ЛГБТ-сообщество

Что думают представители ЛГБТ о том времени, когда постареют

Пожилая гей пара

Все мы боимся постареть. Когда большинство из нас представляет типичную старость, то в голове появляются стандартные ассоциации: больная спина, небольшая пенсия и одиночество. Но нельзя и демонизировать старость, ведь в ней есть и хорошее: можно замедлить свой привычный жизненный ритм, отдохнуть на пенсии, тратить меньше времени на работу, а больше — на хобби.

Уверен, для представителей ЛГБТ-сообщества проблема старости стоит острее. В гетеронормативном мире и с невозможность заключить однополый брак в большинстве стран мира, мысли о старости наводят даже гораздо больший ужас, чем на гетеросексуалов. Однако ещё 20-30 лет назад многие представители ЛГБТ-сообщества и не могли представить свою старость хоть сколько-нибудь счастливой. К счастью, время на нашей стороне, а глобальные тренды вселяют в нас оптимизм.

Если вы по-прежнему считаете, что старость у представителей ЛГБТ — это что-то сродни пыткам, позвольте мне вас разубедить.

Знаете, в какой период было самое большое количество стран, в которых разрешены однополые браки? Этот период — это тот день, когда вы открыли эту статью. Почему? Потому что с каждым годом количество стран с возможностью заключить однополый брак увеличивается. Если в 2010 году таких стран было 32, то сейчас их уже 54! Прогресс неумолим. Самих браков с каждым годом становится всё больше. Возможностей для успешного воспитания детей у ЛГБТ-пар тоже больше: технологии, расширение терпимости и модернизация законодательства играют нам на руку. В мире никогда не было столько открытых ЛГБТ-людей, сколько их есть сейчас. Так что всё-таки поводы для оптимизма есть. И ситуация с правами ЛГБТ-людей будет почти наверняка лучше, чем сейчас. А значит поводов для грусти и пессимизма всё меньше. Описанная ситуация хоть и касается преимущественно стран с развитой демократией, однако и в странах СНГ будет похожая ситуация — это лишь вопрос времени.

Читайте также:   На Ставрополье геев-призывников будут отправлять на обследование

Я обратился к 4 ЛГБТ-персонам, которые согласились рассказать о своих мыслях по поводу своей старости. Разберёмся, верна ли теория о том, что нынешние лгбт-представители думают о своей старости оптимистичнее, чем поколения до них. Имена людей изменены по инициативе автора статьи.

Виктор, Москва, 23 года

Что думаю о старости? Ну, у меня есть представление о ней: частный кирпичный дом, зелёная лужайка, любящий муж и двое прекрасных детей, которые будут радовать нас своими успехами. Только дом будет не в Москве и вообще не в России. Нет здесь у меня дома. Не верю я, что с нашими законодателями выйдет толк, и с правами геев что-то поменяется в лучшую сторону. В современной путинской России с модой на консерватизм скорее наоборот.

А вот лужайка будет во Франции или в Германии, если выучу немецкий. Других вариантов я пока не вижу. Да, конечно, можно постоянно жить в таком коконе и закрывать глаза на происходящий вокруг беспредел, но мои нервные клетки и психологическое состояние мне дороже. Хорошо, когда всё стабильно и в норме, но если что-то бомбанёт или ГосДума примет очередной гомофобный закон, то жизнь станет ещё горче и радости здесь не сыскать. Планирую переезд, когда подкоплю немного денег. Не думаю, что с Россией получится что-то дельное. Старость здесь тяжела и для гетеро, уже не говоря о нас.

Ксения, Санкт-Петербург, 32 года

Я чётко представляю свою старость именно здесь, в России. У меня с моей девушкой никогда не было мыслей о переезде, мы слишком любим Питер и укоренились здесь окончательно. С Дашей мы вместе уже 9 лет, познакомились ещё в универе. Усердно работали, накопили на свой уютный домик. Пока мы не хотим детей, нас в целом всё устраивает. Да, ситуация непростая, и порой реально пугает, но что мы можем с этим поделать? Не всем так повезло, как жителям нормальных, цивилизованных стран. Но и мы ведь умеем выкручиваться.

Я знаю, что свою старость встречу с Дашей. Есть у меня маленькая вера в том, что Даша будет уже не просто моей девушкой, а женой, с браком, зарегистрированным в России. Старость, думаю, будет как у всех. Много боли, но и радости не меньше. Пока со мной девушка моего сердца, мне ничего не страшно.

[adrotate group="1"]

Артур, Тольятти, 47 лет

В моей жизни было много отношений с парнями, но сейчас я женат. Нас, бисексуалов, постоянно обвиняют в том, что в случае катастрофы мы можем переметнуться к «нужному» полу, и все лучи агрессии государственной пропаганды и власти пройдут мимо нас. Всегда смеюсь над такими обвинениями, будто начать встречаться с человеком другого пола — это так легко.

Старость моя уже гораздо ближе, чем у парней помоложе. Собственно, я уже и готов к ней: накопления отложены, дети учатся в Москве, с женой мы вместе уже седьмой год. В моём случае старость будет такой же, как и у большинства остальных. Только у меня будет джаз! Джазовые вечера, танцы под джаз, хочу изобрести свои «джазовые» джакузи. Желаю всем представителям ЛГБТ найти своё место в мире и максимально обезопасить себя от возможного урона со стороны государственной машины.

Антон, Минск, 25 лет

Я FtM трансгендер, год назад закончил переход, коренной минчанин. Если честно, я очень редко испытываю давление общества, даже в Минске после августовских событий прошлого года я чувствую себя комфортно. Знаю, что другим транс-персонами повезло гораздо меньше. Наверное, я меньше обращаю внимания на все ужасы, потому что у меня есть надёжная опора — моя любящая девушка, цисгендерный человек. До пандемии мы много путешествовали и какое-то время жили в Петербурге. Я придерживаюсь философии New Age и считаю, что жизнь прекрасна и удивительна, а принятие объективности зависит только от нашего мышления.

Я очень люблю Минск, и свою старость вижу только здесь. Сложно сказать, что будет с Беларусью через год, не говоря уже о 30-40 лет, когда мои седые годы будут подкрадываться ближе. Детей я не хочу, но очень хочу дачный домик с яблоневым садом. В начале осени я со своей девушкой буду проводить там яблоневые листопады, раздавая яблоки бесплатно своим друзьям и всем желающим. У меня очень много идей. Моя трансгендерность меня не волнует. Моя старость будет ничуть не хуже из-за этого.

Автор статьи сделал максимальную выборку, узнав мнение у представителя каждой буквы из «ЛГБТ». Представители — такие же люди, как и все, более оптимистичные или немного настороженные, со своими желаниями и мечтами.

Улучшение качества нашей жизни неизбежно, и наша старость во многом зависит от тех усилий, которые мы прикладываем сейчас. Давайте сделаем всё для того, чтобы мы в старости не жалели о том, что делаем сейчас.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ

Из этой же рубрики