Жизнь с ВИЧ

Вирусованая жизнь. «Жизнь со знаком плюс – не диагноз, а начало новой жизни»

Я понимаю, что, несмотря на диагноз, у меня человеческие желания: любить и быть любимым. Не скрою, даже с ВИЧ-статусом знакомств с парнями было у меня много

Моему собеседнику чуть больше 20 лет. Он работает, стремится реализовать себя и в жизни не отличается от сотни молодых, таких же целеустремленных и креативных девушек и парней Екатеринбурга. Мой собеседник старается не обращать внимание на свой ВИЧ-статус. Для него это не приговор, а трамплин к новой жизни. Свою историю он мне рассказал за столиком в небольшом уютном кафе. Мой собеседник не плакал, не паниковал. Во время рассказа он лишь повторял одну фразу: «Мне еще нужно столько всего успеть сделать»!

 

Вместо пролога

 

«Когда тебе в 19 лет ставят диагноз ВИЧ-инфекция – ты не плачешь, не испытываешь состояние шока, а просто начинаешь жить, как робот. Двигаешься, дышишь по программе и ждешь…Чего? Наверное, удачи и немного везения. В моей life-истории слишком много правды, чтобы она была вымыслом. Для кого-то, возможно, моя жизнь – урок на будущее, а для меня – судьба, которую я выбрал по собственной неопытности и глупости. Итак…»

 

Начало конца

 

Как я уже говорил – это произошло со мной на 19 году жизни. Было теплое, прекрасное весеннее утро… Романтика! Мне ужасно в 9 утра захотелось откушать роллов. Но есть одному роллы – это все равно, что похмеляться с зеркалом. Поэтому к японской кухне тем весенним утром я решил приобщить своих друзей. Но от роллов, как и от наслаждения весенним ароматом, витавшем в то утро в воздухе, меня оторвал телефонный звонок. Это звонили специалисты из лаборотории нашей горбольницы. Туда несколько дней назад меня заставила сходить моя бабушка.

 

Пока в телефонной трубке сотрудники лаборатории мне говорили о том, что возможно я ВИЧ инфицированный, мне хотелось верить, что это все чей-то розыгрыш. Но, ни Валдиса Пельша, ни цветов не было. Вскоре я вновь сидел в пропавшем хлоркой коридоре лаборатории горбольницы. Врачи сказали, что я действительно ВИЧ – инфицированный. Диагноз подтвердился…

 

Помню той весной, как-то по-особому сирень цвела. Я смотрел на нее и понимал, что этот цвет недолговечен. Как, возможно, и моя жизнь. Но, несмотря на фатальный диагноз для 19-летнего парня, надо было продолжать жить. Поэтому я начал свое самообучение по трехбуквенной теме ВИЧ…

 

Да здравствует «Тема»

 

Сейчас, глупо кого-то винить, в том, что произошло в твоей жизни. Просто ты анализируешь, почему именно тебе судьба уготовила эту участь. Вращаться в гей среде я начал с 16 лет. Моя более или менее регулярная половая жизнь началась в 18. Да здравствует Интернет – сводник девственников и похотливых самцов. Благодаря знакомствам на различных сайтах за короткий промежуток времени я успел все: испытать прелести секса, найти друзей по интересам и даже влюбится. В общем, стандартный набор чувств для совершеннолетнего парня. Увы, тогда Интернет я не воспринимал как веб-пособие для изучения инфекций и вирусов – верных спутников разнообразной сексуальной половой жизни молодого парня. Помню лишь рекламу о том, что якобы Атлантида погибла от ВИЧ. Страшно, конечно. Но как это произошло в рекламе не сказали. Поэтому на нее должного внимания я тогда не обратил. С завидной регулярностью я продолжал испытывать острые ощущения без латекса и прочих контрацептивов. Когда испытываешь оргазм о последствиях как-то не задумываешься. Особенно если к звездам тебя уносит человек, которому ты доверяешь и не сомневаешься в его безупречном здоровье.

 

Кстати, он испытал настоящий шок, когда узнал, что является носителем ВИЧ-инфекции. Конечно, иногда закрадывается мысль в мою светлую голову, что, возможно, о своем диагнозе он догадывался. Но – это лишь моя теория, доказывать которую сегодня уже не имеет смысла. Выходит, если бы не моя бабушка все так бы и продолжалось. Мы бы ничего не знали, продолжали бы плодиться и размножаться, пополняя армию инфицированных.

 

Жизнь под грифом ВИЧ

 

Я понимаю, что, несмотря на диагноз, у меня человеческие желания: любить и быть любимым. Не скрою, даже с  ВИЧ-статусом знакомств с парнями было у меня много. Цели были разные: с одними секс в приступах похоти и разврата, с другими знакомился для создания теплых дружеских отношений, ну а с некоторыми хотелось построить семью. Но своей любви в гей-среде, о которой мечтал с детства, пока я так и не встретил. Но надежда умирает последний, да и в чудеса я верить не перестал. Хочу отметить, что мои потенциальные секс-партнеры знают о моем диагнозе. Я не в праве решать за кого-то такие вещи: навязывать догму что не так страшен ВИЧ, как его малюют. У каждого своя голова на плечах, каждый сам для себя решает: боятся ли ему людей с ВИЧ-инфекцией, как огня, или методом логических рассуждений понимать, что есть что.

 

Конечно, в клубах при знакомстве я никому не говорил: «О, слушай, знаешь у меня ВИЧ! Пойдем тусанем на ночь!». Потенциальных секс – партнеров нахожу на сайте, в анкете об этом в статусе черным по белому написано. Лично об этом практически никому не говорю. Один раз сказал, и человек по окончанию вечера больше в моей жизни не появлялся.

 

Конечно, за время жизни с ВИЧ-инфекцией чего только я не услышал в свой адрес. Я опускаю в сторону слова сочувствий, сожалений. Жалость – удел слабых. Я с радостью воспринимаю фразы людей, которые дают надежду на светлое будущее. Спасибо, что в моей жизни есть такие слова и такие люди. Но все добрые слова меркнут на фоне грязи, потоками обрушивающейся на меня от случайных прохожих интернет – пространства. Некоторые пишут довольно откровенно, что мне «уже гроб колотят». В такие минуты ощущение будто падаешь в глубокую, черную пропасть…

 

Некоторые почему-то, напротив, считают меня ходячей энциклопедией ВИЧ-СПИДа, которая даст ответы на вопросы о том, как не подцепить «эту страшную болячку», как с этим жить, и что делать, когда тебе все-таки поставили такой диагноз. Но я не информационное бюро, или энциклопедия, а это любопытство, на мой взгляд, есть нечто иное, как не прошибаемый эгоцентризм. Им не понять, что о своем статусе я указал не для разговоров, а просто, чтобы знали…

 

Удивительно другое – друзья, знакомые, когда узнали о трагедии моей жизни не отвернулись от меня. Возможно, я все-таки умею чувствовать людей. Они общаются со мной, как и прежде, о моей вич-инфекции не говорят ни слова.

 

А как же родители? Я считаю, что они не заслужили такого доверия с моей стороны, как бы это дико не звучало. Что касается бабушки, то я просто не хочу, чтобы она знала обо мне. Этого она не заслужила. Бабушка в меня верит и это главное для меня. Она наивно полагает, что я подарю ей замечательных внуков, правнуков, хотя и знает что я гей. Нельзя разбивать мечты близкого человека. Спасибо ей за то, что она во время помогла обратить мне внимание на проблему моей жизни.

 

До эпилога еще далеко

 

С ВИЧ- инфекцией я живу год. Работаю, хотя некоторые и говорят, что «с этим» я не имею право работать в общепите вообще. На этот бред научился не обращать внимание. Я не вижу логики, когда люди решаются на суицид, узнав, что у них вич-инфекция. Зачем?! Мы в средневековье и у нас чума? – НЕТ!!! Мы до сих пор живы, а то, что у нас проблемы с иммунитетом?! В нашу эпоху заводских отбросов и засорения Земли у многих проблемы с иммунитетом, да и вообще я не классифицирую это болезнью… болезнь, когда тебе плохо. Разве нам плохо?! Нет.. людям плохо лишь тогда, когда что-то пробивает иммунитет… а вирус, который издевается над ним, если оно так на самом деле, я болезнью не считаю. Главное не зацикливаться на этом, ведь мысли тоже имеют свою силу, но люди об этом забывают. Я рад, что могу двигаться вперед и действовать и добиваться своих целей мы НЕ ПРИКОВАНЫ к постели!!! МЫ ВСЕГО ЛИШЬ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫ!!! Это не крест, это лишь плюс… подумаешь, меньшинство меньшинства!

 

 

 

Роберт Сирховский, специально для проекта «Парни ПЛЮС»

www.parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
николай408
Гость

какой молодец!

wpDiscuz