Почему до сих пор не создали вакцину от ВИЧ?

За четыре десятилетия, прошедшие с момента вспышки эпидемии ВИЧ, от этого вируса умерло более 40 миллионов человек

ВИЧ по-прежнему представляет собой серьезную угрозу для всего человечества. По данным ВОЗ, во всем мире с ВИЧ живет от 33,1 до 45,7 млн человек. Каждый год мы получаем свыше миллиона новых случаев передачи ВИЧ. Для борьбы с эпидемией существует финансирование исследований — так почему же у нас нет вакцины?

«Мы все еще пытаемся перехитрить вирус», — говорит эксперт по вакцинам Анна Дурбин, доктор медицинских наук. Его неуловимая, постоянно меняющаяся природа приводит к тому, что популярные методы разработки вакцин терпят неудачу. И все большее число людей, подвергающихся риску получения ВИЧ, считают, что благодаря использованию профилактического лечения, такого как ПрЭП, и постинфекционной антиретровирусной терапии, ВИЧ не представляет собой серьезного риска, а тем более смертного приговора, которым он когда-то был.

Но профессор Дурбин не унывает. По ее словам, даже к 2030 году, к которому ООН хочет остановить эпидемию СПИДа, не будет вакцины против ВИЧ. Но, при этом, ПрЭП и новые методы лечения моноклональными антителами могут стать связующим звеном до тех пор, пока не будет разработана вакцина. Здесь Дурбин обсуждает препятствия на пути разработки вакцины против ВИЧ и предполагает, как можно будет решить вопрос.

Вирус-трансформер

Большинство вакцин побуждают наш организм вырабатывать антитела для борьбы с различными патогенами. Но ВИЧ маскируется так, что даже если мы и вырабатываем антитела, вирус меняется, чтобы избежать их воздействия.

Ранние кандидаты на вакцины были нацелены на то, что мы называем оболочочным белком, который инкапсулирует геном вируса. Когда мы обнаружили, что антитела против оболочечного белка не действуют, мы подумали, возможно, мы сможем воздействовать на различные части вируса, которые индуцируют Т-клетки, убивающие инфицированные клетки. Но поскольку вирус интегрируется в геном хозяина, Т-клетки не распознают вирусы как отдельные от хозяина. 

Технологическое несовершенство

Поскольку сам вирус интегрируется в ДНК хозяина, это ограничивает возможности использования вакцинных платформ. Мы традиционно использовали живые аттенуированные вакцины от различных вирусных заболеваний, таких как корь, эпидемический паротит и краснуха. Но мы не можем использовать их против ВИЧ из-за опасений, что живой аттенуированный вирус может интегрироваться в ДНК [клеток-хозяев] и вызвать заболевание. Существует также множество различных подгрупп или клад ВИЧ. Если вы сделаете вакцину против клада А, она может не подействовать против клада В или клада С.

Одна из проблем с технологией мРНК-вакцин [используемой для вакцин против COVID-19] заключается в том, что существует ограничение на количество мРНК, которое можно содержать в вакцине. Для COVID вакцина включала мРНК для создания одного вирусного белка — белка-шипа. Мы не знаем, сколько белков мы можем экспрессировать с помощью этой технологии мРНК в одной вакцине, и это может быть ограничением для вакцин против ВИЧ. 

Что такое терапевтическая вакцина против ВИЧ?

Сложности с испытаниями

Было проведено более 250 испытаний вакцины против ВИЧ, большинство из которых замерли на ранней стадии, с целью выяснить, безопасна ли вакцина и возникнет ли у нас иммунный ответ после вакцинации. Было проведено очень мало испытаний вакцин (около 10), которые дошли до оценки эффективности. Из них один показал эффективность 31% через 42 месяца. Это было самое многообещающее исследование, но эффективность очень быстро упала и составила всего 31% и только против группы B. Неясно, отразится ли это на других группах. 

К сожалению, к 2030 году у нас не будет вакцины, но исследования вакцины против ВИЧ все еще финансируются. Волнение немного поутихло из-за неудач, но еще предстоит много исследований по разработке безопасной и эффективной вакцины против ВИЧ. Я думаю, если бы у нас была вакцина, которая показала бы большие перспективы в испытаниях на эффективность, на нее было бы выделено огромное финансирование.

Лечение моноклональными антителами

Центр исследования вакцин (VRC) при НИЗ разработал стратегию пассивной иммунизации — моноклональные антитела. Пассивный иммунитет возникает, когда человеку вводят антитела к заболеванию, а не производят их через собственную иммунную систему. 

Ученые из VRC обнаружили, что у некоторых людей, живущих с ВИЧ в течение очень долгого времени, имеются высокоэффективные, широко нейтрализующие антитела, которые распознают множество различных штаммов и кладов ВИЧ. Они выделили их, секвенировали, создали синтетически и использовали в испытаниях, чтобы увидеть, смогут ли они предотвратить инфекцию. Это было очень многообещающе. Проблема в том, что людям приходится продолжать давать все новые моноклональные антитела для поддержания иммунитета. Даже если у вас есть очень стойкое антитело, которое действует, например, шесть месяцев, это все равно означает, что вам придется вводить его каждые шесть месяцев или около того. 

Прямо сейчас ученые пытаются сосредоточиться на создании вакцины, которая заставит организм вырабатывать эти высоконейтрализующие антитела с высокой активностью. Мы просто не нашли правильную последовательность для превращения этой идеи в вакцину. 

Восприятие риска

Меняется и отношение к ВИЧ. Люди привыкли жить с ним и забыли количество людей, умерших от вируса. Нет страха перед ВИЧ, который был в 1980-х годах, потому что теперь у нас есть терапия, которая работает. Сейчас люди и медицинские структуры воспринимают ВИЧ-инфекцию как хроническое заболевание вроде диабета или повышенного давления, когда принимаешь лекарства, и все в порядке. 

Это здорово, что у нас есть эффективные методы профилактики и терапии, но из-за них люди стали забывать, насколько ужасна эта болезнь. Вполне вероятно, что когда эффективная вакцина, наконец, появится, на нее будет не так уж много спроса. Многие считают, что, мол, я могу просто принять таблетку, и все будет в порядке.

t.me/parniplus
[adrotate group="1"]

Вакцина от ВИЧ появится через 10 лет

Профилактическая головоломка

Одна из причин, по которой ПрЭП финансируется и внедряется столь активно, заключается в том, что у нас нет вакцины. ПрЭП – один из немногих способов предотвратить ВИЧ-инфекцию. 

Мы все еще ждем результатов по эффективности моноклональных антител, которые являются формой ПрЭП. Если окажется, что они очень эффективны, то, по крайней мере, в странах с высоким уровнем дохода, вы будете рассматривать это как стратегию профилактики. Важно сделать их более продолжительными, чтобы вам требовалась инъекция только каждые три или шесть месяцев. Вероятно, часть финансирования пойдет именно на это, такая технология, в силу дороговизны, не может быть решением для стран с низким или средним уровнем дохода.

Как будут внедрять вакцину

Как и в случае со всеми вакцинами, нам предстоят испытания, масштабирование и внедрение. Прежде чем у нас будет достаточно вакцины для всех, она будет нацелена на тех, кто подвергается наибольшему риску. По мере того, как будет доступно больше вакцин, их могут включить в плановую иммунизацию, так же, как вакцины против гепатита B.

Дети определенно не будут первыми, кто получит эти вакцины. Они будут далеко позади по нескольким причинам. Мы будем стремиться к постоянной безопасности и долговечности эффективности, потому что это частично будет определять время проведения первой вакцинации. Например, если продолжительность эффективности составляет пять лет, вакцинация при рождении не имеет смысла.

Когда вакцина появится и станет массовой, рекомендация будет для людей от 15 лет и старше. Приоритетом будет их вакцинация до того, как они станут сексуально активными, чтобы максимизировать пользу. Наверняка молодые люди будут готовы сделать прививку. Ведь она сможет снизить их риски в то время, когда они наиболее высоки.

Верхнего возрастного предела на раннем этапе, скорее всего, не будет, поскольку получить ВИЧ можно в любом возрасте. 

Новая вакцина от ВИЧ готовится к испытаниям на людях

Профилактика для всех

Если бы существовала эффективная вакцина против ВИЧ, ее взяли бы на вооружение почти все страны, за некоторыми исключениями. Цель состоит в том, чтобы довести такую ​​вакцину до уровня, когда страны с низким и средним уровнем дохода смогут ее себе позволить.

В этом плане своеобразной выгодой от пандемии COVID, особенно в странах с низким и средним уровнем дохода, стало расширение мощностей по производству вакцин. Развитая индустрия снизит стоимость вакцин против ВИЧ. Индийский институт сыворотки является отличным примером. Они сегодня производят 75% доз вакцин, которые вводятся во всем мире. И если бы у нас было больше таких производителей в Африке, в некоторых частях Азии, в Южной Америке, это увеличило бы возможности по производству вакцин и снизило бы стоимость вакцин для стран с низким и средним уровнем дохода. Для этого необходимо передать эту технологию. Надеюсь, это произойдет.  

В работе над статьей использовались материалы Моргана Коулсона — редакционного специалиста Школы общественного здравоохранения Блумберга Джонса Хопкинса.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ