Здоровье

Ректальные микробициды: когда они станут реальностью?

Ректальные микробициды: когда они станут реальностью?

Ректальные микробициды – гели, любриканты и другие вещества для наружнего применения, которые смогут защищать от ВИЧ во время анального секса. Пока они остаются лишь в теории, но смогут ли они стать реальностью? Главная проблема, которая тормозит разработку таких средств – это нежелание говорить о сексе, особенно анальном сексе. Однако учитывая высокий риск при этом виде секса, нам пора развязать языки и спасти жизни, по крайней мере, так считает Трентон Страуб, автор статьи на эту тему для американского журнала POZ.

 

В 1992 году во время встречи Сети по женщинам и СПИДу в Делавэре, Анна Форбс впервые услышала об экспериментальных веществах – вагинальных микробицидах. Будучи матерой активисткой движения за здоровье женщин, она тут же поняла: «Ага!» Форбс моментально раскусила, что микробицид (гель, крем, смазка или другое наружнее средство, которое наносится во влагалище для предотвращения половой передачи ВИЧ) может стать долгожданным методом защиты женщин, особенно тех, чьи партнеры отказываются пользоваться презервативами. Форбс также была активисткой движения за здоровье геев, так что она понимала, что ректальный микробицид станет ценным средством профилактики во время анального секса не только для женщин, но и для мужчин.

 

Женщин и геев объединяет то, что их потребности в здравоохранении редко уважались и часто игнорировались. По словам Форбс: «Принимающий партнер – это принимающий партнер». Эффективный микробицид может защитить принимающих партнеров любого пола.

 

После этого она начала говорить об идее вагинальных и ректальных микробицидов. Однако вскоре Форбс обнаружила, что даже люди из организаций, занимающихся здоровьем женщин и геев, не горят желанием говорить о сексе, особенно анальном сексе. По словам Форбс это наглядно демонстрировало, «как причудливо переплетаются гомофобия и сексизм». Она добавляет, что «самой большой тайной остается тот факт, что женщины тоже занимаются анальным сексом».

 

Однако протесты ее коллег не остановили Форбс. Вдохновленная возможностью спасти множество жизней с помощью микробицидов, Форбс решила убедить весь мир в своей точке зрения. Она создала организацию, в которой упорно работает вот уже десять лет – Глобальная кампания за микробициды (не так давно она оставила пост в ней и стала консультантом). Однако тема микробицидов оставалась «непродаваемой». «Проблема микробицидов, по сравнению с таблетками или инъекциями, – объясняет Форбс, – в том, что они наносятся “прямо туда”. Нельзя говорить о микробицидах, и не говорить о самом сексе».

 

Благодаря невероятным усилиям Форбс и других смелых лидеров (вместе с все более многообещающими данными исследований), сообщества ученых и активистов постепенно стали поддерживать исследования вагинальных микробицидов. В то же самое время очень немногие люди хотя бы задумывались о ректальной версии таких веществ. Форбс вспоминает, когда она впервые увидела обсуждение этой проблемы в печатных СМИ – это была статья POZ 1999 года «За пределами презервативов: жизнь после латекса». В статье журналист Майкл Скарс остроумно заметил: «Самое удивительное, что геи не хотят выступить за создание средства профилактики, которое повысит безопасность и удовольствие одновременно».

 

В прошлом году в штате Колорадо состоялся второй Саммит здравоохранения ЛГБТИ (лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов). Форбс представила там презентацию о необходимости ректальных микробицидов, на которую пришло от силы пять человек. Очевидно, что теме не хватает интереса публики, даже со стороны самих геев.

 

Затем Форбс снова пришла идея: «Ага!» Нужно только изменить свое послание. Гетеросексуальная женщина не привлечет такого же внимания гей-сообщества, что и гомосексуальный мужчина. «Нам был нужен представитель-гей, кто-то с отличным послужным списком в области профилактики», – говорит она. Форбс решила организовать группу, которую возглавит гей. Новая группа будет работать над продвижением ректальных микробицидов и борьбой с табу на обсуждение анального секса. В 2005 году Форбс обратилась к нескольким активистам: Марку-Андре ЛеБланку из Канадского общества борьбы со СПИДом, Джули Девидс из Проекта мобилизации сообщества по ВИЧ/СПИДу и Джиму Пикетту из Фонда СПИДа в Чикаго. Хотя у каждого из них дел и так было по горло, каждый согласился внести свой вклад в борьбу за новый вид профилактики. Вот так появилась группа Международная адвокация за ректальные микробициды – IRMA.

 

IRMA начала с очень скромной деятельности. «У нас была почтовая рассылка, и нашей главной целью был обмен информацией о ректальных микробицидах», – говорит Пикетт, глава IRMA (тот самый открытый гей-представитель). Он вспоминает, как буквально умолял людей во время Национальной конференции по профилактике ВИЧ 2005 года присоединиться к электронной рассылке. Многие отказывались, говорили, что ректальные микробициды – это футуризм, и что борьба за них может лишить ресурсов более приоритетные презервативы. «Люди начинали стонать вслух, если замечали, что Джим поднимается на сцену», – говорит Ян МакГован, ведущий исследователь микробицидов.

 

Нежелание людей говорить про попы (мужские или женские) распространялось и на ученых. Еще несколько лет назад многие исследователи фыркали при упоминании о ректальном микробициде, утверждая, что человеческая анатомия такого не допускает. В отличие от влагалища, которое по сути напоминает закрытый контейнер, толстый кишечник тянется на полтора метра, говорит Пикетт, это «как голландский туннель».

 

Оставался вопрос о том, как далеко сперма проникает в кишечник.  Будет ли вся поверхность кишечника защищена? Сколько потребуется геля, и сколько геля выдержит организм? Ученые не имели ни малейшего представления. Проблему разрешил доктор Крейг Гендрикс из Университета Джонса Хопкинса, который провел ряд экспериментов с группой отважных добровольцев, фальшивыми микробицидами и пустыми фалоимитаторами, которые выпускали «сперму», видимую при магниторезонансном сканировании.  Эксперимент доказал, что фальшивый микробицид перемещался вместе с эякулятом, и для эффективности нужно, чтобы микробицид покрыл около 10 сантиметров анального канала и толстого кишечника. Более того, ученые определили, что люди смогут выдержать до 30 миллилитров геля, введенного анально. Однако теперь изучается доза геля около 4 миллилитров – меньше, чем чайная ложка.

 

Если все эти подробности заставили вас поежиться, то вам не подходит работа Пикетта. Этот упорный активист постоянно обсуждает анальный секс во всех подробностях – очень часто он делает это перед большими толпами людей. Он делает это с той же легкостью, с которой иные парни выдают спортивную статистику, а его чувство юмор и прямолинейность идут на пользу дела. Более того, ему с IRMA удалось подкрепить свою цель тем, что так важно для любого ученого – солидные и надежные цифры.

 

Вероятно, главное достижение IRMA – это три ошеломляющих отчета, опубликованных на Международной конференции по микробицидам, которая проходит раз в два года. Первый отчет «Ректальные микробициды: инвестиции и адвокация», представленный в 2006 году, описывал, какие исследования были проделаны, а какие остаются загадкой. «Многие ученые опасались, что если в грантовых заявках или отчетах об исследованиях будут слова «анальный» или «ректальный», то они не получат финансирование, так что они удаляли эти слова из своих документов, – говорит ЛеБланк. – Вместо этого они говорили «наружнее применение веществ» или что-то вроде этого». Кроме того, тема была опасной – секс между мужчинами до сих пор остается противозаконным во многих странах, включая 31 страну в Африке ниже Сахары. IRMA должна была завоевать доверие ученых, доказать, что они не из тех агрессивных активистов, которые отпугивают и настраивают против себя возможных сторонников. Их профессионализм окупился, и их отчет стал хитом сезона. «Он доказал наше серьезное отношение к делу, – говорит Пикетт, – в нашу организацию вступили сотни новых людей».

 

Следующие два отчета – «Меньше молчания, больше науки» в 2008 году и «От обещаний к веществу: новый уровень исследований и адвокации за ректальные микробициды» в 2010 году – говорили о том, что анальный секс встречается гораздо чаще, чем принято считать. Они доказывали, что анальный секс среди женщин является невидимым фактором распространения эпидемии СПИДа. (Поскольку женщин в мире больше, чем геев, общее число женщин, практикующих принимающий анальный секс, намного выше аналогичного числа среди геев). Появление новых данных и исследований в разных странах мира помогло подготовить аргументацию в пользу разработки ректальных микробицидов. Вот несколько примеров из отчета 2010 года:

 

– Незащищенный анальный секс передает ВИЧ в 10-20 раз эффективнее, чем незащищенный вагинальный секс.

 

– Геи из развивающихся стран в 19 раз чаще оказываются ВИЧ-положительными по сравнению с населением в целом.

 

– В США мужчины, практикующие секс с мужчинами, составляют 53% новых случаев ВИЧ-инфекции.

 

– Различные исследования показали, что от 20% до 75% женщин занимались принимающим анальным сексом.

 

– В мире женщины занимаются принимающим анальным сексом в семь раз чаще мужчин.

 

Для преодоления гомофобии и различных культурных и религиозных верований, которые затрудняют профилактику ВИЧ (например, тенденция в африканских странах рассматривать только вагинальную передачу вируса), IRMA открыла проект Африка за ректальные микробициды (ARM) и IRMA-ALC (IRMA-America Latina y el Caribe).

 

Помимо адвокации и образования об анальном сексе IRMA помогает сформировать единые цели исследований, координирует работы отдельных ученых, которые часто даже не подозревают друг от друге. «Эти ботаники как кошки, гуляют сами по себе», – говорит Пикетт. Группа направляет финансирование в самые критические области (хотя сама она финансирование не выделяет). Она помогает представить данные научных исследований в обычных СМИ, переводит исследовательские отчеты на другие языки, задает важные вопросы и требует ответов.

 

Исследования микробицидов привели к нескольким положительным побочным эффектам. В 2006 году во время конференции по СПИДу в Кейптауне ученые-биомедики из «Совета народонаселения» представили данные о возможной связи между анальными смазками и риском ВИЧ. Та же команда ученых сообщила в 2000 году, что спермициды с ноноксинолом-9 повреждают слизистую кишечника и влагалища и повышают риск ВИЧ и герпеса – эти данные привели к массовым отказам от ноноксинола-9 в смазках для презервативов. Пикетт так описывает свою собственную реакцию на презентацию по поводу смазок: «А что, смазки для секса не тестируют на безопасность? Нам нужно это исследовать. Да, мы хотим получить ректальные микробициды, но люди пользуются смазками уже сейчас!»

 

На тот момент о популярности, использовании и безопасности анальных смазок было известно очень мало. В США смазки в обязательном порядке тестировались на вагинальное раздражение (у кроликов), но их ректальное применение не проверялось. Чтобы увеличить исследовательскую базу данных IRMA провела собственное исследование среди тех, кто пользуется смазками. «Мы думали, что получим несколько десятков ответов, – говорит ЛеБланк, – но нам написали около 9000 человек из почти 100 стран». Опрос был переведен на шесть языков. «Насколько нам известно, это самое большое исследование по анальному сексу в мире». Сейчас IRMA проводит опрос по клизмам и спринцеванию, которые могут как увеличивать риск ВИЧ и ИППП, так и стать новым методом для введения микробицида.

 

Напряженная работа IRMA привела и к другим результатам. Их энергичная рассылка теперь объединяет более 1000 участников. Пикетт ухитряется управлять их дискуссиями из своего офиса в Чикаго, где он работает директором по адвокации в Фонде СПИДа. «Я думаю, что именно такое отсутствие иерархий обеспечило наш успех, объединило ученых и активистов, – говорит Пикетт. – Другого такого форума просто не существует. Активист из Таиланда может высказать свое мнение, а исследователь из Перу или Лондона или Питтсбурга может ответить в течение того же часа, это оказалось крайне полезно для людей».

 

«IRMA все делает правильно, – говорит Форбс, словно гордая мамочка. – Они понимают важность географических и культурных различий, они стараются всех включить в дискуссию, поощряют людей говорить о своем собственном сообществе и объединяться вместе – как раз то, что нужно».

 

Возможно, главным успехом IRMA стало то, что люди хотя бы начали обсуждать реальность анального секса и ВИЧ. Потому что без честного диалога о сексе – будь это международная научная конференция, урок полового воспитания или беседа влюбленных – мы никогда не сможем остановить эту эпидемию. А это стоит того, чтобы говорить открыто.

 

Может ли любрикант повышать риск ВИЧ во время анального секса?

 

Недавние исследования предполагают, что смазки во время незащищенного анального секса могут увеличивать риск ВИЧ, и что некоторые смазки повреждают тонкий защитный слой слизистой кишечника (эпителий). Пока еще рано судить о том, каких именно торговых марок следует избегать, говорит Марк-Андре ЛеБланк, специалист по смазкам из IRMA. Большинство исследований были проведены только в лаборатории, и пока неясно, насколько эти данные применимы в реальной жизни, возможно, преимущества смазки во время секса перевешивают потенциальный риск. Одно остается ясным: «Лучший способ защититься от ВИЧ и ИППП (инфекций, передаваемых половым путем) во время анального секса – это по прежнему мужские или женские презервативы. И мы знаем, что применение смазок  вместе с презервативом уменьшает риск, что презерватив соскочит или порвется – огромный плюс».

 

Микробициды – что с ними сейчас происходит, и почему это все так долго тянется

 

Вагинальный гель: Через двадцать лет разочарований, прошлым летом произошел первый реальный прорыв. Клинические испытания CAPRISA 004 показали, что когда женщины используют гель с однопроцентным раствором тенофовира (антиретровирусного препарата, который входит в состав Атриплы, Виреада и Трувады), то их риск ВИЧ уменьшается на 39% по сравнении с женщинами, которые использовали плацебо. Если женщины правильно применяли гель не реже чем в 80% случаев (один раз за 12 часов до секса и еще один раз сразу после него), то риск уменьшался еще больше. Гель также частично защищал от герпеса.

 

Что дальше: Сейчас готовятся исследования для подтверждения результатов CAPRISA 004 и определения наиболее эффективной концентрации препарата и дозировки, но глобальный экономический кризис уменьшил финансирование и замедлил прогресс. Хорошая новость – препарат обнаруживается в ректальной ткани после вагинального применения, так что потенциально он может защищать женщин во время обоих видов секса.

 

Ректальный гель: Сеть испытаний микробицидов провела исследование MTN-006 на применение вагинального геля с тенофовиром ректально, в этом феврале были получены очень многообещающие результаты. Хотя вагинальная формула повреждала слизистую кишечника и нарушала его работу, Шарлин Дезутти и ее коллеги разработали улучшенную версию этого геля с более низким содержанием глицерина. Как говорит Ян МакГован, один из главных исследователей этих испытаний:  «Мы обнаружили, что когда вы наносите гель, вы получаете очень высокую концентрацию препарата в слизистой кишечника – в сто раз выше, чем от приема одной таблетки Виреада». Кроме того, тенофовир не просто напрямую атакует и обезоруживает ВИЧ, он накапливается в ткани и клетках CD4, которые атакует ВИЧ, и не дает ВИЧ размножиться в одной из клеток. К сожалению, такой уровень препарата требует регулярного применения.  «Я думаю, MTN-006 предполагает, – говорит МакГован, – что если вы примите одну дозу орально или ректально за полчаса до контакта, то вряд ли это вас защитит».

 

Что дальше: Первая фаза испытаний (MTN-007) по безопасности и приемлемости ректального геля с тенофовиром – Проект-геля, исследования применения ректального микробицида среди афроамериканских и латиноамериканских мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ). «Это критически важно, – говорит МакГован, – потому что эти люди инфицируются прямо сейчас, и им нужно это средство».

 

Идеи будущего и эксперименты:

 

– Другие препараты или их комбинации против ВИЧ (или совершенно новые вещества) могут обеспечить более надежную защиту, чем тенофовир. (Подсказка: препараты против ВИЧ, которые слишком токсичны в таблетках, могут оказаться хорошим средством для наружного применения).

 

– Другие способы применения. Как насчет медленно растворяющегося кольца вместо геля? А что если объединить микробицид с вакциной, чтобы помочь иммунной системе встретиться с ВИЧ? А как насчет вагинальных пробиотиков – микробицидов из живых бактерий, можно создать генетически измененные бактериальные культуры на основе обычных лактобактерий.

 

– Исследования показывают, что ВИЧ может снижать электрический барьер эпителиальных клеток, открывая ворота инфекции даже  без повреждения слизистой. Эта новая информация поможет разработать новые стратегии и методы защиты.

 

 

 

poz.com Перевод Парни Плюс

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставайтесь с нами на связи: Facebook | ВКонтакте | Telegram | Twitter

Отправить ответ

avatar
1000
wpDiscuz