Секс

Hornet, Grindr: взгляд на знакомства с ВИЧ+ парнями

Hornet, Grindr: взгляд на знакомства с ВИЧ+ парнями
hornet grindr, Хорнет и Гриндр

Я пользовался Гриндером, чтобы побыстрее найти себе парня, и во время поездок в незнакомые места находил с его помощью лучшие гей клубы или сауны

Я – гей, у меня есть смартфон, и стоит нажать пару клавиш, как я оказываюсь в мире разговоров, фото членов и ни к чему не обязывающего секса. Hornet, Grindr и подобные приложения преподносятся публике как предназначенные для «социального общения» – таковы требования магазинов, продающих эти самые приложения. Просто уж так то и дело случается, что «социальное общение» происходит между активом и пассивом.

Не поймите меня превратно. Я пользовался Гриндером, чтобы побыстрее найти себе парня, и во время поездок в незнакомые места находил с его помощью лучшие гей клубы или сауны, ну и конечно знакомства.
Но давайте начистоту. Я и 7 миллионов моих собратьев-пользователей Hornet или Grindr обычно открыты чуть большему, чем вежливый разговор.

Я вовсе не собираюсь обидеть тех, кто хочет просто поболтать, и только. Иногда я и сам настроен именно так. Но гораздо чаще, тем не менее, мне хочется гораздо большего.

Как бы то ни было, никогда не известно, куда нас занесут попутные ветры цифрового мира, образно говоря. Вот и я не так давно увидел фото вроде бы знакомого мне парня. Чуть поразмыслив, я понял, что не ошибся. Я то и дело вспоминал о том человеке, но думал, что никогда больше его не встречу.

Годы тому назад я подцепил парня, ненадолго приехавшего в Филадельфию, где я жил тогда и живу до сих пор. Тогда я был ВИЧ-отрицательным, а он – ВИЧ-положительным. Я сказал ему, что ничуть не волнуюсь из-за наших разных ВИЧ-статусов. И вот мы встретились. После чрезвычайно неловких попыток заняться сексом я был вынужден попросить его уйти.

Я многословно извинялся, да и чувствовал себя на самом деле ужасно. До той встречи я был убежден, что весьма прогрессивен в своих взглядах на секс; мне казалось, что я ничуть не разделял господствовавшую в обществе стигму в отношении ВИЧ-положительных людей и не стыдился их. И что же?! Я не смог. Не смог. Я просто хотел, чтобы тот парень поскорее убрался из моего дома.

Другими словами, я хотел отделаться от неловкой, неприятной, унизительной ситуации, которую сам же и создал. И лишь позднее я понял, что смущен был только я один.

Несколько месяцев спустя я получил положительный результат анализа на ВИЧ.

Скажем так: хотя я и не верю, что Бог – въедливый до тошноты вселенский судья наших поступков, но признаю, что в той ситуации присутствовала некая трагическая ирония. Еще более забавно, что годы спустя, сейчас, я пишу о той истории на TheBody.com.

А вот что не смешно. Тот случай, то, что произошло между мной и тем парнем – не отдельный, единичный эпизод.

Я – парень с ВИЧ, и я подтверждаю: нет ничего хуже, чем когда другой парень, уверивший тебя, что у него нет никаких предрассудков, начинает трястись от страха, решая, а стоит ли вообще расстегивать твои штаны. Я убежден: здоровое сексуальное самовыражение подразумевает общение, искренность и взаимное удовольствие. Секс с ВИЧ-положительным парнем – не тяжкое испытание, подтверждающее самые добрые намерения парня без ВИЧ, и не помощь убогому.

Другими словами, если вас пугает секс с ВИЧ-положительным парнем, то и не ведите себя так, словно все в полном порядке. За такой секс вам не выдадут нагрудный значок «Храбрец года». И вы точно не найдете сексуального удовлетворения на самом дне колодца, полного вашими собственными страхами и тревогой.

Однако проще сказать, чем сделать.

В конце концов, я и сам оказался в ситуации крайне неловкой сексуальной встречи. А с чего же я вообще встретился с тем парнем? Ну, мне хотелось секса и, если честно, тот парень был хорош. Очень хорош.

Поэтому, когда в этом году я встретил его в Hornet и понял, что он собирался приехать в Филадельфию, я просто был должен написать ему. Подумает ли он, что я полный придурок? Наорет ли на меня? Пошлет ли сами знаете куда (и будет полностью прав)? Поразмыслив, я упомянул, что мы встречались раньше.

«Забавно», – написал я ему, – «Мы с тобой пересеклись годы назад, и тогда я нервничал из-за твоего статуса. А через шесть месяцев, изменился и мой статус. Я часто вспоминаю о том, как неловко я вел себя с тобой, потому что до жути боялся». Я упомянул, что мы тогда с ним так и не занялись сексом – так сильно я дрожал от страха и переживал, а потом и вовсе попросил его уйти.

Это действительно был тот самый парень, и он оказался очень хорош во всех смыслах – вот что он мне ответил.

«Я не обиделся на тебя и не затаил злобу», – написал он мне.- «Мне просто тогда стало плохо от твоего невежества».

«Невежество» и есть самое верное слово. Невежество – всего лишь недостаток знаний, и иррациональный страх перед сексом с ВИЧ-положительным человеком проистекает из невежества.

Сколько бы раз мы ни утверждали, что неопределяемая вирусная нагрузка практически означает невозможность передачи вируса, сколько бы раз мы не подтверждали это вескими доказательствами, сколько бы раз мы ни говорили о PrEP (пре-контактной профилактике), как о самом эффективном средстве защиты от вируса для ВИЧ-отрицательных мужчин, сколько бы раз мы не заявляли, что секс никогда не должен восприниматься как нечто постыдное, всегда остается человеческий фактор.

Ну, вы знаете, что я имею в виду: то, что люди – сложные, противоречивые, склонные к абсурдному поведению, эмоциональные существа, находящиеся во власти инстинктов. Именно этот человеческий фактор.

Гомосексуалы находятся под шквальным огнем противоречащих друг другу призывов к профилактике ВИЧ и, в то же время, общественной стигмы. Неудивительно, что нами овладевают то страх, то похоть. Смещайте два эти ингредиента, и вы получите взрывной коктейль эмоций, бушующих во время жутких попыток социального взаимодействия.

Однако чаще от смущения и неловкости страдают те из нас, кто отворачивается от своих собственных проблем. Совершенно очевидно, что я, как и большинство парней с ВИЧ, когда-то был ВИЧ-отрицательным. И я с уверенностью говорю: когда кто-то отталкивает меня или прикидывает, не стоит ли меня «отбраковать», будь то неловкое движение или двусмысленные слова, мне все еще становится немного больно. Когда моя жизнь с ВИЧ только начиналась, такие ситуации расстраивали меня глубочайшим образом и эмоционально опустошали. Но время идет, и боль становится все слабее.

Сейчас я словно подсмеиваюсь над абсурдностью всего этого.

Или, как сказал один хороший парень, я не обижаюсь на людей, которые меня боятся: мне жаль их, потому что они живут во власти невежества.

Автор: Джош Крюгер, 14 мая 2015

Джош Крюгер – писатель и комментатор из Филадельфии, не раз получавший различные премии. Он часто затрагивает темы ВИЧ, культурных табу и предубеждений и пишет о социальных проблемах.

Перевод Ирина Ясинова, специально для Парни ПЛЮС www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
Саша Сенченко
Гость

Интересная история такая, наверное с ВИЧ инфицированными общаться несколько по другому, чем с обычными, ведь они ведут себя явно несколько иначе и выделяются на фоне остальных геев, поэтому с ними может быть очень интересно и приятно в общение)

wpDiscuz