в том, что на сегодняшний момент в России государственного финансирования программ о профилактике ВИЧ среди гей-сообщества не существует. Вообще. Мы же позволили себе говорить об отсутствии такого финансирования на сайте «Парни ПЛЮС», где мы ведём широкое информирование геев и би- сообщества о способах защиты от ВИЧ, сексуальном здоровье, и жизни с ВИЧ. Мы всего лишь высказали мнение о том, что государство ничего не делает в плане профилактики и лечения ВИЧ в гей- и би-сообществе, а то, что государство делает, не эффективно и скорее мешает другим организациям предоставлять ВИЧ-сервисы для ЛГБТ-людей.

Исходя из документации, которую мы получили от Минюста, можно сделать вывод, что они усмотрели и «политическую деятельность» в статьях сайта «Парни ПЛЮС». В качестве «политических» были приведены в пример публикации, где говорилось о том, как в России ведётся профилактика ВИЧ среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, и что нужно сделать для того, чтобы такая профилактика стала эффективной. По сути, в этих материалах публикуется мнение о том что реально происходит в профилактике ВИЧ среди мужчин практикующих секс с мужчинами. Если говорить серьёзно, то практически ничего и не происходит – на федеральном уровне не выделяется ни копейки на профилактику среди этой ключевой группы: геев, бисексуалов и транс*людей. На региональном уровне СПИД Центры иногда какие-то деньги выделяют, но это скорее исключения из правил, и это мизерные суммы.  Вот прямая цитата из акта минюста: «Председатель организации Писемский Е. А. обращает внимание на недостаточное внимание со стороны государственных органов на группу людей из числа гомосексуалов из-за стигматизации в обществе, и как следствие, искажение официальной статистики» ( прим. Говорится о статистике в регистрации случаев ВИЧ среди мужчин практикующих секс с мужчинами) и выводы: «формирование взглядов и убеждений относительно государственной политики Российской Федерации в сфере нарушений прав ЛГБТ; финансирование политической деятельности («Парни ПЛЮС»)».

Почему нужны какие-то специальные программы для геев и бисексуалов?

Представьте себе Москву и Санкт-Петербург, это огромные мегаполисы, в которые по сути съезжаются представители ЛГБТ со всей страны. ЛГБТ-люди очень часто выбирают крупные города для жизни, так как тут они бы могут хоть как-то наладить свою личную жизнь и быть хотя бы частично открытыми, не встречаясь с ненавистью и дискриминацией. Так вот, к примеру, в Москве и московской области по разным оценкам может проживать от 600.000 до 900.000 тысяч гомосексуальных мужчин, и при этом нет ни одной городской программы, которая узко направленна на геев и бисексуалов и финансируется государством.

Здесь есть три ключевых аспекта:

  1. Поведенческо-биологический. Те, кто практикуют анальный секс, в большей степени уязвимы в отношении ВИЧ. Да, мы знаем, что есть огромное количество гетеросексуальных пар, также практикуют анальный секс, но они чаще всего практикуют этот вид секса между собой, что делает данную практику в определенной степени безопасной. Для того, чтобы стать ВИЧ-положительным, мало просто заниматься анальным сексом, надо еще и находиться в среде, где высокий риск получить ВИЧ, и там, где сексуальных партнеров много. Можно предположить, что если бы представителям гей- и би-сообщества был бы широко доступен моногамный образ жизни, подразумевающий безопасный секс с одним и тем же партнером, то гораздо меньшее количество геев и бисексуалов являлись бы представителями уязвимой группы. У нас же нет государственной политики ,поддерживающей институт однополой семьи; для того, чтобы у таких людей было больше возможностей для моногамных отношений, не делается ничего.
    Чтобы понять, каковы реальные риски, приведу пример. Мы можем протестировать 100 гетеросексуальных мужчин и выявим примерно 1-го человека с ВИЧ, однако если мы протестируем 100 гомосексуальных мужчин, то мы выявим 15-20 случаев ВИЧ. Теперь понятно, почему именно среди этой группы нужны специальные программы по ВИЧ?
  2. Поведенческо-социальный. Религиозно-патриархальные нормы стигматизируют отношения людей одного пола. Геи и бисексуалы предпочитают находится в тени, и программы по профилактике ВИЧ должны это учитывать.
  3. Юридические. В России фокусная профилактика ВИЧ среди геев и бисексуалов зачастую квалифицируется по факту как пропаганда «нетрадиционных отношений».

Ну и конечно же, любой маркетолог и рекламщик вам скажет, что для того чтобы профилактическая интервенция сработала, важно очень четко определить, кто целевая группа, так как в связи с этим может быть разное информационное послание. Социальная реклама, предназначенная, например, для гетеросексуальной женщины и призывающая к «верности», оставит абсолютно равнодушным гея и бисексуала, вынужденного искать партнеров для секса через специальные приложения. В силу отличий интимной близости между двумя мужчинами от близости между мужчиной и женщиной информация о безопасном сексе и способах профилактики ВИЧ, предназначенная для МСМ, должна быть специализированной, например, содержащей факты о риске заражения ВИЧ через оральный и анальный секс. Специализированная информация должна также включать себя факты о PrEP.

Наконец, ввиду того, что из-за стигматизации многие МСМ боятся проходить тестирование на ВИЧ в клиниках, очень важно доводить до этой целевой аудитории информацию об экспресс-тестах на ВИЧ, которые можно использовать в домашних условиях.

На что шло иностранное финансирование?

Наша организация занимается профилактикой ВИЧ среди гомосексуалов, бисексуалов и трансгендерных людей (на чиновничьем языке это называется МСМ – мужчины, практикующие секс с мужчинами). Чтобы остановить эпидемию ВИЧ в этой группе, нужны четыре слагаемых успеха: массовое и регулярное тестирование целевой группы, доступная преконтактная профилактика ВИЧ, широкое информирование о способах защиты от ВИЧ и снижение стигматизации, которая влияет на безопасность этой группы. Так как цель нашей организации – снизить количество новых случаев ВИЧ среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, мы вели работу по всем четырём направлениям, как это рекомендует ВОЗ и ЮНЭЙДС. За последние три года мы сделали почти 30 000 тестов на ВИЧ среди МСМ – больше, чем все остальные аналогичные организации, которые работают с этой группой. Это стало возможным только благодаря финансовой поддержки Фонда Элтона Джона.

Евгений Писемский: "НКО "Феникс ПЛЮС" вынуждают закрыться"

Что касается преконтактной профилактики ВИЧ, то в России она ещё не распространена. При этом опыт других стран (Великобритания, США, страны Евросоюза) показывает высокую эффективность такой профилактики. Есть масса исследований, которые доказывают, что она приводит к значительному снижению новых случаев ВИЧ. Понимая, что в России тоже нужно развивать это направление, мы создали сайт PrEP.Love, посвященный теме преконтактной профилактики ВИЧ. Периодически мы проводит информационные кампании, чтобы больше геев, бисексуалов и транс*людей узнавали о существовании такого способа защиты от ВИЧ, как его правильно использовать, где его можно приобрести, как проконсультироваться с врачом и так далее. Это было также сделано за счёт иностранного финансирования.

Вернёмся к Минздраву. Получается, что «Феникс ПЛЮС» пострадал за его критику? Может показаться, что решение Минюста – это такая месть от Министерства здравохранения за критику в его адрес.

[adrotate group="1"]

Уверен, что Минздрав не имеет отношение к решению Минюста. У нас не было конфликта с Министерством здравоохранения. Вообще отмечу, что специалисты в области ВИЧ, которые работают с уязвимыми группами, очень хорошо понимают, что нужно делать.

Лет пять назад у нас с коллегами была встреча в UNAIDS и мы делали доклад о том, что важно предпринять для эффективной профилактики среди гомосексуальных мужчин. После доклада у главного внештатного специалиста Минздрава по вопросам ВИЧ (ред. на тот момент это был Мазус А. И.), возник вопрос: «А почему вы не работаете на укрепление моногамии среди гомосексуальных пар, ведь это очень важно в контексте снижения новых случаев ВИЧ среди МСМ?». Помните жуткую, кроваво-устрашающую московскую социальную рекламу в отношении ВИЧ?: – «Верность только одному партнеру спасет от ВИЧ». Так вот про моногамность среди гомосексуальных мужчин мне говорил один из создателей этой кампании, как вы помните в этой социальной кампании гомосексуалы были наравне с наркоманами. Я потом в перерыве подошел к Алексею Израильевичу, и сказал, что я не ожидал этого услышать от вас. И он ответил, что ты конечно же понимаешь, что официально я сказать такого не могу.

Пару лет назад министерство здравоохранения выпускало рекомендации по работе с ключевыми группами, в том числе по профилактике ВИЧ среди МСМ. Его тогда готовил главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Минздрава России –Воронин Е. Е.   В этих рекомендациях написано ровным счётом то, чем занимается наша организация. Но дальше стола эти рекомендации, к сожалению, не уходят. Резюмируя, можно сказать, что в подавляющем большинстве государственные специалисты в области здравоохранения понимают важность работы по профилактике ВИЧ среди МСМ, готовят такие документы, но увы. Параллельно с этим решениям Минюст признаёт нашу организацию иностранным агентом, ровным счетом за то, что сам же Минздрав и рекомендует.

Какие ограничения и трудности накладывает статус инагента?

Из того, что мне известно на сегодняшний момент, мы должны предоставлять ежегодный аудит – это недешёвое мероприятие. Также требуются дополнительные отчётности. Но самое главное – мы не сможем нормально заниматься информированием, рассказывать о защите от ВИЧ и жизни с ним. Мы должны предупреждать наших клиентов о том, что являемся иностранными агентами. Как это делать, я не понимаю. Нам постоянно будут прилетать штрафы, которые мы никак не сможем самостоятельно оплачивать. Закон сформулирован таким образом, что, даже если мы будем исполнять его на 100%, нас всегда можно будет за что-то оштрафовать. Судя по опыту другие организаций, это минимум по два штрафа в год от 100 000 до миллиона рублей.

То есть «Феникс ПЛЮС» не первые из ВИЧ-сервисных организаций, кто получил статус инагента?

В 2016 году сразу две организации, которые специализируются на профилактике ВИЧ среди ключевых групп, признали инагентами. Это Фонд Андрея Рылькова (работает с наркопотребителями) и центр Сибальт (ориентирован на МСМ). И это не единственные ВИЧ-сервисные организации, которых в том году коснулось «звание инагента». Позже, в 2018 году, иностранным агентам признали «Действие» – петербургскую организацию, которая занималась вплотную профилактикой ВИЧ среди МСМ. Им также назначили большой штраф, сейчас они на стадии закрытия.

Что теперь планируете делать?

Мы планируем закрывать организацию. Иначе нам постоянно будут прилетать штрафы. Придется прекратить все программы по тестированию среди геев и трансгендерных людей. Не очень понятно, что делать с сайтом Парни+, он не принадлежит организации, однако штрафовать нас будут именно за него.

 

Материал подготовлен в рамках кампании: «Преследуй стигму, а не людей!»

Евгений Писемский: "НКО "Феникс ПЛЮС" вынуждают закрыться"

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube

Из этой же рубрики