Профилактика

Звезда порно стал активистом в области ВИЧ и метамфетамина

Джейсен Чжу

Актер фильмов для взрослых Джейсен Чжу, продвигающий доконтактную профилактику (PrEP/ДКП) в ЛГБТ-сообществе, – это отлично и в то же время вполне ожидаемо.  Но мое внимание привлекло его признание в Твиттере с видео-исповедью, размещенное в начале марта – о том, что он борется с зависимостью от кристаллического метамфетамина.

Геям –  черным и латиносам, зависимым от мета, – уделяется большое внимание, но Чжу пошел дальше простого разговора о его собственном опыте употребления.  Он объявил о начале кампании, #TakedownTina, направленной на то, чтобы обучить и вдохновить цветных геев, которые нуждаются в поддержке из-за своей зависимости от веществ.  Журналист TheBody обсудил с Чжу его новую инициативу.

Кеньон Фарроу: Как из своей карьеры – актера гей-фильмов для взрослых – вы попали в активизм?

Джейсен Чжу: Я просто начал замечать в приложениях Grindr, Scruff и Jack’d, да и в других подобных местах, все больше и больше людей, которые пишут слово «prty», добавляя большую букву T, или постят алмазы в своих профилях, или буквы TNT.  Раньше я видел, как такое размещали типичные белые.  Но теперь эти парни выглядели как я, и они были моего возраста.

Так что я сказал: «Знаете что? Я не собираюсь просто сидеть здесь и смотреть, как это произойдет”. Потому что мне было бы стыдно промолчать – как человеку, который прошел через это сам и имеет все основания говорить.  Итак, я решил говорить об этом в Twitter и начать вроде как процесс исцеления, – и себя самого, и других людей.

Я просто честно говорю, просто говорю правду, – вы знаете, – о том, что я вижу. Каким-то образом, я думаю, у людей это находило отклик, и разговор продолжался. И вот где я сегодня!

Джейсен Чжу

К.Ф.: Я увидел твое первое заявление, кажется, в Twitter, когда ты впервые заговорил о своей собственной борьбе. Как отозвались люди на то, что ты открылся, и на твое решение начать эту работу?

Дж.Ч.: Отзывы шли отовсюду, если честно. Многие сказали: «О, черные! – или особенно Черные мужчины! – не употребляйте метамфетамин и все такое».

И я подумал: «Ну, это неправда. Вот примеры того, почему это неправда». И вот, когда я начал объяснять им – «Х, Y, Z:. Посмотрите на этот профиль. Вот как вы можете узнать, что этот человек, вероятно, использовал мет» – «лампочки загорались», и люди начинали лучше понимать, в чем дело.

Некоторые люди в белом сообществе всегда хотят попытаться сделать его открытым для всех. Ну я согласен, конечно: «Да, наркотики – это проблема для общества в целом». Но причина, по которой я хочу сосредоточиться на своих – на цветных геях – заключается в том, что у белых есть кампания «Убей мет», а мы в нее реально не включены. Это из-за того, что мало кто знал, что среди нас тоже есть употребляющие кристаллический мет.

Белые и носители их культуры знают об этом. А мы, цветные квиры, – не знаем, у нас действительно нет информации. И если мы даже что-то узнаем – мы думаем, что это где-то в деревне. Все, что вы слышали, – это мутные шутки о том, как выглядит кристаллический мет. Все, что вы знаете, почерпнуто из сериала «Во все тяжкие» или типа того.

А там нас не показывают, и поэтому у меня были терки с людьми, которые говорили – “О, все должны быть вовлечены, потому что это общая проблема”.

И я говорю: «Ну, да, это правда. Но прямо сейчас проблема у цветных квир-людей, в их сообществе, это – место, где существует реальная опасность.  И мы должны действовать немедленно».

К.Ф.:  Ситуация выглядит так, как если бы употребление кристаллического мета почти прекратилось. Но это неправда.  Некоторые данные говорят, что его употребление действительно растет, а не падает. Итак, как ты относишься к тому, о чем говорят средства массовой информации, и как ты распространяешь сообщение о злоупотреблении кристаллическим метом в середине разговоров о опиоидном кризисе, бушующих в прессе?

Дж.Ч.: Это то, что люди будут пытаться сказать мне. И я всегда говорю с ними; я говорю: «Ну, если я должен быть честным, героин был проблемой, еще когда моя мать была ребенком. Значит, это знакомо моему сообществу, потому что эта эпидемия идет давно». Я не знаю общества, в котором ни единый человек не пристрастился к героину.

Так что теперь американцы переиграли, теперь у нас есть люди, принимающие наркотики по рецепту, и теперь вот как они находят свой путь к героину, а мы видим это как, цитирую, «эпидемию». Но у нас это было так всегда.

Я понимаю, что наркотики вообще – проблема. Но сейчас нам нужна срочная помощь.

К.Ф.:  Что ты об этом думаешь? Теперь ты делаешь эту работу как активист и в то же время ведешь свою собственную, личную борьбу.  Каковы, по твоему мнению, причины того, что цветные квир-люди все чаще употребляют кристаллический мет?

Дж.Ч.: Я скажу о себе.  Я инфицирован ВИЧ. Я живу с ВИЧ с 16 лет. И я знаю, что в сообществе есть другие люди, которым был поставлен диагноз примерно в одно время со мной – в период с 2005 по 2007 год.  Многие из нас просто убегали от наших жизненных обстоятельств и пытались найти путь в жизни.

Мы еще не поняли, кто мы есть. Мы просто продолжаем эту гонку, пытаясь выяснить, кто мы. Мы продолжаем меняться и развиваться. Мне кажется, что многим из нас требуется некоторое время, чтобы согласиться со своим статусом. Даже когда вы говорите себе: «Я принимаю свой статус», – есть разница между тем, чтобы это сказать, и тем, чтобы на самом деле почувствовать себя комфортно с этим. И люди не понимают до тех пор, пока они не пройдут по этому пути немного дальше, пока что-то не произойдет в их жизни, и они пробудятся, чтобы понять, кто они.

Но мы не знаем, кто мы, потому что люди стигматизируют нас. И особенно чернокожим людям, в черном квир-сообществе действительно сложно честно и откровенно говорить о своем статусе. И, к несчастью, люди будут судить вас. И вы столкнетесь со стигмой, со множеством таких «шуток» на эту тему, которые вредны для самооценки и самоопределения людей. Я думаю, что на самом деле люди просто бегут в места, где их могут принять. И они хотят чувствовать, что их принимают.

И когда вы попадаете в группы людей, которые используют кристаллический мет, – это такая принимающая группа.  Они не обращают внимания на то, к какой разновидности людей вы относитесь – к молодым, старым, черным, белым, натуралам, геям, с кем вы себя идентифицируете, – это не значит, что эти люди принимают вас; но вас принимают постольку, поскольку вы употребляете этот наркотик.

К.Ф.:  Да, это так.

Дж.Ч.:  Это печально, потому что, когда вы продолжаете оставаться частью чего-то столь токсичного, это уничтожает вас. И нам требуется время, чтобы вернуться, чтобы стать самодостаточным и осознать – «Эй, знаете что? Независимо от того, что другие думают обо мне или как они относятся ко мне, я действительно люблю себя». И я не просто говорю, что люблю себя; я чувствую, что люблю себя. И я знаю свою ценность, и я знаю, кто я, как личность.

Читайте также:   У геев, занимающихся химсексом, риск заражения ВИЧ в пять раз выше

К.Ф.:  Расскажи мне теперь о #TakedownTina. Я заметил, что этот хэштег вы используете в социальных сетях.

Дж.Ч.: Это моя инициатива. Я просто случайно пошутил, когда я увидел все это, я подумал: «Мы должны снести тину (сленговое название метамфетамина)».

И все такие: «Типа мы с тобой».

Я продолжил с этим хэштегом. Сейчас это все еще инициатива, но в конечном итоге я хочу сделать ее некоммерческой организацией. Наша цель состоит в том, чтобы создать общество людей, которые принимают себя и для которых обмен жизни на наркотики – нежелателен.

Почему я говорю людям о «самопринятии»?  Потому что, когда у вас есть этот мир самопринятия, и вы утверждены в этом, то вам не нужно ничего другого, чтобы сделать сильнее того, кто вы есть.  Так важно, чтобы люди понимали это. Это похоже на то, как бывает, когда да, вы знаете, это весело, и вы можете отлично провести время. Но когда вы в мире с тем, кто вы есть, и вы действительно принимаете себя, то вам не нужно ничего менять.  Потому что вам уже хорошо, понимаете? Твоя жизнь – это уже вечеринка. Ты уже тот, кем должен быть. Вот что важно.

Так что прямо сейчас это наша главная цель. На самом деле этот хэштег – это просто слово, нужное, чтобы продолжить разговор об этом и получить статус некоммерческой организации. И тогда мы можем использовать его в более масштабной кампании.

К.Ф.: Наш разговор может дойти до некоторых людей, которые сейчас сами борются – или у кого есть друзья или люди в их сообществе, которые борются – с кристальным метом. У меня были друзья и пара бойфрендов, чернокожих геев, которые также боролись с употреблением кристаллического мета.  Что бы ты хотел сказать народу, который прочтет это?

Дж.Ч.:  Да. Точно. И я прошу прощения, я могу высказаться эмоционально. Потому что это всегда задевает меня, этот вопрос. Прошу прощения.

К.Ф.: Нормально. Эмоции – нормально.

Дж.Ч.:  Я просто хочу сказать человеку – наркотик тебя не любит. Мы любим. И мы действительно заботимся о тебе. И мы действительно хотим, чтобы ты вернулся домой.  Потому как… это просто того не стоит. Это на самом деле не то. И ты красивый, красивый человек. И это нормально – делать ошибки и понимать, что ты можешь вернуться и стать самым лучшим человеком, которым ты только можешь быть для себя. Никто не осуждает тебя. Никто не судит о том, через что ты прошел, прежде чем очутился здесь, и не говорит: «О, посмотри на себя. Ты не должен был этого делать».

Нас это не волнует. Мы просто хотим дать тебе немного любви. Потому что это то, что тебе нужно. Тебе нужна эта любовь. И я знаю, что ты жаждал этого.

Это то, что я хочу дать людям – просто дать им немного любви и сказать им, что у них есть место здесь, где их принимают, где они могут быть тем, кем они хотят быть и быть любимыми.

Вот и все. Да.

К.Ф.: Идет сезон прайдов.  Вы знаете, что в эти выходные прайды пройдут во многих городах. Что ты мог бы рассказать людям, которые, возможно, борются сейчас с кристальным метом или другими веществами, о некоторых стратегиях, нужных, чтобы обезопасить себя? Как поддержать людей, когда они идут в клуб или выходят на прайд – в места, где они чаще сталкиваются с людьми, которые употребляют вещества и где они, возможно, рискуют сорваться или сделать что-то, что подвергнет их риску?

Дж.Ч.:   Да. Как-то во время прайда я вышел и увидел группу в баре в D.C.  И хотя мне больше 21 года, я спросил у парня у двери, я сказал: «Можешь нарисовать крестик мне на руке?»

И он такой: «Ты уверен, что не хочешь выпить?»

И я такой: «Нет. Это напоминание мне о том, чтобы оставаться трезвым».  Итак, это я – тот, кто делает сознательный выбор, тот, кто активен в своем собственном выздоровлении.

Так что я говорю людям – что-то настолько маленькое, как крестик нарисовать на руке – действительно помогает нам осознать: «Эй, знаете что? Я в порядке. Мне не надо, не надо этого”.

Затем, обратите внимание на окружающих вас людей – на тех, кто опьянен, – впитайте этот момент и убедитесь, что вам не нужно быть частью этого.

Еще, я всегда буду говорить людям, что у них есть команда поддержки. У меня так много людей в моей команде поддержки. Например, если я чувствую, что меня ведет, я беру телефон и отправляю текстовое сообщение – это все, что мне нужно, чтобы я мог держать свой разум ясным, а не съезжать с него, прихватывать вещество и употреблять. Если ты чувствуешь, ты знаешь, может быть, небольшую тревогу по поводу выхода в этот клуб или что-то еще, расскажи об этом кому-нибудь. Потому что это освобождает тебя от тревоги, и когда ты идешь в клуб, ты не принимаешь плохих решений.

И это то, что я должен был осознать, для себя, вот я ищу, я загрузил Grindr. И я знаю, например, что Grindr – и любое из этих приложений – не поможет моему восстановлению. Потому что мне легко связаться с кем-то, кто, как крючком, потянет меня вернуться к тому же. У меня может не быть его номера, но я могу связаться с ним в приложении.

Удалив эти приложения, я освободил себя от выбора. Я загрузил приложение в выходные и, вы знаете, начал входить в состояние, связанное с подключением, и настраиваться на него. И у меня было мгновение, чтобы остановиться. И в этой паузе я сказал себе: «Ну, что я получу от этого? Знаешь, да, я собираюсь заниматься сексом, и это может быть здорово. Но что дальше?»

И также я серьезно призываю людей идти на семинары, особенно если вы трезвы – и даже если вы не трезвы – отправляйтесь на семинары. Потому что там вы действительно получите много информации, которая откроет вам глаза на некоторые вещи, и вы скажете: «Ого, я даже не думал об этом».

Я всегда говорю: люди, которых вы видите, раздавали презервативы и тому подобное на прайдах.  Вы думаете, что это просто сумасшедшие старые люди, которые говорят здесь о безопасном сексе, и «присоединяйтесь к нам», и все такое.  Но у них есть истории. И это причина, почему они здесь. Присоединитесь к этим людям.

Не думайте так: «О, это тот сумасшедший старик со своими россказнями». Зацепитесь за них. Послушайте, о чем они говорят. Потому что их положительная энергия будет идти к вам, чтобы помочь сделать то, что вы хотите сделать.

Это мой совет на дни прайдов.

Кеньон Фарроу – старший редактор TheBody.com и TheBodyPRO.com.

Перевод: Gulnara Kurmanova

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter | Помочь финансово

Из этой же рубрики

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.