Новости

Как закалялся человек: 10 лет борьбы за жизнь с раком, ВИЧ и гепатитом

Житель Ставропольского края 20-летний Сергей Иванов (ФИО главных героев изменены по их просьбе) половину своей жизни боролся с раком крови. Даже врачи пару раз махнули на него рукой, считая, что мальчику уже невозможно помочь. Лишь его мама Наталья Николаевна никогда не мирилась с приговором врачей, и благодаря ее упорству и настойчивости сегодня Сергей остался жив.

Накануне Международного дня детей, больных раком, который отмечается ежегодно 15 февраля по инициативе Международной конфедерации организаций родителей детей, больных раком, женщина рассказала о том, как им удалось победить лейкоз.

Беда ниоткуда

Все свое детство Сергей прожил в небольшом поселке, расположенном в 120 километрах от Ставрополя. О том, что экология, некачественные продукты или плохая генетика могли спровоцировать развитие у мальчика рака крови, не могло быть и речи. Мальчишка, как и все его сверстники, рос большим сорванцом, целыми дня пропадал на улице, практически не болел.

Беда пришла, когда Сергей пошел в первый класс. Проучившись всего два месяца, мальчик начал жаловаться, что устал, что у него болит спина, а затем слег с температурой. Поначалу Наталья Николаевна лечила сына от гриппа, и температура спала, но Сережа стал жаловаться на боли в ногах. Женщина отвела его в местную амбулаторию, затем пришлось сдавать анализы в районной больнице, а на следующий день – в краевой клинике.

Только когда заведующий отделением онкогематологии позвал Наталью Николаевну в кабинет для разговора, женщина испугалась. “Мне сообщили, что у Сережи 90% раковых клеток. Мы, конечно, были в шоке, потому что до этого я даже не знала о таком заболевании, как лейкоз”, – вспоминает она.

Сережу вместе с мамой поместили в отделение онкогематологии. Первое время любая процедура была настоящим испытанием как для мальчика, поскольку он впервые оказался в больнице, так и для его мамы. На все расспросы сына о том, почему они не идут домой и что такое рак, Наталья Николаевна тогда отвечала, что у него всего лишь заболевание крови. Больше Сережа никогда не донимал маму подобными вопросами – скорее всего, повзрослев, сам все понял.

Между домом и больницей

Семилетний Сережа прошел первый курс химиотерапии, который длился восемь месяцев. Болезнь после этого вроде бы отступила. Мальчика выписали и назначили поддерживающую терапию продолжительностью полтора года.

В октябре 2001 года очередные анализы показали, что произошел рецидив. Сереже снова назначили курс химиотерапии, на этот раз уже более сильной. Однако даже при этом раковые клетки не погибали. “Тогда врачи нам сказали, что все, что могли, они уже сделали и больше помочь нам не могут”, – говорит Наталья Николаевна. К счастью, она не поверила медикам и стала настаивать на продолжении лечения. Хотя врачи искренне недоумевали, почему эта женщина не хочет просто побыть с сыном дома в его последние дни…

По настоянию Натальи Николаевны ставропольские врачи все же назначили Сереже щадящую, но более продолжительную химиотерапию. В это время он жил дома, но еженедельно ездил с родителями в областную больницу, расположенную в 120 километрах оттуда, на процедуры. “Приезжали мы в больницу, сдавали анализы, если уровень лейкоцитов позволял проводить химиотерапию, нам ее делали. Иногда мы приезжали, а у него лейкоциты повышенные, значить, нельзя ничего делать, и мы разворачивались и уезжали обратно”, – вспоминает Наталья Николаевна.

Через девять месяцев Сережу перевели в районную больницу. Ездить туда было гораздо ближе, а лечение проходило строго по плану. Таким образом мальчик завершил курс “химии”, длившийся 2,5 года, и снова перешел на поддерживающую терапию.

И снова рецидив

В 2007 году, перед Новым годом, Сережа опять стал жаловаться на боли в спине. Сразу после новогодних праздников он сдал анализы, и наихудшие подозрения подтвердились: у него снова обнаружили рак. На этот раз ставропольские врачи сразу же открестились от подростка и дали направление на лечение в Москву. Пока ехали на поезде “Ставрополь – Москва”, Сережа от мучительных болей в спине уже не мог ни лежать, ни сидеть, и всю дорогу метался по двухместному купе.

В Москве, в Российской детской клинической больнице, их взяли на лечение только с одним условием: если Сережа через три месяца не войдет в ремиссию, их отправят обратно. “Но я тогда была согласна на все, потому что отступать было некуда”, – говорит Наталья. Уже через три курса химиотерапии болезнь отступила, а врачи стали искать донора для пересадки Сереже костного мозга.

ВИЧ, гепетит В и трансплантация

В РДКБ после сеансов химиотерапии Сереже вливали очень много донорской крови. К сожалению, одна доза крови была заражена ВИЧ, и она досталась мальчику из Ставропольского края.

Наталья Николаевна вспоминает, что когда врачи сообщали ей о том, что Сережу заразили ВИЧ, они пытались оправдаться несовершенством системы: мол, такое в их работе бывает, донор сам не знает о своем заболевании и прочее. А гепатитом В Сережу заразили еще в Ставрополе – тоже во время переливания крови после сеансов химиотерапии.

Тем временем специалисты шли поиски подходящего донора для пересадки костного мозга. Наталья Николаевна и старшая сестра Сережи не подошли, не нашлось доноров и в международном банке, и лишь когда стали искать подходящую пуповинную кровь, отыскались два донора из разных стран. Было уже лето, поэтому Сережу с мамой отправили домой, чтобы они отдохнули и подготовились к операции.

Когда они вернулись в РДКБ, выяснилось, что для трансплантации придется ехать в Израиль. “Никто нам не пояснял, почему нас направляют в Израиль, я сама поняла. Потому что у нас гепатит В – раз, и ВИЧ – два. Я поняла, что нас бы не вытянули в Москве с таким букетом заболеваний. Видимо, у врачей было чувство вины перед нами, и таким образом они хотели как-то сгладить эту вину”, – считает Наталья Николаевна.

Операция в Израиле

Стоимость пересадки костного мозга, которая должна была состояться в израильской клинике, составляла 127 тысяч долларов. Таких денег в семье Натальи Николаевны никогда не водились. Но тут предложили помощь сотрудники Благотворительного фонда “Подари жизнь”. Они помогли не только со сбором средств на саму операцию, но также оформили визы и прочие документы, достали бесплатные авиабилеты, собрали денег на прочие расходы, необходимые на проживание и питание за границей.

Израильские специалисты отказались от пересадки пуповинной донорской крови и сообщили, что органы матери на 50% подходят для трансплантации ребенку. Перед пересадкой у Сережи взяли стволовые клетки, очистили и заморозили их. Затем взяли стволовые клетки у Натальи Николаевны. До трансплантации Сережа проходил сильное облучение, чтобы уничтожить все раковые клетки, и только после этого ему пересадили стволовые клетки мамы. “Поначалу вроде бы все было хорошо, у него быстро стали расти лейкоциты, но потом их уровень стал падать”, – говорит Наталья. Еще месяц врачи пытались стимулировать костный мозг Сережи, но безуспешно, и мальчику потребовалась срочная повторная пересадка. Было принято решение, что Сереже пересадят его же стволовые клетки, которые были очищены и заморожены. К счастью, эта пересадка оказалась удачной и костный мозг постепенно заработал.

Перед выпиской лечащий врач Сережи признался, что не хотел браться за его лечение, когда узнал о сопутствующих заболеваниях. Израильским врачам приходилось все время тщательно следить за состоянием русского мальчика: то сбивали ему температуру, которая месяц держалась на уровне 39,5 градусов, то пришлось вырезать ему шишку, образовавшуюся неожиданно на одной руке, а затем и на другой. Однако в итоге зарубежные специалисты блестяще справились с работой, и в июне Сережа с мамой вернулись домой.

Жизнь продолжается

Первое время после возвращения из Израиля Сережа принимал лекарства, назначаемые в качестве поддерживающей терапии, через каждые три месяца исправно сдавал анализы. Сейчас он сдает их уже раз в полгода.

Несмотря ни на что, Сережа умудрился окончить школу вместе с теми ребятами, с которыми он пошел в первый класс. Конечно, в этом есть и заслуга Натальи Николаевны, поскольку она сама педагог, школьные учителя Сережи также помогали ему в освоении программы.

Сегодня Сережа учится в институте на третьем курсе и живет обычной жизнью современного студента: учеба, друзья, увлечения.

По окончании вуза он планирует стать инженером. Родители очень поддерживают сына в его увлечениях и стремлении найти хорошую работу и, конечно же, очень волнуются, как бы болезни не стали препятствием к осуществлению его мечты.

По материалам РИА Новости

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
Канат Алсеитов
Гость

Спасибо за статью!
Низкий поклон матери-Наталье Николаевне!
Сергей, надеюсь вырос прекрасным сыном и пусть жизнь его сложится счастливо и найдет свою половину! Ведь это для нас родителей самое главное!

wpDiscuz