Здоровье

Донорство ВИЧ положительных людей или право подарить жизнь

Донорство ВИЧ положительных людей или право подарить жизнь

Когда 44-летний Трипп уже готовился стать донором печени, он с изумлением узнал, что поскольку у него ВИЧ, то согласно федеральному закону 30-летней давности, он не может пожертвовать орган даже своему ВИЧ-положительному партнеру. Более того, ВИЧ-инфекция – это единственное заболевание, которое является абсолютным противопоказанием для донорства органов в США

В США людям с ВИЧ можно пересаживать донорские органы, которые по статистике нужны им чаще, чем их ВИЧ-отрицательным ровесникам. Однако если ВИЧ-положительный человек хочет сам стать донором органов, то это уже совсем другая история. Пересадка органов от ВИЧ-положительных доноров запрещена, даже если речь идет о другом ВИЧ-положительном пациенте. ВИЧ-сообщество и многие медицинские работники борются за то, чтобы снять этот запрет. Тем временем, одна влюбленная пара доказывает на личном примере, что этот закон устарел.

 

У Чарльза Триппа был план. Печень его партнера, Уилла Шерберта, была необратимо разрушена хроническим гепатитом В – орган уже начал отказывать. Трипп не хотел, чтобы судьба Шерберта зависела от длинной очереди на пересадку органов, так что он решил пожертвовать одну долю собственной печени. Он знал, что это рискованная операция, но ведь речь шла о любимом человеке, который вытащил его самого из глубокого отчаяния после получения положительного результата на ВИЧ.

 

Трипп и Шерберт познакомились в Интернете в 2006 году. У Триппа только что диагностировали ВИЧ. Шерберт, которому сейчас исполнилось 45 лет, жил с ВИЧ уже несколько лет. «Я сходил с ума. Я был до смерти напуган, – вспоминает Трипп. – Голос Уилла так меня успокаивал». Через шесть месяцев они купили дом, чтобы жить вместе.

 

Однако в их первую годовщину, в октябре 2007 года, Шерберт сказал «что-то мне нехорошо». Они отправились во Флориду, чтобы отпраздновать, но «Уилл просто все время оставался в кровати». Через месяц Шерберт узнал, почему ему так плохо – его хронический гепатит В, который был у него еще раньше ВИЧ, уничтожал его печень.

 

Когда 44-летний Трипп уже готовился стать донором печени, он с изумлением узнал, что поскольку у него ВИЧ, то согласно федеральному закону 30-летней давности, он не может пожертвовать орган даже своему ВИЧ-положительному партнеру. Более того, ВИЧ-инфекция – это единственное заболевание, которое является абсолютным противопоказанием для донорства органов в США.

 

«Это полная бессмыслица, что Уилл вынужден страдать, тем более, что донор – это я сам», – написал Трипп в электронном письме к доктору Дорри Сегев, трансплантационному хирургу из института Джонса Хопкинса, который возглавлял кампанию против этого запрета. Предложение отменить запрет уже поддержали Американская медицинская ассоциация, Ассоциация по лечению ВИЧ и ряд других уважаемых медицинских организаций. «Мы оба осознаем существующие риски, – писал Трипп, – но возможный результат очень многообещающий, и он для нас недоступен».

 

Если Конгресс США снимет запрет, то можно будет пересаживать органы ВИЧ-положительных доноров ВИЧ-положительным реципиентам. «Речь идет о сотнях, если не тысячах органов, которые просто выбрасываются каждый год», – считает Сегев. По его оценкам сейчас в США есть около 500 потенциальных ВИЧ-положительных доноров органов. Их органы могли бы спасти жизнь примерно 1000 ВИЧ-положительных, которые нуждаются в новой печени или почке. Кроме того, добавляет он, если пересаживать органы от ВИЧ-положительных доноров, это уменьшит очередь на печень и почки ВИЧ-отрицательных доноров для других пациентов, для тех, у кого нет ВИЧ.

 

Запрет был введен Федеральным национальным актом о пересадке органов от 1984 года. Тогда ни одна программа по пересадке органов не принимала ВИЧ-положительных пациентов как потенциальных получателей органа, не говоря уже о донорах (хотя формального запрета делать пересадку органа ВИЧ-положительному не было). Поскольку ВИЧ-инфекция в те годы расценивалась как смертный приговор, пересадка человеку с вирусом считалась бессмысленной тратой ценного донорского органа.

 

«В то время когда был подписан акт о пересадке органов, это было уместно, – говорит Сегев. – Но теперь эта норма невероятно архаична. Это так же современно, как записать кому-нибудь музыку на аудиокассету».

 

Хотя антиретровирусные препараты продлевают жизнь людей с ВИЧ, практически нет центров трансплантации, которые принимают их для пересадки органов. Это связано с тем, что после пересадки органов человек должен принимать препараты, подавляющие иммунную систему, чтобы их организм не отверг новый орган. Врачи боятся, что эти препараты (которые в некоторых случаях приходится принимать всю жизнь) ускорят развитие ВИЧ-инфекции и повысят риск оппортунистических заболеваний.

 

Однако это лишь предположения, центры могут узнать, действительно ли такие препараты противопоказаны людям с ВИЧ, только если начнут пересаживать органы ВИЧ-положительным реципиентам. Некоторые центры начали делать такие пересадки в 1990-х годах, тщательно выбирая кандидатов среди тех, чья ВИЧ-инфекция полностью контролируется антиретровирусной терапией.

 

Эти первые рискованные пересадки прошли успешно. «Неоднократно было продемонстрировано, что после пересадки органов не наблюдается резкого роста вирусной нагрузки ВИЧ», – говорит Кристофер Хьюз, хирург и специалист по пересадке печени в Институте трансплантации при Университете Питсбурга. Не только вирусная нагрузка оставалась стабильной, то же самое относилось и к иммунной системе: ВИЧ-положительные реципиенты органов не начинали внезапно страдать от оппортунистических инфекций, как опасались ранее.

 

На сегодняшний день в США была проведена как минимум 21 операция по пересадке органа от ВИЧ-отрицательного донора к ВИЧ-положительному реципиенту, но при этом запрет на донорство ВИЧ-положительных означает, что нельзя пересаживать орган от одного человека с ВИЧ другому. Однако в ЮАР, где такого абсолютного запрета нет, врачи провели несколько пересадок органов от ВИЧ-положительных доноров, и операции прошли очень успешно.

 

Как только запрет для ВИЧ-положительных доноров будет снят, хирургам нужно будет действовать очень осторожно, как и в случае с ВИЧ-положительными реципентами, считает Хьюз. Сам он пересадил печень уже 14 пациентам с ВИЧ.

 

«Наше главное опасение связано с тем, что у донора субтип ВИЧ может оказаться более агрессивным, чем у реципиента, – говорит он. – Я считаю, что мы должны убедиться, что ВИЧ-инфекция донора хорошо поддавалась лечению в течение его жизни».

 

И, конечно, нужно ввести дополнительные меры безопасности, чтобы орган от ВИЧ-положительного донора не попал к пациенту без ВИЧ. Однако Сегев считает такой риск ничтожно малым. В конце концов, говорит он, можно проводить экспресс-тесты на ВИЧ, как «в случае с органами, инфицированными гепатитом С». Насколько ему известно, ошибочные пересадки органов, инфицированных вирусом гепатита, людям без этого вируса, встречаются редко – было лишь несколько подобных случаев.

 

Он добавляет, что главная угроза для пациентов, нуждающихся в пересадке, это все-таки само отсутствие нового органа: «Уровень смертности среди людей в очереди на пересадку органов составляет от 5% до 50% в год».

 

Учитывая, что в США около 30% людей с ВИЧ также имеют гепатит С, а 10% имеют гепатит В, ВИЧ-положительные люди продолжат пополнять очередь на пересадку печени. И по мере старения людям с ВИЧ могут понадобиться другие органы, особенно почки, так как ВИЧ может повышать риск почечной недостаточности.

 

Тем временем Трипп и Шерберт вынуждены ждать печень от ВИЧ-отрицательного донора. В прошлом сентябре они переехали из Калифорнии в Джексонвиль, штат Флорида, где есть программа трансплантации органов, которая пообещала им меньший период ожидания, чем в других очередях. Согласно наблюдениям Триппа, большинство людей, ожидающих пересадку в Джексонвиле, ждут операцию от трех до шести месяцев.

 

Когда пара приехала во Флориду, Шерберт передвигался в коляске и был «постоянно болен», говорит Трипп. С тех пор его здоровье стабилизировалось. Его уровень клеток CD4 стал выше 120 – пересадка печени разрешается только при уровне CD4 выше 100 клеток. Для пересадки почек у пациента уровень CD4 должен быть не ниже 200.

 

«Нужно было сделать эту пересадку несколько лет назад, – говорит Трипп, – и мы бы оба сейчас вели нормальную продуктивную жизнь. Вместо этого мы оба сейчас зависим от государственной помощи. В этом не было никакой необходимости».

 

Шерберт с этим согласен, он считает, что единственным препятствием для них оказался устаревший законодательный запрет. «Я бы смог принять ВИЧ-положительную печень, – говорит он. – Мне бы хотелось, чтобы мне сделали пересадку, и начался бы процесс выздоровления. Я бы хотел снова работать и жить нормальной жизнью».

 

 

 

poz.com

Перевод parniplus.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Отправить ответ

avatar
1000
Glabella
Гость

Я считаю, что если донор и реципиент полностью дееспособны и могут принимать адекватные решения по поводу собственного здоровья, то при наличии документально подтвержденного согласия обеих сторон трансплантацию органов можно было бы разрешить.

wpDiscuz