Жизнь с ВИЧ

ВИЧ-позитивный гей: “Хочу быть родителем”!

o-PARENTS-OF-LGBT-CHILDREN-facebook
ЛГБТ-родительство

Откровенный рассказ о жизненной драме врача-гомосексуала

Меня зовут Сергей. Мне 27 лет. Я живу в небольшом городке одной из бывших азиатских советских республик. В этом году  окончил медицинский университет, работаю врачом.

Совсем недавно  узнал, что у меня ВИЧ. Винить во всей сложившейся ситуации я могу лишь себя и собственный эгоизм. Наверное, лучшее, что я сейчас могу сделать – это рассказать свою историю, чтобы хоть кто-нибудь избежал тех ошибок, которые я совершил.

Убежать от себя. Погнаться за деньгами

Долгое время я не принимал себя таким, каким являюсь. Боролся со своими желаниями, встречался с девушками. Даже когда переехал в более крупный город учиться в университете.

Все дошло до того, что на первом курсе моя пассия забеременела. Она была старше меня, и в том году выпускалась из университета.

Мы пришли к выводу, что надо сделать аборт. Я не настаивал на этом – если бы она решила родить, то был бы даже рад этому. Позже я переживал, жалел о случившемся, винил себя.

В конце того же года я узнаю, что у меня гломерулонефрит – почечная недостаточность. Это заболевание не лечится. Единственный выход – пересадка почек. Очень дорогая операция. Поэтому я старался лучше учиться, получить хорошее образование. Постоянно пью таблетки, поэтому до последнего времени особо не ощущал свою болезнь.

С девушкой той мы все же расстались. Тогда мне был всего 21 год – веселая студенческая жизнь. Я начал встречаться с парнями. Знакомился с ними в интернете.

Как-то раз случилось так, что мне заплатили за секс. Я вошел во вкус, и это повторилось. На третий раз меня ждал не секс с клиентом, а полицейская облава. Когда я получил меченые купюры, в комнату залетели оперативники с видеокамерой. Привели в центральное управление полиции. Избивали, унижали, оскорбляли

Дело на меня не завели – в моей стране проституция не карается по закону, и уголовную ответственность несут лишь сутенеры. Меня стали шантажировать видеозаписью.  Пообещали удалить ее, только если сдам всех геев нашего города, которых знаю, расскажу о преподавателях, которые берут взятки, о фармацевтах, которые отпускают без рецепта подучетные медикаменты.

Но никакую информацию об этом я им не предоставил. Сказал, что ничего не знаю. В итоге договорились о том, что по первому же их звонку буду стоять у ментовки, готовый помочь. Меня отпустили.

С тех пор я был у них на крючке. Несколько раз побывал подставным понятым по не совсем чистым делам. Однажды  даже пришлось быть подсадным для того, чтобы менты могли накрыть бордель. После этого я сказал, что больше так не могу. Они все же удалили мое видео, и мы с ними больше никогда не виделись

Мания

Летом, приехав в свой родной городишко, я знакомлюсь с Антоном, который учился там в медицинском колледже. Мы отлично проводим время. Каникулы кончаются – я возвращаюсь на учебу. Мне казалось, что между нами все кончено, раз он остался там, хоть и официального расставания не произошло. Знакомлюсь с Кириллом. Никаких отношений не подразумевалось – только секс.

Антон узнает об этом, но прощает меня. По окончанию колледжа он переезжает ко мне. Все супер. Ничего не предвещало беды…

…Пока один мой бзик не одержал верх над разумом. Да, на тот момент мне очень хотелось детей. Мы об этом очень много разговаривали с Антоном, хотели найти пару девушек, чтобы осуществить мое желание быть родителем.

Это был мой выпускной год: экзамены, много дел и переживаний… но почему-то мысли о детях не покидали меня. Казалось, что нужно все осуществить как можно скорее любыми путями.

Я один принимаю решение (Антон был против) начать встречаться с Настей – девушкой, которая с первого курса меня любила. Грубо говоря, решаюсь просто использовать ее. У нас с ней начинаются отношения. Выглядело это так – мы живем вместе с Антоном, но по вечерам я ухожу гулять с Настей. Чтобы заниматься с ней сексом, мне приходилось покупать таблетки.

Сомнительный результат

Многим кажется, что врач всегда может найти работу. Но это не так, часто получить ее в большом городе бывает достаточно тяжело. Поэтому летом 2016 года по окончанию университета я вернулся в свой родной городишко и перевез туда Настю. Начинаем жить вместе как семья. Антон тоже переезжает, но живет отдельно от нас с родителями.

К ноябрю я понимаю, что больше так продолжаться не может. Мы постоянно ругаемся. Приходится пить по две таблетки «виагры». В итоге расстаемся.

Проходит несколько дней. Я узнаю, что у Антона туберкулез. У меня паника. Откуда что взялось? Он не пьет, не курит…. Его увозят в другой город, кладут в больницу. Я, как врач, утешаю его. Говорю, что ничего смертельного не происходит – туберкулез излечим, надо просто принимать все необходимые меры.

Чуть позже Антон звонит мне и говорит, что анализ на ВИЧ показал сомнительный результат. Я тут же купил экспресс-тест. Его результат был также сомнительным. Я бегу в «СПИД центр» и сдаю анализ крови. Тем временем Антону из столицы приходит подтверждение анализа –  у него ВИЧ.

На данный момент я также жду подтверждения анализа. Хотя уже итак все понятно.

Я до сих пор не сказал об этом Насте. После официального ответа мне придется ей как-то об этом сообщить.

Пугает неизвестность. Я не знаю, откуда это пришло. Я позвонил Кириллу –  тому самому парню, с которым изменил Антону. Объяснил ему ситуацию. Он живет в столице – быстро сдал тест, быстро получил результат. Он отрицательный.

Не понимаю, откуда взялся ВИЧ. За последние три года у меня было только три половых партнера – Кирилл, Антон, и Настя. Антону я доверяю больше, чем себе – у него больше никого не было до меня и кроме меня.

Понимаю, что ВИЧ не приговор, принимаешь таблетки и живешь дальше… но у меня почечная недостаточность. О какой-либо операции теперь могу забыть.

Обратился в ВИЧ-сервисную общественную организацию. Мне сказали «Дорогой, никому ничего не говори. Особенно то, что ты гей». И все. Связь пропала. Если ВИЧ-положительным гетеросексуалам они помогают, то геям – нет. К этой группе лиц у нас в стране отношение особое.

Антон лежит с туберкулезом. У него нет иммунитета вообще. Не может ходить, не может есть. Он принимает терапию, ему приходится в прямом смысле пить таблетки горстями, от которых становится плохо.

***

Всю эту кашу заварил я. Другие страдают из-за моего эгоизма. Мое желание иметь детей любыми способами привело к тому, что скоро мне придется как-то объясняться с Настей.

Очень хочу, чтобы люди не повторяли моих ошибок. Не надо идти на поводу у своих желаний.  Ибо последствия могут быть неотвратимыми.

Специальный корреспондент parniplus.com Виталий Беспалов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
Участник

Обычная круговерть жизни… А вот это наше “я сам виноват” – спасибо советской и постсоветской школе.

wpDiscuz