Интервью

«Большинство парней очень мало знают о профилактике ВИЧ»

«Большинство парней очень мало знают о профилактике ВИЧ»
Вячеслав Аллилуев

Что московские геи и бисексуалы знают о ВИЧ? Легко ли в столице получать антиретровирусную терапию, если ты не местный?

Врач–психотерапевт, консультант по до– и послетестовому консультированию, координатор проекта по самотестированию LaSky Вячеслав Аллилуев рассказал об этом и многом другом.

Последнее время об эпидемии ВИЧ в России пишут и говорят больше. Увеличилось ли число тех, кто приходит в LaSky?

Я работаю уже больше двух лет – не могу сказать, что людей стало приходить больше. Когда в этой сфере работаешь, то ведешь много таких вот постов и статей в соцсетях. Но не думаю, что информированности действительно стало гораздо больше. Стандартно к 1 декабря больше  публикаций, а потом снова все молчат. Реального увеличения, как информации, так и обращений к нам я не замечал.

После 1 декабря поток людей тоже не увеличивается?

Мы работаем с МСМ (мужчинами, практикующими секс с мужчинами, – прим. «Парни ПЛЮС»), а в свете 1 декабря к нам начинают обращаться не только МСМ. Приходят друзья и подружки геев. Но, опять же, сильного наплыва к 1 декабря нет – не могу сказать, что очереди выстраиваются.

К вам приходят люди, которые имеют ошибочное представление о ВИЧ?

Большинство людей не знает пути профилактики. Если о рисках еще более менее информацией владеют, то о доконтактной и постконтактной профилактики знают меньше. Тем, кто приходит на консультацию первый раз, все подробно рассказываем – ребята записывают и остаются очень благодарны, так как нигде толком эту информацию не могут получить.

За всю мою практику было два человека, который отрицали само существование ВИЧ. Спорить с ними было бесполезно. Чаще же люди задают вопросы и не спорят. Так как знают, что пришли к профессионалам. Стараюсь так построить разговор, чтобы они больше спрашивали. Объясняешь, что вне зависимости от роли в сексе и наличии профилактики риски есть всегда и надо регулярно тестироваться. Мифы существуют разные, но во время беседы стараешься рассказать достоверные данные.

Люди стали больше интересоваться доконтактной профилактикой?

Большинство впервые узнает от меня о существовании доконтактной и постконтактной профилактики. Предлагаю варианты – регулярный или ситуационный прием, рассказываю о дорогой «Труваде» и более дешевой джинерической схеме. Не каждый себе может позволить 200 евро в месяц тратить на «Труваду», а препараты за 50 евро в месяц может позволить больше народа. Всем всё рассказываю и объясняю. Некоторые, конечно, слышали аббревиатуру PrEP и название «Трувада», но не более того. Поэтому на консультации пытаюсь выяснить степени риска, которому они себя подвергают, и предложить PrEP  как дополнительный вариант профилактики, чтобы они хотя бы об этом знали. Но последнее время больше людей сами спрашивают о PrEP, больше интересуются.

Что еще подталкивает людей прийти в LaSky?

Мы все таки ВИЧ-сервисная организация – в основном к нам приходят для тестирования. Если это происходит в первый раз, то чаще всего становятся нашими постоянными клиентами. При отрицательном результате сразу же получают всю необходимую информацию. Если это «плюс», то уже совсем другая ситуация – тут же оказывается психологическая помощь. Стараешься их не отпускать, чтобы они всегда могли обратиться за помощью и поддержкой. Важно, чтобы человек не оставался один. Но просто так, чтобы кто-то пришел и спросил «А расскажите, что такое ВИЧ!»… такое не происходит.

Удается ли привыкнуть к тому, что люди получают положительный статус и не пропускать каждую такую историю через себя, абстрагироваться?

Все равно практически каждого через себя пропускаю. Бываю случаи, когда ребята вообще не готовы услышать о том, что у них ВИЧ. Кто-то понимает, что рискует и осознает, что его когда-то это может коснуться. А есть и те, кто всегда только в презервативе и два-три контакта в год – и такие люди вообще не ожидают получить положительный статус на тесте. За них чуть больше переживаешь. Как врач-психиатр, я понимаю, как люди реагируют и насколько им нужна дальнейшая помощь и поддержка. Есть ведь и те, кому просто говоришь «ну ок, все, ты можешь идти, вот телефон – позвони по нему». А кому-то по нескольку часов все объясняешь, успокаиваешь, приводишь его в чувства или просто сидишь рядом и молчишь, чтобы он просто не оставался один. Но все равно до сих пор практически каждую такую ситуацию я пропускаю через себя.

Читайте также:   У «Зови меня своим именем» появится сиквел

Наверно тяжело с теми, кому 18-19 лет.

Да, кончено, когда молодые, то особенно обидно. Бывает, что парни получают ВИЧ после первого же полового контакта в их жизни. Такие случаи тоже происходят.

Есть те, кто просто сбегают, узнав о своем статусе?

Да, такое тоже происходило. Человек видит вторую полоску на тесте, я начинаю все объяснять, успокаивать, а он говорит «Вы знаете, нет, я сейчас не хочу об этом говорить», берет сумку, разворачивается и уходит. Не буду же я хватать его за руку и тянуть к себе. Это просто такая вот реакция, и ее тоже нужно принимать. Большинство потом все же возвращается. Их тех, кто узнают о своем положительном статусе у нас, 90% мы доводим до СПИД Центра. Они очень быстро становятся на учет и уже через пару недель начинают получать терапию. Но бывает, что люди уходят и возвращаются лишь через полгода, понимая, что им все равно нужна профессиональная поддержка.

Как встраиваются ваши отношения со СПИД Центрами?

С московскими городскими СПИД Центрами контактов у нас нет никаких – они отказываются вообще хоть как-то с нами сотрудничать. Очень давно и плодотворно работает с московским областным СПИД Центром. Налажены контакты с эпидемиологами, инфекционистами. Могу всегда позвонить доктору, сказать, что выявлен еще один ВИЧ-положительный и он скоро придёт к ним. Если человек скромен и нерешителен, а у него плохо идет терапия, то можем напрямую связаться с докторами и это обсудить. А с московским городским СПИД Центром, думаю, ни у кого нет нормального контакта.

Возникают ли трудности, если у парней нет московской прописки?

В московский городской СПИД Центр можно встать на учет, только если у тебя есть постоянная прописка в столице – с этим бывает очень сложно. Московский областной СПИД Центр ставит на учет по временной регистрации и тут же выдает терапии без всяких вопросов. Временную регистрацию оформить нетрудно. Бывают даже случаи, когда москвичи недовольны обслуживанием в городском СПИД Центре, делают временную регистрацию в области и встают на учет в областной Центр.

Как сейчас обстоят дела с доступностью терапии в столице?

Сейчас в Москве и области с терапией очень хорошо. Конечно, есть и старые схемы, но которые все равно рабочие. Есть и современные препараты с одной таблеткой в день. Перебоев последние годы нет. При том, что прирост выявленных очень большой – и среди гетеросексуалов тоже.

Какова ваша статистика по выявленным?

Наша статистика показывает, что ВИЧ выявляется у 10-11% тех, кто у нас тестируется. Уже несколько  лет она держится на этом уровне.

Налажено ли взаимодействие между московскими ВИЧ-сервисными организациями?

Если так разобраться, то ВИЧ-сервисных организаций – раз-два и обчелся. Взаимодействия никакого нет – для меня очень странно, что оно не возникает. Никаких совместных акций и мероприятий. Думаю, такая ситуация в целом по России – ВИЧ-сервисные организации между собой не дружат.

Почему так происходит?  Конкуренция, борьба за деньги или просто так сложилось исторически?

Мне, как доктору, очень трудно понимать, о какой конкуренции может идти речь. Я протестирую пятьдесят человек, а в другой организации протестируют сотню? За чем тут можно гнаться? Думаю, речь идет о финансировании. Каждый старается найти способ получать деньги за свою работу. Может быть, так сложилось и исторической. Не знаю, стараюсь не лезть в политику.

Объединения не происходит и между ВИЧ-сервисом и ЛГБТ. Уже третий год пытаются объединиться, но так ведь по факту ничего и не произошло.         Собрались два раза на конференцию, написали письмо Путину и все – до следующей конференции никто об этом объединении не вспомнит. Видимо, никто не ощущает нужды в консолидации. Наверное, было бы хорошо, если  бы реальное объединение произошло – но нет, этого не происходит.

Беседовал: Виталий Беспалов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.