Жизнь с ВИЧ

“Отложенная победа: Как СПИД изменил жизнь геев в Америке”

Группа ACT UP имела огромное значение, поскольку привлекала своими яркими демонстрациям внимание СМИ к проблеме СПИДа. Организация породила целый ряд активистов, которые позже работали внутри системы в качестве потребительских консультантов в научно-исследовательских комитетах при Национальном институте здравоохранения

Предисловие. В этом материале вы сможете лучше узнать об истории развития ВИЧ активизма в США, несмотря на то что в статье описывается небольшая часть и в большей степени влияние такой известной организации как ACT UP, для читателя, возможно будет интересно узнать о методах и действиях которые использовали активисты.

 

Как знать, возможно, настал тот момент, когда ВИЧ активисты должны снять галстуки и перестать вести бесконечные переговоры. Все мы знаем, что в скором времени пройдет 19 международная конференция по СПИДу в Вашингтоне и такие конференции это большая возможность действовать и привлекать внимание к проблемам в наших странах.

 

Евгений Писемский

 

 

 

Автор: Джон-Мануэль Андриоте

Опубликовано: 6 апреля 2012 г.

 

Когда получаешь электронное письмо от Ларри Крамера (ред. известный ВИЧ активист), в котором говорится, что ты его расстроил, чувствуешь себя так, как будто наступил твой личный Судный день – и Бог настроен отнюдь не благодушно.

 

Ларри Крамер остался недоволен моим комментарием к недавней статье обозревателя New York Times Франка Бруни о готовящемся к выходу документальном фильме “Как выжить во время чумы” репортера Дэвида Франса об ACT UP, группе протеста против СПИДа. Вот что я написал:

 

Группа ACT UP имела огромное значение, поскольку привлекала своими яркими демонстрациям внимание СМИ к проблеме СПИДа. Организация породила целый ряд активистов, которые позже работали внутри системы в качестве потребительских консультантов в научно-исследовательских комитетах при Национальном институте здравоохранения.

 

Но при всем внимании к ним со стороны СМИ, трудную работу по налаживанию отношений между политическими лидерами и учеными взяли на себя адвокаты прав геев и лесбиянок в костюмах и галстуках — в том числе бывшие члены ACT UP — которые предпочли проводить встречи в Вашингтоне, а не разбрасывать пепел от трупов на лужайке перед Белым домом. На самом деле, между этими ребятами и членами ACT UP, которые иногда выходили за принятые пределы выражения протеста, постоянно происходили столкновения — например, когда адвокатов сковали цепями во время встречи с представителями Центра по контролю заболеваний.

 

В любом случае, они заслужили признание за ту роль, которую сыграли за те короткие пять или около того лет в войне с чумой, длящейся уже 31 год. Но нельзя забывать и о тех многих-многих людях, которые работали не меньше и тоже использовали любые возможности, чтобы выступать и говорить от лица своих сообществ по всей стране.

 

Крамеру не понравилась мое мнение о том, что славные дни ACT UP закончились в начале 90-х и что группа брала своей способностью привлекать внимание СМИ и не обладала “политической” силой, в плане привлечения ресурсов или обеспечения голосов, чтобы повлиять на законодательство. Он имел в виду что, возможно, группа, образованная в марте 1987 года в ответ на его речь, произнесенную в нью-йоркском Общественном центре для геев и лесбиянок, все-таки не потеряла свою силу.

 

Даже несмотря на то, что в эти дни мы отмечаем 25-летие этой речи и образования первоначальной группы ACT UP в Нью-Йорке, возможно, кому-то кажется, что те славные дни были буквально вчера, что вполне понятно. Но я напомнил Крамеру, что моя оценка развала группы была отчасти основана на интервью с ним 1995 года, когда он посетовал, что ACT UP была захвачена теми, кого он называл “сумасшедшими”.

 

Даже члены ACT UP думали, что сам Крамер сошел с ума, когда в 1990 году он призывал устроить беспорядки во время международной конференции по СПИДу в Сан-Франциско. К тому времени ACT UP уже распадалась из-за разногласий по поводу приоритетов и вопросов о том, не исчерпала ли себя политика прямого действия. Всего через пару недель после того, как не состоялись беспорядки в Сан-Франциско, Донна Минковитц, которая пишет о проблемах лесбиянок, заявила в Village Voice, что ACT UP стоит на “перепутье”. В своем биографическом очерке о группе она сообщила, что ACT UP на самом деле изо всех сил пытается сдерживать свои внутренние разногласия.

 

13 сентября 1990 года ACT UP/Сан-Франциско разделилась на два отделения: АСТ UP/Голден Гейт, чья деятельность была направлена на лечение, и ACT UP/Сан-Франциско, которая осталась верна цели проведения широких социальных преобразований, выходящих за рамки оказания давления на медицинскую науку с целью поиска лекарства от СПИДа. Подразделение ACT UP, под названием Мать-церковь (Mother Church), находящееся в Нью-Йорке, разделилась из-за тех же самых разногласий. В 1992 году видные представители центрального Комитета по лечению и данным покинули группу и сформировали Инициативную группу по лечению – Treatment Action Group (TAG).

 

Задолго до этого в консультативную группу пригласили гражданских ученых, которым была предоставлена возможность повлиять на медицинские исследования в области ВИЧ в Америке – к счастью для огромного количества людей – другие представители и сторонники геев и лесбиянок с ВИЧ/СПИДом работали в Вашингтоне круглыми сутками, чтобы предоставить адекватный и точный ответ на СПИД.

 

Эти активисты в костюмах и галстуках работали во влиятельных национальных организациях, таких как Американская ассоциация общественного здравоохранения, а также за Кампания по борьбе за права человека, Национальная оперативная рабочая группа по делам геев и лесбиянок или Комитет действий по СПИДу (известная сегодня как СПИД United), которые выступали от имени местных СПИД-сервисных организаций по всей стране.

 

Работая совместно с коалицией НОРА (Национальной организацией по борьбе со СПИДом), эти активисты в 1990 году добились принятия закона Ryan White CARE Act, согласно которому в распоряжение сообществ по всей Америке поступили сотни миллионов долларов, направленные на развитие услуг по уходу и поддержке. В том же году они одержали еще одну важную победу – в то время, когда ACT UP разваливалась – они смогли оградить людей с ВИЧ/СПИДом от дискриминации, добившись принятия Закона об американцах-инвалидах (Americans with Disabilities Act -ADA).

 

Для Ларри Крамера и многих других сторонников прямого действия, лоббисты прав геев, работающие в Вашингтоне, были не более чем подхалимами, подлизывающимися к системе.

 

Но и сам ACT UP воспринимался Вашингтоном неоднозначно. Кристина Джебби, первый советник президента Билла Клинтона по вопросам СПИДа, сказала мне: “Я думаю, что гнев, выраженный протестами ACT UP был очень полезен. Благодаря им происходила парадоксальная вещь: на их фоне сторонники тех же идей, одетые в костюмы и галстуки, неожиданно выглядели прекрасными и разумными. Группа проложила путь к началу некоторых обсуждений, которые в ином случае было бы сложнее начать”.

 

Тим Уэстморленд, который был главным советником Подкомитета Палаты представителей по вопросам здравоохранения и окружающей среды, участвовал в обучении политическим вопросам Ларри Крамера и других активистов и сторонников геев и лесбиянок в первые годы начала эпидемии СПИДа. В своем интервью в 1995 году он описал группу ACT UP как “своего рода вспышку, которая уже меркнет”. Он сказал:

 

Большая часть группы ACT UP находится в тех избирательных округах, которые уже склонны поддерживать решения по вопросам СПИДа. Они не завоевывали симпатию сельских поселений Джорджии и не пикетировали администрацию [бывшего представителя республиканской партии от Калифорнии] Билла Деннемейера в округе Орандж. Они обычно привлекали внимание людей, которые уже относились к ним сочувственно. Для политики Вашингтона это не имеет большого значения.

 

Эти две “стороны” были явно необходимы. Уличные активисты заставляли СМИ сосредоточиться на проблеме СПИДа, используя яркие, как будто специально созданные для телевидения демонстрации, в то время как лоббисты помогали писать законы, обеспечивая многое из того, к чему призывали протестующие. Все они играли жизненно важную роль. Так же, как движение за гражданские права черных включало “Черных пантер” и NAACP, движение против СПИДа включало людей, которые устраивали акциях протеста, и людей, которые “устраивали собрания”.

 

История чествует героев, и Ларри Крамер поистине является героем. Но за свою более чем 25-летнюю деятельность по освещению проблемы СПИДы я имел честь знать многих героев борьбы с эпидемией СПИДа. Не все из них были столь видными или громкими, как Крамер и ACT UP, но внесенный ими вклад, та цена, которую они заплатили за свою деятельность, риски, на которые они шли, были не менее реальными.

 

При всем уважении к Крамеру и членам ACT UP, моя работа в качестве летописца эпидемии заключается не в том, чтобы полировать статуи героев, а в том, чтобы способствовать тому, чтобы история по достоинству оценила всех людей, совершающих героические поступки. Думаю, можно сказать и так: “Я всегда буду начеку”.

 

 

 

По материалам huffingtonpost.com

Перевод www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
wpDiscuz