Жизнь с ВИЧ

Как живут мигранты-геи с ВИЧ в Москве

мигранты-геи
Фото: press-unity.com

Терапия за 10 тыс. рублей в месяц, нелегальная работа и страх депортации

На прошедшей второй региональной консультации по ВИЧ среди МСМ и транс людей в странах Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА) в Тбилиси менеджер проектов LaSky и участник Российской коалиции ВИЧ-сервисных организаций и ЛГБТ-движений Евгений Сорокоумов рассказал о том, с какими проблемами сталкиваются трудовые мигранты геи и бисексуалы, у которых выявляется ВИЧ. Портал «Парни ПЛЮС» пообщался с Евгением о том, часто ли мигрантов с ВИЧ депортируют из России и на какую работу им приходится рассчитывать.

Гости из ближнего зарубежья

По данным ФМС России, в 2017 году в России находилось около 10 млн иностранных граждан. При этом более 50% мигрантов приходится на Московский регион. Подавляющее большинство – 80% – это приезжие из стран бывшего СССР. Каждый третий из них приезжает из республик Центральной Азии (Узбекистан, Кыргызстан, Казахстан, Таджикистан, Туркменистан).

Большинство из тех, кто приезжает работать в Россию – это мужчины в возрасте 18-40 лет (90%). Процент геев, бисексуалов и трансгендерных людей среди них, конечно же, неизвестен, но эта группа люде уже попала в поле зрения LaSky. Так, за 2017 год проектом  LaSky  было охвачено 8,9 тыс. мужчин, пратикующи секс с мужчинами (МСМ), из которых 29,6% (2457) внутренние мигранты – граждане РФ и 8,2% (680) трудовые мигранты из стран бывшего СССР

На базе сервис-центра проекта было протестировано на ВИЧ 883 клиента, из них 116 (13,1%) получили положительный результат.

ВИЧ-положительные МСМ, которые приехали в Москву из других регионов России вынуждены сталкиваться со многими трудностями. Это, в первую очередь, привязка лечения к месту постоянной регистрации пациента. Если ВИЧ-положительные люди решают принимать терапию по месту регистрацию, то часто сталкиваются с нехваткой препаратов АРВТ в региональных СПИД центрах.

«А куда нам деваться?».

Мигрантам же из других стран приходится еще труднее. Помимо полного отсутствия доступа к лечению, их ожидает запрет на трудовую деятельность и угроза депортации. Впрочем, как рассказал порталу «Парни ПЛЮС» Евгений Сорокоумов, на депортацию у государства зачастую нет денег.

«Тем, у кого обнаруживают ВИЧ, просто не выдают патент на трудовую деятельность и рекомендуют покинуть Россию. С ВИЧ они могут находиться на территории страны три месяца, но не могут получить патент на работу, – поделился с нами Евгений. – Депортация возможно, когда человека поймают без регистрации и патента, когда нарушены сроки пребывания в России. Проходят постоянные рейды на улицах, у станций метро, на площадях и вокзалах. Людей неславянской внешности выхватывают из толп, проверяют их документы, пробивают информацию по базам данным. Информация о ВИЧ-положительном статусе есть в базе Роспотребнадзора. Если это обнаруживается, тот человека помещают в спецприемник, где он может находиться по несколько месяцев».

Читайте также:   Евгений Писемский: «Мир всегда меняется благодаря активизму разных людей»

Если человеку удается откупиться, то выписывается штраф в пять тысяч и его отпускают. В итоге ВИЧ-положительные мигранты находятся без лечения годами. Легально работать они не могут.

«Очень многие мужчины начинают заниматься секс-работой. Они по несколько человек снимают квартиры и занимаются там этим. Таких случаев очень много, эти  ребята приходят к нам и говорят: «А куда нам деваться?». Геям с ВИЧ в этих странах созданы невыносимые условия. Либо их прогонят из дома, либо преследуют полиция и сажает в тюрьму», – добавил Сорокоумов.

Таблетки за свой счет

Покупать АРВ-терапию приходится в коммерческих аптеках без рецепта или с рук. Минимально – 10 тыс. рублей в месяц. Как добавил Евгений Сорокоумов, некоторые уходят в наркотики, опускают руки и говорят «Сколько мне Аллах время отпустит, столько я и проживу».

«Мы даем рекомендации о том, что необходимо упростить пребывание граждан на территории РФ, отменить дискриминационные законы и стандарты. Люди остаются без медицинской помощи – это уже речь идет о правах человека, – добавил Евгений. –  Но у нас нет доступа к государственным или общественным структурам, чтобы повлиять на ситуацию. Думаю, в будущем придумаем какой-то механизм влияния. Пока налажен контакт только с врачами, которые все понимают, но не могут здесь и сейчас изменить ситуацию».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.