Что случилось?

Вчера Минюст России объявил, что направил в Верховный суд РФ административный иск о признании Международного общественного движения ЛГБТ экстремистским и о запрете его деятельности на территории России. Что случилось и главное, что теперь делать, специально для «Парни плюс» объясняет Макс Оленичев, юрист по правам ЛГБТ-людей.

На самом деле такой иск поступил в суд еще 2 ноября и в тот же день был передан судье, уже 8 ноября иск принят к производству суда. Делу присвоен гриф секретности. Оно будет рассматриваться в закрытом судебном заседании, в котором будут присутствовать только судья, секретарь судебного заседания, представители Минюста России и прокуратуры.

Судебное решение может быть не опубликовано судом при причинам “национальной безопасности”, в связи с чем общество не узнает, какие доводы приводил Минюст и почему суд вдруг решил запретить “Международное общественное движение ЛГБТ”.

Что известно о “Международном общественном движении ЛГБТ”?

Это мифическая и несуществующая организация. По закону Минюст России не может требовать признания экстремистским широкого движения (например, феминистского или за равноправие разных людей), но вправе предъявить в суд иск о признании реально существующей организации экстремистской. Для этого в заседании суда он должен доказать три условия: было проведено учредительное собрание организации, был принят устав и в соответствии с ним избраны органы управления. Поскольку организация, указанная Минюстом в иске, не существует, то он не сможет предъявить в суде такие доказательства. Однако их отсутствие суд не установит: в условиях отсутствия верховенства права в стране суды уже признавали несуществующие организации экстремистскими или террористическими. Например, 17 августа 2020 года Верховный суд РФ признал несуществующее в виде организации общественное движение “АУЕ” экстремистским и запретил его деятельность в России. 2 февраля 2022 года Верховный суд РФ признал (также в закрытом судебном заседании) движение “Колумбайн” террористическим и запрещенным в России. Ни в одном из этих процессов генпрокуратура России не подтвердила признаки существования этих движений как организаций.

Российское законодательство об антиэкстремистской деятельности аморфно и не позволяет заранее — до решения суда — понять, какие именно организации и за какую деятельность могут быть признаны экстремистскими. Минюст России утверждает, что в деятельности “Международного общественного движения ЛГБТ” выявлены “различные признаки и проявления экстремистской направленности, в том числе возбуждение социальной и религиозной розни”. В рамках судебного процесса недостаточно заявить эти основания, нужно их доказать. Но поскольку суд над “Международным общественным движением ЛГБТ” будет проходить за закрытыми дверьми, мы не узнаем, как Минюст будет доказывать суду свои утверждения.

Как и когда могут возникнуть последствия, связанные с принятием судом решения по этому антиэкстремистскому делу?

Во-первых, суд вправе принять решение 30.11.2023. Тогда с этой даты будет запрещена деятельность организации “Международное общественное движение ЛГБТ”. Но другие запреты не возникнут.

Во-вторых, решение суда вступит в законную силу только через месяц с даты его составления в полном объеме и то, если никто не подаст апелляционную жалобу. Поэтому по самым скромным оценкам оно вступит в силу 31.12.2023 — под Новый год. Если жалоба все-таки будет подана и принята к рассмотрению судом, то решение вступит в силу в день вынесения апелляционной коллегией Верховного суда РФ определения по ней. С этого момента возникнут другие запреты, связанные со статусом экстремистской организации.

С этого момента возникает запрет на демонстрацию символики запрещенной организации “Международное общественное движение ЛГБТ”. Правонарушение считается совершенным, если запрещенная символика (мы не знаем, будет ли это ЛГБТ-флаг или другая символика) демонстрируется в Интернет или оффлайн на момент вступления решения суда в силу о признании организации экстремистской. Аналогичное нарушение возникает, если такая символика изготавливается или сбывается “с целью пропаганды”, а также приобретается с целью сбыта или пропаганды.

По закону такая символика должна содержаться в уставе такой организации, а если ее нет, то принадлежность конкретной символики запрещаемой организации должна быть установлена судом и описана в решении. Формально демонстрация именно такой символики может послужить поводом для возбуждения дела о правонарушении. На первый раз закон предусматривает административную ответственность: штраф от 1 000 до 2 500 рублей, в некоторых случаях вместо штрафа может быть назначен административный арест до 15 суток. Второе нарушение уже может повлечь возбуждение уголовного дела.

На практике описание символики в решении суда стало необязательным. Например, в 2021 году суды признали движение “Штабы Навального” экстремистским и запретили его деятельность в России. Ни в суде, ни в решении суда (я участвовал в команде защиты ФБК и “Штабов Навального”, которые также признаны экстремистскими и их деятельность запрещена, поэтому знаю процесс изнутри) не была описана символика. Однако после вступления решения суда в законную силу российские правоохранительные органы стали привлекать людей к административной ответственности за посты в сети Интернет с характерной буквой “Н”, которая стойко ассоциировалась у них с движением “Штабы Навального”. Судебные акты о привлечении людей к ответственности отменены в последующем не были.

Также люди могут быть привлечены к уголовной ответственности по “экстремистским” составам преступлений: за участие в деятельности, организацию деятельности или финансирование запрещенной экстремистской организации. Такие действия становятся запрещенными только после вступления решения суда в законную силу. До этого момента такие действия абсолютно легальны и не нарушают законы.

Как отразится решение суда о признании организации “Международное общественное движение ЛГБТ” на ЛГБТ-активистках и активистах, а также ЛГБТ-инициативах в России?

Безусловно, риски продолжения открытой деятельности станут запредельными, а некоторые могут оценить их как такие, при наличии которых невозможно продолжать работу в России.
Если суд запретит 30.11.2023 несуществующую в реальности организацию “Международное общественное движение ЛГБТ”, то формально все ограничения возникают только при наличии связи с этой организацией. Так было бы в правовом демократическом государстве.

t.me/parniplus
[adrotate group="1"]

В современной России на практике все выглядит несколько иначе. Правоохранительные органы могут посчитать деятельность отдельных активисток и активистов, как действующих самостоятельно, так и объединенных в ЛГБТ-инициативы — частью деятельности этой запрещенной ЛГБТ-организации. Вы возразите, как же такое может быть? В России уже несколько лет нет верховенства права и все больше размываются правовые стандарты. Суды сформировали свою практику по экстремистским делам так, что правоохранителям требуется представить минимум доказательств, чтобы преступление считалось произошедшим. Это могут быть скриншоты или справки полиции. И при их наличии правоохранительные органы могут связать с запрещенной организацией текущую деятельность ЛГБТ-активисток и активисток, на самом деле не связанную с организацией “Международное общественное движение ЛГБТ”.  Будут ли они так применять решение суда, которое он может принять 30.11.2023? Неизвестно. В российской практике уже есть дела, когда суды осуждали людей за участие в экстремистской деятельности АУЕ, вменяя им распространение информации о такой организации. Аналогичные случаи происходили с участием в деятельности запрещенной в России и признанной экстремистской “Свидетели Иеговы”.

Однако мы должны помнить, что в России после февраля 2022 года развязана государственная гомофобная и трансфобная кампания. Ее цель — стереть любое упоминание об ЛГБТ-людях из публичной повестки. В условиях неудач российские власти решили переключить внимание российского общества на уязвимые социальные группы, развертывая консервативную патриархальную повестку. Ее проявлениями стали вступивший в декабре 2022 года новый закон “о запрете гей-пропаганды среди всех возрастов”, запретивший позитивную репрезентацию ЛГБТ-людей, а также начавший действовать в июле 2023 года закон о запрете юридического и медицинского трансгендерного перехода, запрете усыновления и взятия под опеку несовершеннолетних, а также ограничении трансгендерных людей в праве на брак. Осенью 2023 года появились первые региональные законы, запрещающие под угрозой административной ответственности обсуждать вопросы абортов. Теперь власти пытаются применить законодательство о противодействии экстремистской деятельности к разнообразному ЛГБТ-движению. Это следующий шаг, который направлен на тех, кто борется за гражданские права ЛГБТ-людей в России. Людей преследуют за то, кем они являются.

Российское государство создало новую идеологию “защиты традиционных ценностей” — искусственный конструкт, который не существует ни в науке, ни в законодательстве других государств. Под лозунгами защиты нравственности и детей (все авторитарные режимы и диктатуры прикрываются интересами детей) власти решили ограничить гражданские права уязвимых групп, а ЛГБТ-людей — вычеркнуть из российского общества. Это ведет к укреплению стигмы и стереотипов в отношении ЛГБТ-людей, лишает их достоверной информации и доступа к помощи. В свою очередь, это приводит к изоляции, еще бОльшей закрытости ЛГБТ-людей, росту дискриминации и насилия к ним.

Как будет применяться решение суда о признании “Международного общественного движения ЛГБТ” экстремистской организацией?

Безусловно, если даже такой иск и решение суда — часть предвыборной кампании Владимира Путина, то они в любом случае значительно изменяют риски для ЛГБТ-активисток и активистов и ЛГБТ-инициатив в России.
Правоохранительные органы получат право — в случае расширительного толкования ими законов — привлекать ЛГБТ-активисток и активистов к административной или уголовной ответственности за защиту гражданских прав ЛГБТ-людей. Возможно, нам уже сейчас нужно обсудить и найти другие способы и формы поддержки ЛГБТ-людей, живущих в России.

В то же время частные разговоры на кухне не должны привести к нарушениям и последующей ответственности. Государство не может у нас забрать право быть теми, кто мы есть. Но с помощью антиэкстремистского законодательства пытается преследовать ЛГБТ-людей.

Как часто будут возбуждать дела и привлекать к ответственности, зависит от фантазии и усилий правоохранительных органов. Мы помним закон “о запрете гей-пропаганды среди всех возрастов”. Он может быть применен на практике к любым активисткам и активистам, которые распространяют положительную информацию об ЛГБТ. На практике с декабря прошлого года по всей стране возбуждено не более сотни дел об административных правонарушениях, на всю страну — немного, но они есть. Таким образом, закон “о запрете гей-пропаганды среди всех возрастов” применяется выборочно и хаотично. В этом году под его каток попали в основном публичные люди и корпорации, распространяющие контент: телеканалы, видеостриминговые сервисы и другие.

Особенность антиэкстремистского законодательства — его аморфность. Оно содержит оценочные критерии и его применение к ЛГБТ-людям зависит от воли и желания чиновников.

Что же делать?

  • Почистить соцсети от символики, которую могут считать как ЛГБТ.
  • Удалить аккаунты в социальных сетях, контролируемые российским государством (Вконтакте, Одноклассники и другие).
  • Если вы задумывались об эмиграции, но не решили этот вопрос, самое время поднять его вновь. Выезд из страны на релокацию — это привилегия, которая доступна очень немногим в силу разных причин. В России проживает по разным оценкам несколько миллионов ЛГБТ-людей. Я уверен, что они не должны остаться без помощи (правовой, психологической, социальной), но доступ к ней будет сильно затруднен: открытый ЛГБТ-активизм после вступления решения суда в силу будет невозможен, так как он будет осуществляться в ситуации огромных рисков произвольного правоприменения вплоть до лишения свободы. К счастью, часть активисток и активистов, ЛГБТ-инициатив выехали из страны и готовы оказывать помощь ЛГБТ-людям, живущим в России. Те ЛГБТ-инициативы в России, которые уйдут в подполье, найдут способы взаимодействия со своей аудиторией, чтобы оказать ей поддержку. Это будет сложно, иногда будет казаться что это невозможно, но миллионы людей не могут остаться без поддержки.
  • Использовать VPN при коммуникации по ЛГБТ-вопросам.
  • Обращаться за помощью, если вы в ней нуждаетесь — к психологам, юристам, социальным работникам.
  • Обсудите с близкими, друзьями, теми, кому вы доверяете ваши опасения.
  • Оцените ваши реальные риски и примите решения как их минизировать или устранить.
  • Помните, никто не может лишить вас вашей идентичности. Даже в других закрытых странах есть ЛГБТ-люди, они находят способы коммуникации, объединения и взаимоподдержки.

Макс Оленичев, юрист по правам ЛГБТ-людей, специально для «Парни плюс»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ