В России будут лечить геев по личному приказу Путина?

Конверсионная терапия в России

1 июля а России вступает в силу новый порядок психиатрической помощи. Он впервые устанавливает нормативы по обеспеченности населения сексологами. Это вызвало вторую за Месяц прайда волну публикаций о внедрении конверсионной терапии в России на государственном уровне.

Действительно ли стоит опасаться, что в России возродится конверсионная терапия? Правда ли, что ЛГБТ станут «лечить» насильно? Будет ли ОМС оплачивать похищения людей для центров изучения конверсионной терапии, которые Путин поручил создать Минздраву? Редактор «Парни ПЛЮС» Ярослав Распутин предлагает снизить панику и отделить медийный хайп от реальных угроз.

Сексологи в каждый дом

Приказ о новом стандарте оказания психиатрической помощи Минздрав опубликовал ещё в октябре 2022 года. На то, что в нём впервые появилось упоминание врача-сексолога, обратили внимание государственная «Парламентская газета» (ещё в марте) и независимое издание «Черта» (в конце июня).

Согласно самому документу, кабинеты сексологов должны появиться в психоневрологических диспансерах (ПНД). Предполагается нанять по одному сексологу на каждые 250 тысяч взрослого населения. Причём нижней планки (не менее одного врача), как у психиатров, нет. Вероятно, ПНД, обслуживающие небольшие населённые пункты, могут вовсе не вводить такую ставку.

Таким образом на всю Москву должны появиться 43 штатных сексолога, на Санкт-Петербург — 19. В городах-миллионниках их будет от 4 в Перми, Волгограде и Воронеже до 6 в Екатеринбурге и Новосибирске.

Для сравнения, согласно тому же порядку только участковых психиатров должно быть по одному на 25 тысяч горожан или 40 тысяч сельских жителей. То есть в десять раз больше. Даже врачей-психотерапевтов в том же стандарте предполагается по одному на 75 тысяч населения.

В порядке рекомендации кабинет врача-сексолога указан для психиатрической больницы специализированного типа с интенсивным наблюдением — такой, куда по решению суда могут принудительно госпитализировать преступников, а также людей с угрожащими жизни психическими расстройствами. Но в штатных нормативах для такого типа больниц врачи-сексологи отсутствуют.

Поводы беспокоиться

В публикации «Парламентской газеты» приводится вольная трактовка профиля врача-сексолога. Вопреки и документу, и МКБ-10, и здравому смыслу думское издание включило гомосексуальность в профиль работы кабинета сексолога:

Помощь такого специалиста необходима, если человек хочет избавиться от фригидности, импотенции, или таких нарушениях сексуального поведения, как фетишизм, мазохизм, садизм, эксгибиционизм, и даже при таких, мягко говоря, нестандартных предпочтениях, как аутоэротизм, гомосексуализм, зоофилия.

— Из публикации «Парламентской газеты».

«Черта» отмечает, что приказ датируется серединой октября прошлого года — это самый разгар анти-ЛГБТ кампании. В то время проект закона о тотальном запрете «пропаганды» уже ждал в Госдуме финального одобрения. Этот факт, нынешнюю трансфобную панику и заявление пропагандистов «Парламентской газеты» журналисты издания восприняли как намёки на введение конверсионной терапии. Дополнительного страха нагоняет факт, что врач-сексолог, согласно стандарту, сможет применять принудительное лечение.

К опасениям журналистов осторожно присоединяется юристка ЛГБТ-группы «Выход» Ксения Михайлова. Она подчёркивает: документ не вводит конверсионную терапию, но ощущения безопасности это не даёт.

«…возникают обоснованные опасения, что подобные специалисты не будут следовать МКБ-10 и современным протоколам лечения. Они действительно могут применять какие-то аспекты конверсионной терапии. Само по себе наличие сексолога — это хорошо, но, я боюсь, что в Российской Федерации это может применяться скорее во вред, чем на пользу пациентам», 

— Ксения Михайлова, юристка ЛГБТ-группы «Выход». 

О том, что в этом документе можно увидеть «косвенные признаки» возвращения конверсионной терапии, пишет и медиа о психологии и психиатрии «Чистые когниции»:

Важно подчеркнуть: точных данных, что конверсионная терапия возвращается, нет. Мы фиксируем только косвенные признаки и видим опасения правозащитников, учитывая принятый закон о полном запрете так называемой “ЛГБТ-пропаганды” и принятый в первом чтении закон о запрете смены пола.

— «Чистые когниции» в ответ на публикацию «Черты».

Вслед за «Чертой» заметки о потенциальном появлении сторонников конверсионной терапии в каждом ПНИ стали активно распространять независимые СМИ. Среди них, например, Wonderzine, Moscow Times и ряд других. 

Путинские центры конверсионной терапии

Эти сообщения накладываются на другую недавнюю тему для тревоги. 14 июня в ходе обсуждения законопроекта о запрете трансгендерного перехода в Госдуме РФ выступил министр здравоохранения Михаил Мурашко. Он получил резкую критику за негативный отзыв, который министерство написало на трансфобный законопроект.

В ходе публичной порки, которую устроили министру депутаты, не имеющие отношения к медицине, выделился Анатолий Вассерман. Этот депутат уже поддерживал конверсионную терапию раньше и задал соответствующий вопрос. Его волновало, будет ли Минздрав «приводить в норму» идентичность трансгендерных людей. Нетрудно догадаться, что речь идёт о конверсионной терапии, призванной заставить человека принять приписанный при рождении гендер. Эффективных методов такой терапии не существует.

Депутат Вассерман поддержал конверсионную терапию

Министр Мурашко ответил Вассерману размыто, но утвердительно. Он сказал, что по поручению президента Минздрав развивает в федеральном центре психиатрии дополнительный институт для изучения «не только этих, но и ряда поведенческих направлений». Вслед за некоторыми правозащитниками СМИ интерпретировали это заявление как прямой указ Путина развивать в стране конверсионную терапию.

Такого поручения не было

По крайней мере, никаких убедительных доказательств, что Путин или кто-либо ещё поручил разработать в России конверсионную терапию на базе государства, нет. На то, что новость о таких центрах «высосана из пальца», обратил внимание ЛГБТ-правозащитник Игорь Кочетков в своём телеграм-канале.

В конфликте между Минздравом и Госдумой вокруг «запрета смены пола» Мурашко взял на себя роль мальчика для битья. Он как мог отбрехивался от абсолютно безумных и почти нечленораздельных вопросов депутатов, в том числе от вопроса Вассермана. Ключевым в его ответе надо считать упоминание Путина: мол, не лезьте не в свое дело, господа депутаты. Я тут подчиняюсь непосредственно президенту. Ответить надо было так, чтобы от него и от Минздрава хотя бы на время отстали. Что он и сделал. <…> Министр ответил так, чтобы каждый услышал именно то, что хотел услышать. 

— Написал Игорь Кочетков.

Но новость, что Путин поручил заниматься конверсионной терапией, рассуждения Кочеткова не остановили. Сработал эффект кликбейта, который «удачно» лёг на общую невротизацию ЛГБТ-сообщества. К тому моменту тема о запрете трансгендерного перехода и законодательном отказе от медицинской помощи трансгендерным людям обсуждалась уже почти два месяца. Каждый новый повод привлекал ажиотажное внимание со стороны ЛГБТ-аудитории, да и сами журналисты тоже услышали «то, что хотели услышать» в словах Мурашко.

«Парни ПЛЮС» также опубликовали эту новость, и на момент написания текста только в Телеграмме ею поделились 511 раз. Это примерно в 10 раз больше, чем у других публикаций. В таких условиях срабатывает когнитивное искажение. Когда многие указывают одну пугающую трактовку, легко поддаться алармизму и не подвергнуть новостной повод сомнениям.

Это не значит, что конверсионную терапию в государственных центрах изучать точно не будут. Но как минимум говорить, что точно будут — серьёзное преувеличение.

Перевоспитать гея за час

Вернёмся к злополучным сексологам, которые с завтрашнего дня должны появиться в ПНД по всей России. Нет ли и здесь поводов сомневаться в алармистской риторике? Есть, и этих поводов даже слишком много.

В первую очередь стоит проверить соответствие сил средствам. Конверсионная терапия — не просто преступление против человечности и медицинской этики, но преступление, требующее больших ресурсов.

В мае этого года трансгендерная женщина Ада Блейквелл рассказала, что смогла сбежать из «реабилитационного центра», где её пытались «вернуть к природному полу». Это закрытое учреждение, в котором похищенные люди живут месяцами.

Чтобы организовать подобное на государственном уровне, конверсионную терапию нужно проводить в психиатрических больницах в условиях стационара. Но кабинет врача-сексолога появляется в совершенно других, амбулаторных условиях. В ПНД возможности сексолога ограничиваются беседой и назначением лекарств.

Для системной государственной конверсионной терапии нужны совершенно другие условия. Врач-сексолог должен появиться в штатном расписании психиатрических больниц — с чётким нормативом, как подсчитать количество необходимых специалистов. Ни в одном из видов психиатрических стационаров по новым стандартам такого нет. Как нет и оборудования для сексологов. В то время как в стандарты для ПНД включили даже медицинские фаллоимитаторы.

Ещё один принципиально важный момент касается добровольности. Любой пациент должен давать согласия на вмешательство — и в большинстве случаев рекомендации врача можно проигнорировать.

t.me/parniplus
[adrotate group="1"]

Конверсионная терапия… для педофилов?

Здесь пришло время поговорить про пункт о применении мер принудительного характера. Он действительно есть в правилах организации деятельности кабинета врача-сексолога. Однако важно понимать: у этой формулировки есть строгое юридическое значение. Речь идёт о статье 97 УК РФ. Принудительные меры медицинского характера назначаются судом вместо наказания в ряде случаев, один из которых — педофилия. А это как раз профиль врача-сексолога.

УК РФ Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера

  1. Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам:

<…>

д) совершившим в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости.

— из уголовного кодекса РФ.

Часть методов, которыми психиатры, сексологи и психологи пытаются бороться с педофильскими наклонностями, в широком смысле можно было бы назвать конверсионной терапией. Либо сравнить с ней, ведь речь идёт о том, чтобы «исправить» желания пациента. Как и с конверсионной терапией в прямом смысле слова, этот подход имеет существенный недостаток: он не работает. Так как на кону безопасность детей, современные исследователи настаивают на более эффективных методах, а именно — повышении самоконтроля у педофилов, в том числе с помощью изоляции от детей.

И хотя история с педофилами косвенно подтверждает бесполезность конверсионной терапии, это тема для отдельной статьи. Вероятно, даже в другом СМИ.

Не серьёзнее глицина

Наконец, препятствием для назначения конверсионной терапии остаётся международная классификация болезней X пересмотра, обязательная в России. На это обращает внимание психиатр и сексолог Дмитрий Орлов. Его комментарий по поводу нового порядка приводят «Чистые Когниции».

Я знаю, что этот документ готовился задолго до появления запрета «смены пола», поэтому лично я не связываю эти формулировки как законодательную основу для принудительного лечения ЛГБТ+ людей. Но формулировки действительно можно трактовать по разному. В этом случае, врач должен оставаться врачом и исходить не из того, как он лично трактует «психическое расстройство, связанное с половым развитием и ориентацией, расстройствами половой идентификации и сексуального предпочтения», а диагнозами в МКБ. Ее никто не отменял, хотя желающие есть. Здесь я вижу потенциальный риск, если убеждения врача будут толкать его к отказу от профессиональной тактики в сторону политического запроса. Но даже при этом будет сложно найти соответствующий диагноз.

— Дмитрий Орлов, психиатр, сексолог.

Российская медицина действительно не всегда следует международным протоколам. Мы знаем множество примеров от применяемой только в России «Элпиды» до целого диагноза, существующего только в пост-СССР: вегето-сосудистой дистонии. К тому же документ даже не требует, чтобы в кабинете врача-сексолога работал настоящий врач-сексолог — то есть окончивший соответствующую ординатуру или хотя бы переучившийся психиатр. Согласно вступающим в силу стандартам, в кабинет сексолога можно будет нанимать обычного психиатра.

Так как сексология всё-таки остаётся разделом психиатрии, далеко не обязательно, что такой психиатр будет плохо разбираться в этих вопросах. В конце концов, именно психиатры руководят процессом трансгендерного перехода в России — да так успешно, что поток в три тысячи сменённых документов за четыре года до одури напугал Госдуму в полном составе.

Но и невежественный в сексологии психиатр вряд ли сможет нанести серьёзный вред, сидя в своём кабинете в ПНД. В конце концов, по стандарту его участок составляет 250 тысяч человек — и он обязан будет лечить их от импотенции и вагинизма.

Самый негативный вариант реализации именно этого документа: в кабинете сексолога принимает врач-психиатр, который последний раз полноценно обучался сексологии в период действия МКБ-9 и все остальные классификации не признает. Еще он мастерски владеет гипнозом и может подобрать уникальную комбинацию из фенибута, пирацетама и глицина, которая поможет при вегетососудистой дистонии.

— Заключает Дмитрий Орлов.

Риски преувеличены

Похоже, ЛГБТ и союзники «дуют на воду» и готовятся к удару с любой стороны. И поглощают тонны контента про потенциальные опасности, подогревая ажиотаж. Опубликованный стандарт, очевидно, возник в Минздраве естественным образом. То, что министр подписал его в разгар гомофобной истерии — явное совпадение. Документ на 250 страниц, касающийся системы организации психиатрической помощи, не могли подготовить так быстро, подгадав под запрет «пропаганды». Тем более иначе Минздрав или депутаты не упустили бы случая на это указать.

Как и прежде, психиатрия остаётся проблемной зоной здравоохранения, а наткнуться на гомофобного, трансфобного и в других вопросах некомпетентного специатисла в ПНД было легко всегда. В то же время обязательств что ходить к врачу-сексологу, что соблюдать его рекомендации у ЛГБТ-людей не появляется.

Мы уже рассказывали, как в России практикуется конверсионная терапия. Большинство пострадавших от неё — ЛГБТ-подростки, а источником насилия выступают почти всегда родители. В отличие от врачей, родитель или опекун — человек с властью, иногда слишком большой. При этом взрослые часто обращаются за методологической помощью к религиозным деятелям либо в частные психиатрические больницы. Встаёт вопрос: может ли появление сексологов в ПНД стать дополнительной угрозой для детей?

Опасны ли сексологи детям?

Психоневрологические диспансеры не делятся на взрослые и детские, но специалисты внутри — делятся. Для детей и подростков есть отдельные психиатры и психотерапевты. Причём пропорционально их больше, чем у взрослых. Если на каждого «взрослого» психиатра приходится участок в 25 тысяч потенциальных пациентов, то на «детского» — всего 15 тысяч. Для психотерапевта эта цифра снижается до 12 тысяч. Выходит, коллектив детских специалистов довольно большой, занимается при этом большим спектром вопросов. В таких условиях шанс, что родители, приводящие «лечить» ребёнка от влияния ЛГБТ-секты, попадут на адекватного специалита, который ребёнку не навредит, могут быть довольно высоки.

В случае же со «штучным» сексологом выбора у ребёнка будет немного. При этом политизированный вопрос ЛГБТ-повестки, занимающий заметную часть и в сексологии, вряд ли оставит такого специалиста равнодушным. Каковы шансы, что в официальные бюджетные сексологи пойдут апологеты конверсионной терапии из частных «рехабов», неизвестно.

Стоит отметить, что норматив сексологов вообще не учитывает детское население. Да, согласно этому же стандарту, врач-сексолог может консультировать своих коллег в сфере своей компетенции. Но распространяется ли это на работу с детьми, из документа неясно.

И всё-таки это предположение также остаётся лишь гипотетической возможностью. Никаких свидетельств, что у сексологов появится лазейка для работы с подростками, в новом порядке оказания психиатрической помощи нет. Сами же сексологи, решившие проконсультировать родителей о конверсионной терапии, рискуют оказаться в центре скандала. Либо они покажут себя как некомпетентных, либо — как сторонников ЛГБТ-пропаганды.

«Исправить гея»: как в России практикуется конверсионная терапия

Конверсионная терапия в России никуда не исчезла

При обсуждении громких новостей по-настоящему важные вещи часто могут остаться незамеченными. В вопросах о конверсионной терапии это — проблема бесконтрольных «реабилитационных» центров.

История Ады Блейквелл, которую мы сегодня уже вспоминали, похоже, типичная для подобных учреждений. Родители, «заботясь» об отпрысках, запирают своих детей наедине с калечащим опытом насильственной «смены» ориентации или гендера. 

Этот часто полулегальный бизнес, вероятно, приносит значительно больше денег, чем комиссии по трансгендерному переходу. И хотя появление сексологов в ПНД скорее всего никак не отразится на правах ЛГБТК+ и доступе к лечению, подогреваемая государством моральная паника о гомосексуальности и трансгендерности создаёт золотую жилу для подобных дельцов.

Ярослав Распутин.

Курт Фройнд: учёный, который хотел лечить геев, а доказал природность ориентации

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

[adrotate group="5"]

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово
Яндекс.ДЗЕН | Youtube
БУДЬТЕ В КУРСЕ В УДОБНОМ ФОРМАТЕ