Дискриминация

Пять самых известных жертв советской статьи за «мужеложество»

Пять самых известных жертв советской статьи за «мужеложество»
Зиновий Корогодский

В этом году ЛГБТ-сообщество будет отмечать 25-ую годовщину декриминализации гомосексуальности в России. 27 мая 1993 первый российский президент Борис Ельцин подписал Указ об отмене печально знаменитой 121-й статьи Уголовного Кодекса РСФСР, каравшей за добровольный секс между мужчинами. Напомню, за «мужеложество» (половое сношение мужчины с мужчиной) полагалось уголовное наказание в виде лишения свободы до пяти лет.

История отношения советской власти к гомосексуалам – стремительно разыгранный сюжет от прекращения большевиками традиционного для царизма уголовного преследования гомосексуальных мужчин в 1918 году до катастрофы, разразившейся в 1934-м: тогда в уголовное законодательство была вновь введена ответственность за «мужеложество».

Сколько человек пострадало от антигомосексуальной статьи за почти шесть десятилетий, доподлинно до сих пор неизвестно: главным образом потому, что в последовавшем после 34-го Большом Терроре  жертвы гомофобии растворились в сотнях тысячах репрессированных. Разными исследователями называются цифры от 25 000 до 250 000 осужденных за гомосексуальность. Реалистичнее всего выглядит цифра 60 000 пострадавших – именно ее озвучивает Дан Хили, оксфордский историк-славист, исследователь ЛГБТ в СССР, автор пока единственной в своем книги «Гомосексуальное влечение в революционной России». Среди тысяч безвестных жертв сначала 154, а затем 121 статьи УК есть буквально несколько звучных имен, знаменитых каждый в своей области людей, репрессированных за ориентацию – хотя в некоторых случаях гомофобное преследование было удобным поводом политической мести или нейтрализации бунтарей.

Вадим Козин (1903 – 1994)

Певец, виртуоз романсов, советская эстрадная звезда 1930-50-х. Первый арест Козина случился в 1944-м году: согласно легенде, фактической причиной был личный конфликт артиста со всесильным главой НКВД Лаврентием Берия. По другим источникам, открытый (насколько это возможно) гомосексуал, Козин в течение десяти лет рисковал свободой. Особым совещанием он был приговорен за «мужеложество» к 8 годам колымских лагерей.

Пять самых известных жертв советской статьи за «мужеложество»

Певцу повезло: его не отправили на убийственные «общие работы», он участвовал в лагерной самодеятельности и был освобожден досрочно в 1950-м. Вернувшись «на материк», Вадим Алексеевич снова давал концерты, жил богемной жизнью, окруженный поклонниками. В 1959-м Козина арестовали повторно по той же статье: словно в жутком дежа-вю повезли снова в колымский лагерь, где певец провел восемь лет. Выйдя из заключения, пожилой Козин решил остаться в Магадане, много пил, дожил до 91 года, так и не вернувшись на сцену.

Сергей Параджанов (1924 – 1990)

Кинорежиссер и художник, гений поэтического кинематографа, автор фильмов «Ашик-Кериб», «Цвет граната», «Тени забытых предков». Впервые молодого кинематографиста привлекли по «позорной» статье в 1948 году в рамках «дела Микавы» (главы Грузинского общества культурных связей Николая Микавы).

Самое интересное, что по собственным воспоминаниям 24-летний Параджанов своей гомосексуальности на допросах и не скрывал: армянскому нонконформисту на протяжении всей жизни было наплевать на ханжеские предрассудки и мнение посторонних людей. Первый срок составил всего год с парой месяцев: подчиняясь работе невидимых механизмов партийных интриг, кассационная коллегия Верховного суда СССР отменила пятилетний приговор. Параджанову, как и Козину, предстоял второй арест и заключение, куда более страшное.  В декабре 1973 года во время визита к больному тифом сыну в Киев его арестовали и предъявили обвинения в «совращении мужчин» и «организации притона разврата».

Читайте также:   Проблема гомофобии в русскоязычном Интернете

Пять самых известных жертв советской статьи за «мужеложество»

Всемирно известный режиссер получил максимальный срок – 5 лет в исправительно-трудовой колонии. В «зоне» он, разумеется, попал в категорию «опущенных» – самую бесправную и мучимую всеми группу заключенных, ядро которой всегда составляли гомосексуалы. Режиссер в лагере заболел сахарным диабетом, пытался покончить с собой. В одном из писем открыто писал: «…Часто пухну от голода. Лиля Брик прислала мне колбасу салями, конфеты французские. Все съели начальник зоны и начальник режима, я же нюхал обертки. Работаю уборщиком в цехе. Недавно кто-то специально залил водой цех. Всю ночь, стоя в ледяной воде, ведрами выгребал воду. Харкаю кровью. Неужели это мой конец? Я скучаю по свободе. Где я — это страшно!».

Геннадий Трифонов (1945 -2011)

Писатель, поэт. Начинавший свою литературную карьеру секретарем у известных писателей (Ольги Берггольц, Веры Пановой, Давида Дара), Трифонов был «открытым геем» – опять-таки, насколько это было возможно в условиях подпольных вечеринок и «плешками» с их милицейскими облавами, юношами-проститутками и грабителями-«ремонтниками». Трифонов также был своим в диссидентской среде. По этой причине (точнее – за участие в самиздатовском поэтическом сборнике в поддержку Солженицына) его и «взяли» в 1976-м.

Органы думали недолго: Трифонов пошел по 121-й. Как он рассказывал в конце жизни в интервью журналу «Собака.ru», «нашли какого-то мальчика-наркомана, которого я впервые видел. На суде он сказал, что я к нему приставал, склонял к гомосексуальным отношениям. Все слушание длилось минут пятнадцать: меня обвинили и посадили». Отсидел четыре года, которым посвящены тексты «Тюремное письмо» и «Клетка» (роман о гей-любви в зоне).

Писательница и культуролог, одна из первых советских ЛГБТ-активисток Ольга Жук, хорошо знавшая Трифонова, довольно безжалостно написала о нем в своих мемуарах «Строгая девушка»: «Геннадий Трифонов – подлинная жертва режима. Он не был рожден героем, он был заурядным гомсексуалом, правда, любящим молодых мальчиков, натуралов, не геев. Он не обладал мужеством сопротивляться шантажу и пыткам. 9 августа 1980 года, отсидев положенный срок, Трифонов вернулся в родной Ленинград. Город встретил его сдержанно. Друзья – неприветливо. На работу было не устроиться».

Лев Клейн (род. в 1927)

Археолог, антрополог, один из основателей в Европейского университета в Петербурге. Блестящий интеллектуал, у которого выходило неприличное для советского ученого количество научных публикаций за границей, не мог не привлечь недоброжелательного внимания властей.

Читайте также:   На Красной площади неизвестные побили парня с плакатом "Я гей, обними меня!"

В марте 1981 года он был арестован по обвинению в мужеложестве и хранении порнографии (которую «нашли» с нарушением всех процессуальных норм). В книге воспоминаний «Перевернутый мир» Клейн рассказывает, что в СИЗО уголовники провели собственное расследование по его делу, поскольку это имело значение для дальнейшего статуса Клейна: на основании своего опыта татуированные «законники» пришли к мнению, что обвинение не соответствовало действительности. Это сделало жизнь Клейна в тюрьме и лагере более сносной, чем у тех же Параджанова и Трифонова.

Зиновий Корогодский (1926 – 2004)

Театральный режиссер, легендарный худрук ленинградского ТЮЗа, сделавший театр одним из самых новаторских и успешных в городе и стране. Зиновий Яковлевич, будучи уже пожилым человеком, в 1986-м году был судим по статье “за мужеложество”.

мужеложество
Зиновий Корогодский

Подробности его заключения практически неизвестны: вышел режиссер раньше срока и в своих воспоминаниях об этом горьком опыте почти не говорил. Надо сказать, что Корогодский был последним «крамольным» деятелем культуры, с кем советская партийная элита расправилась с помощью статьи за «мужеложество».

 

***

Трагические судьбы известных узников 121-й обладают одним преимуществом: мы хотя бы о них знаем. Тысячи жертв, осужденных за “мужеложество” до сих пор в абсолютном большинстве своем неизвестны и не отомщены. После ельцинской декриминализации находившиеся на тот момент по 121-й в местах лишения свободы гомосексуалы не были немедленно освобождены (они либо досидели до «звонка», либо освободились условно-досрочно в течение последовавших трех лет). Десятки тысяч привлеченных за добровольные гомосексуальные связи до сих пор не признаны жертвами политических репрессий – как это сделано, например, с репрессированными гитлеровским нацизмом немецкими геями.

Другая страшная тема – положение гомосексуальных и бисексуальных мужчин в сегодняшней пенитенциарной системе: сложившаяся в неволе начиная с 30-х кастовая система, в которой «опущенные» находятся в самом низу, подвергаются избиениям и изнасилованиям, в этой категории заключенных рекордное количество суицидов и убийств. Единственное сегодня повествование «опущенных» от первого лица – это телеграм-канал «Барак № %», который анонимно ведет прямо из одной из колоний молодой парень. Но положение ЛГБТ-людей в нынешних тюрьмах и других местах лишения свободы – отдельная тема, требующая целой серии статей, хотя и генетически связанная с советской охотой на геев и лесбиянок.

Артем Лангенбург

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово

Из этой же рубрики

avatar
1000